Прав ли был Гоголь, и все ли панночки - ведьмы?


Куратор темы: Астор



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 1462 ]  Стрaница Пред.  1 ... 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64 ... 74  След.
Автор
#1201  Сообщение 02.10.15, 19:40  
Завсегдатай
Аватара пользователя

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 2658
Благодарил (а): 6 раз.
Поблагодарили: 43 раз.
Солдат Джейн писал(а):
.lt.~MO писал(а):
Пожалуй, все же не стану тащить я из темы про язычников сюда научно-реконструкторский фрагмент текста насчет археологических раскопок святилища, посвященного б.Яге. Все ж здорово мерзок он для великосветской для беседы.
Опасаетесь обнаружить случайное сходство?))
Среди местных персонажей есть гигантские великанши, жрущие людей и развешивающие их головы сушиться на острых кольях? Не ожидал-с.

  Профиль  
  
    
Теги
взаимоотношения","литература","мораль
#1202  Сообщение 02.10.15, 19:47  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 23.08.2014
Сообщения: 6377
Благодарил (а): 26 раз.
Поблагодарили: 80 раз.
.lt.~MO писал(а):
Солдат Джейн писал(а):
.lt.~MO писал(а):
Пожалуй, все же не стану тащить я из темы про язычников сюда научно-реконструкторский фрагмент текста насчет археологических раскопок святилища, посвященного б.Яге. Все ж здорово мерзок он для великосветской для беседы.
Опасаетесь обнаружить случайное сходство?))
Среди местных персонажей есть гигантские великанши, жрущие людей и развешивающие их головы сушиться на острых кольях? Не ожидал-с.
Покажите их, плз, а то умру от любопытства.))
(Села поудобнее, закинула ногу на ногу, налила себе чашищу чаю).
Я готова... внимать.

  Профиль  
  
    
#1203  Сообщение 02.10.15, 19:55  
Участник

Регистрация: 16.08.2014
Сообщения: 1673
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 8 раз.
.lt.~MO писал(а):
Солдат Джейн писал(а):
.lt.~MO писал(а):
Пожалуй, все же не стану тащить я из темы про язычников сюда научно-реконструкторский фрагмент текста насчет археологических раскопок святилища, посвященного б.Яге. Все ж здорово мерзок он для великосветской для беседы.
Опасаетесь обнаружить случайное сходство?))
Среди местных персонажей есть гигантские великанши, жрущие людей и развешивающие их головы сушиться на острых кольях? Не ожидал-с.

Тащите, Немо, не стесняйтеь. Здесь оценят. :consul:

  Профиль  
  
    
#1204  Сообщение 02.10.15, 20:04  
Завсегдатай
Аватара пользователя

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 2658
Благодарил (а): 6 раз.
Поблагодарили: 43 раз.
Как скажете.
Воскрешение Перуна. К реконструкции восточнославянского язычества. Клейн Л.С. СПб 2004
Исключительный интерес представляет уникальное ритуальное сооружение, обнаруженное в 1964 г. близ Житомира у поселения Шумска на берегу речки Гнилопяти (притока Тетерева) на южном краю земли Древлян. Тщательные раскопки проведены И. П. Русановой.( Русанова И. П. Языческое святилище на р. Гнилопять под Житомиром. - В кн Культура древней Руси. М., 1966, с. 233-237.) Сооружение 11 х 14 м представляет собой крайне неправильную, но симметричную фигуру, названную исследовательницей "крестообразной"; длинная ось сооружения строго ориентирована по линии север - юг.

Общая ситуация такова: "На одном участке стояли большой дом и рядом с ним - сооружение типа погреба, большое наземное хозяйственное сооружение и вписанная в него маленькая землянка с большой печью для обжига керамики. Кругом находилось несколько небольших наземных построек - сараев, вдоль стен которых прослеживаются ямы от столбов и отдельно лежащие камни.

На соседнем участке располагалось "святилище" - большое крестообразное углубление с мощным кострищем в центре и большими кострищами в трех выступах. В центре и полукругами шли столбовые ямы, возможно, от стоящих в них идолов.

Рядом со святилищем находился грунтовой могильник и неподалеку - круглое кострище, на котором, возможно, совершались трупосожжения".( Русанова И. П. Славянские древности VI-IX вв. между Днепром и Западным Бугом, М., 1973, с. 24.) (Рис. 42).

Исследовательница датирует комплекс в Шумске IX в., но, опираясь на приведенный ею самою материал, дату можно несколько расширить: в Шумске наряду с лепной есть и гончарная керамика, "появление которой, пишет И. П. Русанова,- можно отнести к IX в. или рубежу IX-Х вв., когда она еще сосуществовала с лепной".( Русанова И. П. Славянские древности, с. 19, табл. 205.) В одном из помещений было найдено 6 целых сосудов; из них 2 - гончарных. Аналогии бронзовому перстню из Шумска указаны в диапазоне IX-XI вв ( Русанова И П. Славянские древности, с. 18, см. табл. 30-1.) Поэтому дату недолговечного комплекса в Шумске осторожнее будет предположительно определить несколько шире, как конец IX - первая половина Х в. Нужно учитывать также и окраинное расположение Шумска - здесь новые формы могли появиться с запозданием.

Жилой комплекс расположен на правом берегу Гнилопяти, напротив обычного славянского селища (с. Тетеревка) того же времени. Следует обратить внимание на то, что, несмотря на непосредственное соседство и полную синхронность поселка и правобережной усадьбы, между ними наблюдается много различий. Во-первых, все избы поселка в Тетеревке являются полуземлянками, а здание в Шумске около "святилища" - наземное, без следов углубления в почву. Во-вторых, в поселке почти в каждом жилище встречаются ритуальные глиняные модели хлебцев; на правом берегу их нет. В-третьих, гончарная керамика полнее представлена в Шумске, чем в соседней Тетеревке. Четвертым отличием является отсутствие веретенных пряслиц в шумском доме.

В свете сделанных противопоставлений интересным представляется вывод И. П. Русановой, что "в Шумске находился, вероятно, дом старейшины, выполнявшего и функции жреца".( Русанова И. П. Славянские древности, с. 24.)

Комплекс в Шумске состоит из трех функциональных частей: 1) так называемое святилище; 2) "крада великая" для кремации и могильник с захоронениями праха в "сосуде малом"; 3) хозяйственно-жилой комплекс ("усадьба") с двумя зданиями и четырнадцатью маленькими наземными сарайчиками. В этом комплексе, отделенном от древнего селения рекой, все элементы, очевидно, связаны между собой. Рассмотрим прежде всего то загадочное сооружение, которое именуют святилищем. Это - незначительное углубление в дерновой слой с ровным плоским дном, размерами 14,2X11 м. Сооружение, по свидетельству автора раскопок, не имело перекрытий и было закрыто мощнейшим кострищем в полметра толщиной 26. Ключом к разгадке является общая форма сооружения, названная "крестообразной" и "причудливой".( Русанова И. П. Языческое святилище..., с. 235. 27 Русанова И. П. Языческое святилище..., с. 233.) Мне кажется (я осматривал сооружение в 1964 г. в процессе раскопок), что здесь перед нами вырезанное в дерне гигантское изображение какой-то женской фигуры, сказочной великанши, расположенное головой на север, ногами на юг. Контуры фигуры не просто крестообразные и обозначены не только три выступа. Один выступ (северный) центрирует всю фигуру. Это - полукруг. Остальных выступов шесть (три пары) и все они строго симметричны по отношению к продольной оси фигуры: верхняя пара (входящая, по Русановой, в понятие крестообразности) выдвинута на запад и на восток от основы. Средняя пара, обозначенная ниже первой, тоже ориентирована запад - восток. Нижняя пара небольших выступов выдвинута на юг; ею завершается вся фигура внизу (см. рис. 42, правый нижний угол).

Расшифровка всей фигуры не должна вызвать возражения:

1. Верхний полукруг (северный выступ) - голова фигуры.
2. Два нижних выступа - ноги.
3. Верхняя пара боковых выступов - груди великанши с гипертрофированными сосками (менее вероятно, что это - раскинутые в сторону руки).
4. Нижняя пара боковых выступов - бедра, резко подчеркивающие женскую суть фигуры.

Для раскрытия смысла изготовления фигуры великанши ростом с четырехэтажный дом полезно обратиться к запискам Юлия Цезаря, повествующего о подобных действиях у галлов. "Все галлы чрезвычайно набожны. Поэтому люди, пораженные тяжкими болезнями, а также проводящие жизнь в войне и в других опасностях, приносят или дают обет принести человеческие жертвы. Этим у них заведуют друиды... У них заведены даже общественные жертвоприношения этого рода.
Некоторые племена употребляют для этой цели огромные чучела, сделанные из прутьев, члены которых они наполняют живыми людьми. Они поджигают их снизу, и люди сгорают в пламени. Но, по их мнению, еще угоднее богам принесение в жертву попавшихся в воровстве, грабеже или другом тяжелом преступлении ... а когда таких людей не хватает, тогда они прибегают к принесению в жертву даже невиновных".( Записки Юлия Цезаря. Галльская война. Кн. шестая, c 16. М.; Л., 1948, с. 126-127.)

Такая же участь, очевидно, постигала и пленных врагов: "...после победы (галлы) приносят в жертву все, захваченное живым".( Записки Юлия Цезаря..., с. 127.)

С этим древним галльским обычаем связаны многочисленные западноевропейские сказки о великанах, пожирающих детей. В шумском ритуальном сооружении все соответствует "огромному чучелу", созданному для "общественного жертвоприношения": чучело изготовлено из кольев и легкого материала; прочной кровли над сооружением не было. Чучело огромно: длина его в 3,5 - 4 раза превышала размеры жилищ в соседних синхронных поселках древлян IX - X вв. Внутри чучела сожжены: бык, птица и многое неопознаваемое другое. Были ли сожжены люди, мы утверждать не можем, но вещи людей в кострище были (посуда, ножи, пряслица). Человеческие кости в могильнике рядом с чучелом, охраняемые погребальной урной, сохранились в ничтожных остатках ("мелкие пережженные косточки"); здесь, в мощном кострище площадью в 15 м, где отложилось около 10 кубометров золы и углей, такие косточки могли и вовсе не сохраниться. Шумское ритуальное сооружение не было постоянно посещаемым капищем. Это было изделие однократного использования. (Рис. 43).

Если согласиться с тем, что перед нами славянская аналогия галльским жертвенным чучелам, то размещение некоторых деталей можно осмыслить: в области груди в левой стороне находился самый массивный столб, укрепленный камнями. Это, очевидно, обозначение сердца великанши; рядом - маленький круглый жертвенник и круглая яма. Входы внутрь чучела возможно находились у основания "восточного выступа" и вели к области сердца, являвшейся своего рода алтарем этого сооружения однократного использования. На чертеже И. П. Русановой в этих местах, где предполагаются входы, показаны два языка глины, заходящие внутрь сооружения (см. план). В области головы ("северный выступ") найдены кости птиц и кремневая стрелка. На головных уборах от средневековья до XIX в. обычно изображали птиц. Возможно, что птица для обряда была подстрелена особой, священной кремневой стрелкой, найденной тут же.

Наибольший массив кострища приходится на область живота чучела, что и должно соответствовать представлениям о великанше, пожирающей людей. Какой-то каркас из жердей обнаружен в нижней части головы; очевидно, это элементы конструкции рта-пасти чудовища. По поводу назначения чучела великанши может быть предложено три разных гипотезы.

1. Загадочное сооружение могло являться чем-то вроде праславянских зольников скифского и предскифского времени, т. е. ритуальных общесельских костров, разводимых весной.( Рыбаков Б. А. Язычество древних славян, с. 304-318.) В пользу этого говорит расположение по соседству с селом и наличие врезанных в дерн изображений - в зольниках - это огромные фигуры лебедей, а здесь - одна гигантская фигура женщины. И там и здесь кострище заполнено различным бытовым мусором: соломой, черепками, случайными предметами вроде ножей и пряслиц.( Раскопки И. И. Ляпушкина, обнаружившего интереснейшие, вырытые в земле фигуры лебедей, производились в урочище Пожарная Балка, где расположено десять огромных зольников. В русских средневековых источниках слово "пожар" означало также и ритуальный костер: "Пред враты домов своих пожар запаливши, прескакають по древьнему некоему обычаю" (1280 г.). (Срезневский И. И. Материалы..., т. II, стлб. 1079).) Зольники иногда находились в непосредственном соседстве с курганным кладбищем (здесь - бескурганные захоронения в урнах).

Отличие заключается в том, что один зольник служил местом весеннего костра несколько лет, а потом рядом создавалось новое кострище-зольник. Здесь же нет признаков повторности. Кроме того, в зольниках много магических глиняных изделий, в том числе и моделей хлебцев-крестов.( Рыбаков Б. А. Язычество древних славян, с. 335.) Здесь же кострище-чучело тем и отличается от изб поселка, что в нем нет ритуальных хлебцев.

Четко обозначенная женская сущность ритуального "пожара" заставляет вспомнить этнографические данные о ежегодном обряде сожжения соломенного чучела Мары, Морены, Костромы, Купалы, широко распространенного в славянских землях. Однако между костром в форме женской фигуры и женским чучелом, бросаемым в бесформенный костер, есть существенное различие в самой идее обряда: чучело Мары бросают в огонь (или в воду), символизируя человеческое жертвоприношение; в нашем же случае изображено некое хтоническое божество принимающее какие-то жертвы.

Главным возражением против этой гипотезы является несомненная однократность весьма торжественного обряда, произведенного в древнем Шумске. И "пожары", оставившие зольники, и костры, в которых сгорали небольшие соломенные куклы Купалы или Костромы, были ежегодными, обычными. Здесь же перед нами уникальный обряд, аналогии которому не находятся.

2. Вторым, и более естественным, является предположение о жертвоприношении по какому-либо особому, исключительному случаю: стихийное бедствие, засуха, эпидемия.

Эпидемия, мор, вполне объясняет и сочетание чучела-жертвенника с кладбищем и крадой возле него. Женское божество, поглощающее посвященные ей приносы, могло быть Макошью (в случае угрозы урожаю), а в случае мора и угрозы жизни людей это могло быть олицетворением того враждебного и злобного божества вроде Мары, Морены, (от "мор", "морить"), которое впоследствии приняло общеизвестный облик сказочной Бабы-Яги. Сказки часто подчеркивают огромность этого существа: Баба-Яга лежит в избе из угла в угол: "в одном углу ноги, в другом голова, губы на притолоке, нос в потолок уткнула"; "Баба-Яга, костяная нога морда глиняная, грудью печку затыкает" (иногда - "титьки её на грядке висят").

Двойником Бабы-Яги является Лихо Одноглазое: "Лихо олицетворяется в наших сказаниях бабой-великанкой, жадко пожирающею людей".( Афанасьев А. И. Поэтические воззрения славян на природу. М., 1869, т. III, с. 591. ) Украинские сказки, в которых главным противником героя является Лихо, уравнивают Лихо с Бабой-Ягой: эта великанша живет в лесу, едва умещается в своей избе, жарит зарезанных ею людей в печи. Кузнец, попавший во власть Лиха, только хитростью избавляется от великанши-изверга. Кузнец, противостоящий олицетворению зла, - это персонаж древнего эпоса начала железного века. Одноглазое Лихо "ростом выше самого высокого дуба".( Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу. М., 1868, т. II, с. 698-699.) Что касается одноглазости интересующей нас древлянской ритуальной фигуры, то следует сказать, что во всем полукруге её головы ("северный выступ") отмечена только одна точка на месте правого глаза - там положены четыре крупных камня. Шумское антропоморфное кострище вполне могло быть общественным жертвоприношением злобному божеству смерти и зла в каких-либо особых устрашающих обстоятельствах. Юлий Цезарь привел две причины построения огромных чучел: "тяжкие болезни" и война с её опасностями. 3. Третье объяснение сущности шумского комплекса является лишь частным случаем второго, связанным не с мором-эпидемией, а с конкретным военным эпизодом в жизни Древлянской земли. Речь идет об известном убийстве древлянами киевского князя Игоря Старого в 945 г.

Заключив выгодный договор с Византийской империей, по которому "великий князь Русьской и боляре его да посылають в Грькы к великим цесарем Грьчьскым корабля елико хотятъ", Игорь был заинтересован в увеличении поборов с населения для получения основных экспортных статей. "И приспе осень и нача мыслити на Древляны, хотя примыслити большю дань".( Шахматов А. А. Повесть временных лет, с. 61. 38 Шахматов А. А. Повесть временных лет, с. 66. 37 Седов В. В. Восточные славяне в VI - VIII вв. М., 1982, с. 103, карта № 13.) Игорь отправился в полюдье "и насилия им (древлянам) и мужи его". Древляне убили князя под Искоростенем, а вдова Игоря, княгиня Ольга, убившая в Киеве два древлянских посольства, привела войско в Древлянскую землю, истребила на тризне под Искоростенем еще 5000 древлян и на следующий год начала войну по всей земле. "Древляне же побегоша и затворишася в градех своих". Ольга сожгла столицу древлян и обложила всю землю "данью тяжкою", пройдя по ней "с сынъмь своимь и с дружиною".

Уникальному событию могло соответствовать уникальное ритуальное сооружение. Дата шумского комплекса допускает такое сопоставление. Наиболее вероятно, что грандиозное общественное сооружение было создано после убийства великого князя и после жесточайшей мести Ольги - послы древлян были живыми зарыты в землю, а второе посольство было сожжено живьем.

Весть о двукратной публичной расправе с послами не могла не дойти до древлян - Деревская земля начиналась и по историческим (сражения 1136 г. у Треполя, Белгорода, Халепа и Дерев) и по археологическим данным" в непосредственной близости от Киева, а столица древлян - на расстоянии одного дня быстрой скачки. Немаловажным обстоятельством является то, что жертвоприношение "Лиху Одноглазому" было произведено не у стен древлянской столицы и не в середине Деревской земли, а на её самой далекой окраине, закрытой от Киева водоразделом Тетерева и Ирпеня и большим лесным массивом, тянущимся на полтораста километров. Жертвоприношение плененных врагов известно у многих народов (галлы, бритты, поляки, литовцы, балтийские славяне и др.).( Афанасьев А. И. Поэтические воззрения..., т. II, с.260-262.)

Известно оно было и древним русам: сын Ольги Святослав во время войны с Византией был осажден в Доростоле на Дунае. После вылазок, ночью, русы, по свидетельству Льва Дьякона, выходили из крепости и сжигали трупы своих воинов. "Когда ночь опустилась на землю и засиял полный круг луны, скифы (русские) вышли на равнину и подобрали своих мертвецов. Они нагромоздили их перед стеной, разложили частые костры и сожгли, заколов при этом, по обычаю предков, множество пленных мужчин и женщин...". Этот мрачный эпизод запечатлен на картине Г. И. Семирадского в Историческом музее в Москве. Если принять допущение о военном происхождении шумского комплекса, то ход событий может быть предположительно восстановлен так:

а. Осуществив свой суд над князем-волком и узнав о судьбе своих посольств, древляне должны были готовиться к войне с Киевом. Одним из элементов этой подготовки могло быть грандиозное жертвоприношение, совершенное втайне от киевлян на глухой окраине Деревской земли.

б. У последнего древлянского села (Тетеревка) был создан комплекс для погребения своих воинов (крада и могильник с трупосожжением) и для торжественного сожжения жертв. Обширный дом с печью ("истобка") и пристройками мог быть предназначен для временного пребывания участников церемонии. Четырнадцать деревянных сарайчиков могли предназначаться для временного помещения трупов своих покойников (см. ниже разбор данных Ибн-Фадлана). Глина в "истобке" могла служить для оформления деталей чучела ("Баба-Яга, морда глиняная").

Организация "восточного выступа" чучела (левая половина груди великанши), где нет ни кострища, ни следов кольев, ни камней, наталкивает на мысль, что ритуал умилостивления Морены-Яги мог подразделяться на два этапа. Первоначально, очевидно, на дерне площадки был обозначен общий контур женской фигуры. В области её сердца (начало "восточного выступа" близ входов) был поставлен массивный идол в яме диаметром в 1 м (А); рядом с ним был устроен круглый, плоский глиняный жертвенник (Б), а между ними - еще одна яма (В) неизвестного назначения. Срединные столбы конструкции чучела, которые одновременно могли быть тоже идолами, позволили И. П. Русановой напомнить описание русского культового места на волжской пристани, сделанное Ибн-Фадланом: длинный столб с лицом человека, а вокруг него маленькие изображения, позади которых еще какие-то "длинные бревна". Все это здесь есть. Очевидно, в этом месте, где подразумевалось сердце богини, производился самый обряд принесения жертв, которые затем размещались в середине чучела, в утробе богини.

г. Чучело великанши было изготовлено из очень легких материалов без серьезных несущих подпор и, очевидно, без всякой кровли. Так и должно было быть, если огромная фигура делалась подобно описанным Цезарем, "из прутьев". Внутри чучело было наполнено жертвенными животными, птицами и вещами людей. д. Огонь жертвенного костра был однократным и на этом месте не возобновлялся.

Существенным возражением против приведенной схемы является отсутствие данных о сожжении людей, хотя явственные намеки на это имеются (ножи, пряслица). Костный материал весь настолько разрушен могучим пожарищем и последующей близостью к поверхностному почвенному горизонту, что опираться на его уцелевшие остатки нельзя ни для утверждения, ни для отрицания факта сожжения людей в утробе огненной великанши. Отсутствие в кострище краниологического материала, возможно, объясняется не только этими причинами. Судя по обильному фольклорному материалу, головы принесенных в жертву отделялись и выставлялись вокруг обиталища Бабы-Яги или Лиха на кольях-"тычинушках". Во многих сказках изба Бабы-Яги обставлена такими жердями с черепами на них; у Лиха Одноглазого гостя потчуют отрубленными головами; дворец Бабы-Яги, предводительницы конного войска, "тыном огороженный, на каждой тычине - по голове и только на одной головы нет" (она предназначена для головы героя сказки). Присутствует в сказках и мотив изготовления "чашки" из черепа, известный по летописи.( Новиков Н. В. Образы восточнославянской волшебной сказки. Л., 1974 с. 72, 162, 166.)

В рассказе Ибн-Фадлана говорится о том, что длинные жерди, воткнутые в землю позади главного идола, служили русским купцам для размещения голов жертвенных животных: "И вот он берет некоторое число овец или рогатого скота, убивает их, раздает часть мяса, а оставшееся несет и оставляет между тем большим бревном (идолом) и стоящими вокруг него маленькими и вешает головы рогатого скота или овец на это воткнутое (сзади) дерево". ( Ковалевский А. П. Книга Ахмера Ибн-Фадлана. Харьков, 1956, с. 142-143.)В кострище Шуйского чучела прослежено большое количество ям от вертикальных кольев и жердей. Благодаря тщательности раскопочной фиксации И. П. Русановой все эти следы четко делятся на два разряда (см. план): одни столбовые ямы прикрыты слоем кострища, а другие - нет. Это означает, что первый разряд ям связан с конструкцией всего сооружения: эти колья расположены в средней части чучела, создавая объем утробы великанши. Естественно, что они сгорели и прикрыты слоем кострища.

Второй разряд состоит из ям от столбов (диаметр 20 - 30 см), которые тоже могли быть частями конструкции, но не сгорели, так как находились на периферии пожарища и из небольших ям от кольев или жердей (диаметр 8 - 15 см), для части которых мы не можем допустить пребывание их в огне - они были вбиты в самый центр кострища, но, очевидно, уже погасшего и остывшего, так как не прикрыты углистым слоем. Полукруг таких "тычинушек" расположен в районе пасти чудовища, что вполне согласуется со сказочным обликом Бабы-Яги-людоедки.

Почти все предполагаемые тычины расположены без особого порядка в северной части сооружения, в стороне, обращенной к "Стране Мрака".

  Профиль  
  
    
#1205  Сообщение 02.10.15, 20:47  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 23.08.2014
Сообщения: 6377
Благодарил (а): 26 раз.
Поблагодарили: 80 раз.
Вы с Астор, конечно, хитренькие. Судя по всему, вы уже давно "в теме". Вам все давно понятно и вами же исследовано.
А вот ШО мне делать? Как мне "искать" подобных великанш "среди местных персонажей"(с)?
Так нечестно.(

  Профиль  
  
    
#1206  Сообщение 02.10.15, 21:01  
Участник

Регистрация: 16.08.2014
Сообщения: 1673
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 8 раз.
Немо, :ueb: Спасибо, было страшно. :consul:

  Профиль  
  
    
#1207  Сообщение 02.10.15, 21:34  
Участник

Регистрация: 16.08.2014
Сообщения: 1673
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 8 раз.
Изображение

Что бы это значило? :rzach:

  Профиль  
  
    
#1208  Сообщение 02.10.15, 21:37  
Участник

Регистрация: 16.08.2014
Сообщения: 1673
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 8 раз.
В гости к бабе яге, 1: Кто такая яга?

МИФОЛОГИЯ МИФОЛОГИИ

Михаил Ломоносов предупреждал о том, что не следует выдумывать мифологию. Я бы переформулировал его мысль: не мифологизируйте мифы. Ломоносов считал нужным сделать описание мифологических персонажей, их действий, ситуаций и т.п. В своих неопубликованных набросках он построил предварительную систему русской мифологии по древнеримской модели. Понятно, что речь идет о народных верованиях 18 века, а не дохристианских «языческих» верованиях древних славян. «Леший, полудница, шиликун, водяной, домовой, бука, нежить, кикимора, яга-баба, обмены, вспометовать все их действия. Змей летает, с лешим бутто бабы живут. Русалка.» /Толстой Н.И. Заметки по славянской демонологии. 3. Откуда название шуликун? // Восточные славяне: языки, история, культура. М.,1985. с.278./ Яга-баба упомянута Ломоносовым на двух листах, именно в таком написании, а не в привычном для нас «баба Яга». Видимо, в 18 веке яга-баба занимала важное место в народных верованиях, это был типовой персонаж, не уникальный. Бабы живут с лешими, то есть обитают в лесу и являются «нечистой силой». С начала 18 века баба яга известна по двум лубочным изображениям, ранее упоминаний об этом персонаже нет. Но судя по тексту некоторых сказок, верования в бабу-ягу носят дохристианский характер и имеют чрезвычайно древние корни. Сказка о Василисе Прекрасной полностью пронизана языческим духом и не содержит даже намека на христианство. Это усиливает интерес к сказкам о бабе яге, которые могут оказаться ключом к пониманию многих черт русского "языческого" и крестьянского мировоззрения.

Но уже у Афанасьева объяснение сказок приобретает характер изобретательства. Между тем, сказки – не только фантазия и не столько фантазия. В связи с объяснениями Афанасьева светящихся черепов (из сказки о Василисе) Л.Ф. Воеводский в 1877 году написал довольно резко и определенно: «В этих словах обнаруживается известный коренной недостаток почтенного труда Афанасьева, выразившийся так ясно в самом заглавии его книги «Поэтические воззрения Славян на природу», – недостаток, общий, к сожалению, почти всем современным мифологам. Находя народные предания поэтичными, они считают их вместе с тем произведениями поэтическими; они, несмотря даже на делаемые ими иногда усилия, не могут проникнуться мыслью, что то, что для теперешнего образованного человека является результатом поэтического творчества, может на иных ступенях развития являться путем простого наблюдения и сухой логической работы мыслительной способности.
Для объяснения столь замечательной черты народного предания Афанасьев довольствуется указанием на «древнейшую доисторическую связь понятий: зрения, света и огня»! Но связь этих понятий продолжает однако существовать в значительной степени и поныне, – существует она и в понятиях современного образованного человека. Между тем, придумать нечто подобное самостоятельно, не заимствуя ничего из народной «поэзии», мы бываем не в силах. Какова же должна быть пылкость фантазии народа, какова сила поэтического творчества! Какого сокровища лишились мы вследствие нашего образования! Но не проще ли допустить наоборот, что мы лишились только той первобытной грубости нравов и понятий, при которой подобные вещи могли быть и считаться простой истиной, и что поэтичными они кажутся нам только потому, что у нас самих уже слишком развились «поэтические воззрения» по отношению к предметам наших ученых исследований?
В основании подобных рассказов кроются не вымыслы, а факты, в них отразилась грубость древнейших времен.» http://www.velesova-sloboda.or ... .html

  Профиль  
  
    
#1209  Сообщение 02.10.15, 21:38  
Участник

Регистрация: 16.08.2014
Сообщения: 1673
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 8 раз.
Воеводский не голословен, он приводит много интереснейших сведений, хотя его разбор несколько односторонен. Понять мифологический смысл тоже важно, но во-первых, не следует сводить к нему всю сказку, а во-вторых, подменять это мифологическое содержание произвольно.


Не только в википедии и на разных сайтах по «языческой» мифологии можно прочесть всякую ерунду про бабу-ягу. Скорее, это отражение общего положения с исследованием этого загадочного фольклорного образа, который каждый поворачивает как ему угодно, не считаясь с источниками. Образ бабы-яги не часто получал специальное рассмотрение, а если получал – то зачастую тенденциозное. Мифам и сказкам вообще не повезло. Если в 19 веке их больше систематизировали и фиксировали, то в 20 веке стали придумывать хитроумные типологии и замысловатые объяснения. На западе «сочинением» мифологии занимался Мирча Элиаде, в СССР – В.Я. Пропп. Его интерпретации сказок про бабу-ягу получили наибольшее распространение, повлияли на все последующие попытки описать и проанализировать этот сказочный образ. И хотя книга Проппа носит заголовок «Исторические корни волшебной сказки» (Л.,1946), как раз историей и этнографией автор интересуется меньше всего. На самом деле, сказки вообще не укладываются ни в какие схемы, даже сама категория «волшебной сказки» довольно условна. Методы же Проппа более чем сомнительны. Он использует разновременный материал, ничуть не задумываясь о разной степени его ценности. Баба-яга у него оказывается «трех типов»: дарительница, похитительница и воительница. На самом деле, воительницей она предстает только в одной сказке, видимо, поздней ("Иван-царевич и Белый Полянин"), да и там она похитительница. Различать воителя и похитителя не совсем обоснованно, в данном же случае нет совсем никаких оснований. Всем больше нравится тип бабы-яги дарительницы, а потому анализом сказок никто заниматься не хочет. А ведь и в этих сказках баба-яга злая, герой/героиня получают нужное вопреки характеру яги, и при том, не за красивые глаза, а за службу. Это не дар, а сказочная плата. Если по отношению к герою баба-яга добра, то не значит что она вообще добра. Черепа в сказке о Василисе сделаны вовсе не из пластика, как в Диснейленде.
Пропп произвольно связывает бабу-ягу с представлениями о покойниках и погребениях. Исследователь вместо исследования осуществляет насилие над текстом, его интерпретации граничат с фальсификацией. Действительно, баба яга связана со смертью, и стоит как бы на границе миров. Только для этого не нужно быть покойником. Покойники не сторожат проход – они по ту сторону, хотя иногда пробираются и на эту, «чистую». Кто же стоит на границе? Конечно – колдуны и ведьмы. И волшебные существа. В образе бабы-яги совместились две категории существ, злого духа и человека. Это неудивительно, если учесть, что ведьмы и шаманки, согласно народным верованиям, повелевали духами и даже стихиями. Почему же Пропп связывает ягу с мертвецами и захоронениями? Потому что не находит объяснений лучше. А это показывает плохое владение темой, так как ответы довольно очевидны для знакомого с дорелигиозными верованиями разных народов и их проявлениями в фольклоре.

  Профиль  
  
    
#1210  Сообщение 02.10.15, 21:38  
Завсегдатай
Аватара пользователя

Регистрация: 23.09.2014
Сообщения: 4439
Благодарил (а): 76 раз.
Поблагодарили: 189 раз.
Изображение
Спивала ли ты на нич "Щеневмерлу" ? :vata


Последний раз редактировалось Бендер Задунайскый 02.10.15, 21:43, всего редактировалось 1 раз.
  Профиль  
  
    
#1211  Сообщение 02.10.15, 21:39  
Участник

Регистрация: 16.08.2014
Сообщения: 1673
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 8 раз.
Пропп не хочет замечать очевидного. Причем категорично отвергает саму возможность «правдоподобия» сказки, изо всех сил стараясь превратить сказку в схематичный миф.
"Из всего сказанного видно, что мы ищем основы сказочных образов и сюжетов в реальной действительности прошлого. Однако в сказке есть образы и ситуации, которые явно ни к какой непосредственной действительности не восходят. К числу таких образов относятся, например, крылатый змей или крылатый конь, избушка на курьих ножках, Кощей и т. д. Будет грубой ошибкой, если мы будем стоять на позиции чистого эмпиризма и рассматривать сказку как некую хронику. " "Ни крылатых змеев, ни избушек на курьих ножках никогда не было." "Так, например, если баба-яга грозит съесть героя, то это отнюдь не означает, что здесь мы непременно имеем остаток каннибализма. Образ яги-людоедки мог возникнуть и иначе, как отражение каких-то мыслительных (и в этом смысле тоже исторических), а не реально-бытовых образов." "Поэтому совершенно естественно, чтобы советский исследователь прежде всего ориентировался на наш родной фольклор, а не на фольклор иноземный." Никаких обоснований. Не может быть – и всё. А образ людоедки связан не с каннибализмом, а с «какими-то мыслительными образами». При этом Пропп просто умалчивает о фундаментальных работах Воеводского 1874 и 1877 годов, посвященных каннибализму в культуре народов мира. Воеводский подробнейшим образом разбирает именно сказки о бабе-яге. Людоедов - по Проппу - не было, избушек не было, а сказка вырастает из «мыслительных образов». Конечно, поэтому Пропп и старается отгородиться от иноземных параллелей, что они могут обнаружить историчность сказки в прямом смысле. В свете таких антиисторических демаршей Проппа курьёзно выглядит фраза, высказанная им в начальной, методологической части книги: "А для нас важны мельчайшие детали, частности, оттенки, часто важен даже тон рассказа". Или это следует понимать так, что нам важны только детали, подтверждающие нужную интерпретацию, а остальное мы выкидываем?
Много дельных замечаний по критике пропповской интерпретации яги дано в сборнике "Географическая локализация «сказочных» объектов восточнославянского фольклора", составленном по трудам О.Н. Трубачёва, где бабе-Яге посвящена отдельная глава. http://www.pagan.ru/lib/books/ ... 2.php Вот несколько цитат. "Она не труп и она не «вынюхивает» героя. Этот момент очень важен, так как принимая эффектные, но ошибочные выводы Проппа относительно образа Бабы-Яги мы искажаем и образ главного героя и всей сказки в целом, и тем самым не правильно воспринимаем информацию, заложенную в сказки нашими предками, их ментальность, мировоззрение, этническую самобытность.» «Его /т.е. Проппа – д.д./ подводит незнание или нежелание знать этнографический материал.» «Подлинным ценителям восточнославянского своеобразия, и его фольклора в частности, пора отвергнуть полиэтничный, искусственный образ Яги, созданный, в том числе, и с помощью прямой подтасовки фактов.» Статья интересна именно критикой, позитивного в ней немного.
В последние годы «мифология мифа» расцвела и в печатных, и в электронных изданиях вовсю. К примеру, книга: Малаховская А. Н. Наследие Бабы-Яги: Религиозные представления, отраженные в волшебной сказке, и их следы в русской литературе XIX—XX вв. (СПб.: Алетейя,2007.), где образ бабы яги дан в феминистическом духе, людоедка при этом сильно облагородилась. Книга Малаховской заслужила разгромной рецензии (не подписанной, к сожалению) в журнале «Новое литературное обозрение» 2006, №3 http://magazines.russ.ru/nlo/2 ... .html "Баба-Яга, которая привычно представляется нам страшной старухой с костяной ногой, неожиданно оказывается доброй богиней, которая только тем и озабочена, как помочь герою сказки. Все, что этому образу не соответствует, автор просто игнорирует."
В 2008 году вышла книга А.В. Карпова, посвященная двоеверию древней Руси и претендующая на научность. Вот что там говорится о бабе-яге (кстати, в том числе со ссылкой на книгу Малаховской). «Фрагменты славянской мифопоэтической традиции, связанной с кремацией покойников, сохранились в сказках о Бабе Яге, которая может быть сравнена с Совием в качестве «первоумершей», знающей правильные ритуалы. Весьма интересна в связи с этим гипотеза О.А. Черепановой о том, что персонаж яга в своих истоках имеет некое полиморфное змееподобное мифологическое существо (а ещё ранее, видимо, змею), а наименование яга этимологически связано с индоевропейским (и славянским) обозначением змей и змееподобных созданий, связанных с землей и миром мертвых. Впрочем, тексты о Бабе Яге не дают такого последовательного обоснования кремации как рассказ о Совии.» /Карпов А.В. Язычество, христианство, двоеверие: (религиозная жизнь Древней Руси в 9-11 веках). СПб.,2008. с.130-131. Ну если в сказках (откуда Карпов тексты взял, если сказки – устный фольклор?) о бабе-яге уже находят кремацию, то наверно стоит поискать и следы палеоконтактов. Ступа – явно какой-то внеземной тип летательного аппарата. Простор интерпретаторской фантазии – безграничен. Вот так и создается мифология мифов.

  Профиль  
  
    
#1212  Сообщение 02.10.15, 21:41  
Участник

Регистрация: 16.08.2014
Сообщения: 1673
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 8 раз.
Изображение
Бендер Задунайскый писал(а):
Спивала ли ты на нич "Щеневмерлу" ? :vata

:rzach:

  Профиль  
  
    
#1213  Сообщение 02.10.15, 21:43  
Участник

Регистрация: 16.08.2014
Сообщения: 1673
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 8 раз.
В ПОИСКАХ ЯГИ

В интернете трудно найти описание Яги, близкое к сказкам, обычно или воспроизводится статья википедии, или даются собственные путаные объяснения на основе Проппа и совсем уже сомнительных источников. Приведу найденные удачные описания. «Баба яга - в славянской мифологии лесная старуха-волшебница, ведьма. Согласно сказкам восточных и западных славян, Баба яга живет в лесу в «избушке на курьих ножках», пожирает людей; забор вокруг избы — из человеческих костей, на заборе черепа… В печи баба яга старается изжарить похищенных детей. Она - антагонист героя сказки: прилетев в избу и застав в ней героя, вырезает у него из спины ремень и т.п. В некоторых сказках баба яга (Яга Ягишна, словенск. Ежи-баба) - мать змеев, противников богатыря.» (из заметки "Баба-яга" Иванова В.В. и Топорова В.Н.). Вот ещё одно верное и более подробное описание образа: «В славянском фольклоре нашел свое место и такой персонаж, как Баба-Яга. Этот женский образ можно встретить практически во всех сказках и легендах, былинах и народных сказаниях. По народным поверьям Баба-Яга представляет собой страшную старуху с длинным носом и костяной ногой. Баба-Яга умеет колдовать, поэтому она была вредна для человека. Считалось, что эта ведьма живет в глухом лесу в старенькой избе на курьих ножках. А вокруг ее дома стоит забор, сделанный из костей человека, на концы которого насажены человеческие черепа. Баба-Яга умеет летать в своей ступе или на метле. Старуха всегда у славян ассоциировалась со смертью. В любой сказке, когда герой попадает к злобной ведьме, она старается его съесть. И только пройдя определенные испытания колдуньи можно избежать смерти. Часто можно встретить и тот факт, что Баба-Яга воровала маленьких и беззащитных детей, чтобы потом ими полакомиться. Именно поэтому славяне верили, что Баба-Яга сопровождает саму Смерть и получает от своей покровительницы души умерших людей. Отсюда и умение старухи летать. Баба-Яга, как истинно женское существо, постоянно находится возле печи, в которой она зажаривает свои жертвы или готовит колдовские отвары. … Рядом с ведьмой очень часто можно встретить и кота, обязательно черного окраса, и ворона, и змей. Баба-Яга виделась славянам как злобное существо, которое живет в чаще леса и пожирает людей, которые забрели к ее избушке. http://rusfolclor.ru/babayaga.html
Такое описание указывает все важнейшие черты бабы-яги. Указывает, но не объясняет. Отвергнув объяснения Проппа, нам нужно искать другие. Большую часть представлений, связанных с бабой-ягой, я постараюсь раскрыть, хотя это потребует больших усилий, времени и займет много страниц. Думаю, что исключительно любопытный материал, который я попробую обобщить, не даст вам скучать. Кстати, что это за "колдовские отвары", которые варят ведьмы, включая бабу ягу? Уверен, что это яды. А теперь посмотрим, сколько в сказках вымысла. Ведь вы всегда воспринимали ингридиенты для "колдовского супа" как плод богатого воображения? Вынужден вас разочаровать, вымысел близок к действительности. Для того, чтобы в этом убедиться, нам придется переместиться в Африку. Вот как делают яд пигмеи Африки. "Изготовление яда для стрел разрешается не всякому охотнику, а только избранникам: деревенскому вождю, колдуну и нескольким наиболее искусным охотникам. Растения собирают ночью, после того как вождь или колдун произносит заклинания и исполняет "танец яда", ритуал, который должен обеспечить "покровительство Луны", считающейся "вождем ночи". Вот как описывает А. Триль ("Пигмеи экваториальных лесов" Париж,1931г.), проживший 15 лет в Габоне, способ изготовления яда: "... вождь варит по унаследованному от стариков способу цветы, коренья, куски коры до тех пор, пока вся вода не испарится и смесь не загустеет. Эта операция длится несколько часов. Потом он смешивает полученную массу с измельченными жесткокрылыми; если их не удалось найти, используются черные муравьи нтунтуле, укус которых, очень болезненный, тотчас же парализует мышцы... Смесь заворачивают в редкую ткань из выдолбленной коры, а затем кладут в труп обезьяны, который закапывают в черную болотистую землю. Через несколько дней вождь вынимает эту смесь из разлагающейся падали, стараясь не прикоснуться к ней, и снова перемешивает, подбавляя липкий сок растения из семейства молочайных, называемый ка..." /Хория Матей Пигмеи. Пер. с румынского. Бухарест,196? с.34-35./

  Профиль  
  
    
#1214  Сообщение 02.10.15, 21:44  
Участник

Регистрация: 16.08.2014
Сообщения: 1673
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 8 раз.
С чего нам начать изучение образа бабы яги? Конечно, с чтения сказок и суммирования впечатлений. На вопрос «Что вы думаете о бабе Яге? » я получил несколько интересных ответов. Какое же впечатление производит баба яга? Вот несколько наиболее интересных для исследования моментов.
vishurshen: «она норовила сожрать всякого, кто к ней ни заявится, а иной раз и сама не ленилась за свежим мясцом сгонять.» «Потому Баба-Яга живее всех живых. Она ведет хозяйство, рассекает по лесу, владеет всякими тайнами и волшебными прибамбасами. Она - пограничный вариант.»
jannu7710: «По сказкам создается впечатление, что она есть некое Неизбежное Зло. Неизбежное - отнюдь не бесполезное. Встроенное в общую систему мира. Попасть ей в лапы - это судьба, а не катастрофа. Можно уйти и живым, но рассчитывать на это не приходится. В любом случае, до встречи с ней и после встречи - две разные жизни.»
Итак, баба яга живая, но связана со смертью. Поедает людей и владеет магическими силами и магическими предметами, имеет слуг. При этом, баба яга сама напоминает смерть и попавший к ней как бы предварительно сталкивается со смертью, но ему удается вернуться. Что же кроется за образом бабы яги? В сказках, где фигурирует баба-яга, выявляется троякое содержание: 1) миф, имеющий мировоззренческое значение, 2) сказочно-магическое повествование о чудесах, 3) описания и наблюдения исторического характера. Нельзя одно отделить от другого. И нельзя сказать, что сказка – обмирщенный миф. Скорее всего, напротив, мифологическая сторона, где баба-яга предстает как олицетворение смерти – позднейшее наслоение.
В цикле сказок о бабе яге четыре пласта, накладывающихся один на другой. Давайте попробуем начать с верхнего, позднейшего. Перечислю в порядке убывания четыре сюжетных пласта сказок о бабе-яге: 4) смерть, 3) ведьма, 2) чужой народ, 1) людоедство и культ черепов. Скорее всего, рассказчики сказок и их слушатели в 18-19 веках понимали 3) и 4), отчасти понимали 2 и совсем уже не понимали слоя 1, который остался пережитком незапамятной старины. Но сказки сохранили слова о говорящих головах, поедании детей, а также об избушке «на курьих ножках». Если эти реалии чужды славянам в знакомый нам период, не значит, что сказка – выдумка. Слушатели сказок верили во всё что говорилось. Мы не верим, но не стоит считать всё это фантастической выдумкой. Надеюсь вас в этом убедить.
Почему бабу зовут «Яга»? На это вопрос ответа нет. Потому, что её так не зовут. Яга – не имя, а эпитет. И раньше её называли яга-баба, как зафиксировал Ломоносов, происходивший с русского Севера и наверняка слышавший сказки о яге-бабе. Здесь слово баба – уточнение к слову «яга». В имя же явно слово превратилось у рассказчиков и публикаторов 19-20 веков, в связи с полной утратой понимания значащего смысла. У Проппа есть интересное место в «Исторической морфологии». «Часто ягой названы персонажи совсем иных категорий – например, мачеха. С другой стороны, типичная яга названа просто старушкой, бабушкой-задворенкой и т. д. Иногда в роли яги выступают животные (медведь) или старик и т. д.». Мы узнаем, что яга – некое слово отрицательного плана, но не синоним «плохой» и «злой» - хотя ссылок на источники Пропп не дает. И уж тем более, яга – не имя собственное. Яга здесь близко к «злая», но всё же смысл иной, скорее – нечто вредоносное. Слово яга или славянское, или заимствованное, но давно утраченное в русском языке. Свет на его значение проливает этимологический словарь Фасмера. Согласно Максу Фасмеру, яга имеет соответствия во многих индоевропейских языках со значениями «болезнь, досада, чахнуть, гневаться, раздражать, скорбить». См. http://www.classes.ru/all-russ ... 0.htm Примечательно, что у Даля так и значится «ега»: «Ега. яга ж яга-баба, сказочный злой дух; или бранно злая баба.» И приведена пословица. «Яга-баба всем ведьмам набольшая».
Что же за дух такой – ега (отсюда бабка-ёжка)? Это, без сомнения, дух болезни. Поэтому яга-баба и ассоциируется со смертью – это олицетворение духа болезни. Или ведьма, насылающая дух болезни – в первобытном и народном сознании между этими вещами нет грани. Дух болезни – дух смерти. Но не богиня смерти. У славян вообще не было богини смерти. Давайте перейдем к рассмотрению выявленных «качеств» бабы-яги или, лучше сказать, яги-бабы, причем в связи с общими народными верованиями и представлениями. Сразу скажу, что сказки о бабе-яге не уникальны в мировом фольклоре, есть более или менее близкие аналогии в сказках разных народов, весьма географически удаленных от Европы и восточных славян. О том, насколько полезен выход за пределы России и русского фольклора, говорит и нерусское происхождение яги, которой не нравится "русский дух", и старинный лубок, где яга идет драться с загадочным зверем - крокодилом.

  Профиль  
  
    
#1215  Сообщение 02.10.15, 21:44  
Участник

Регистрация: 16.08.2014
Сообщения: 1673
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 8 раз.
В дополнение к вступительной части - и для перехода к теме яги как ведьмы и олицетворения смерти, процитирую интересную старую книгу Орлова "История сношений человека с дьяволом".
"Мы не можем пропустить без внимания знаменитую сказочную героиню, бабу ягу, костяную ногу. Это существо, несомненно, демоническое. Баба-яга, громадная старуха, страшная, грязная, черная, растрепанная, длинноносая. По нашим сказаниям, она ездит в ступе, погоняя её пестом и заметая след помелом; белорусы же представляют себе бабу-ягу ездящей по поднебесью в огненной ступе с огненной метлой в руке. Эти огненные черты в изображении и подают повод Афанасьеву видеть в бабе-яге грозового духа; это, впрочем, его любимая мысль, которой он нещадно злоупотребляет. Любопытно то, что во всех греческих сказаниях, по содержанию одинаковых с нашими сказками, то, что в этих последних приписано бабе-яге, в греческих отнесено к ламии либо к дракону, т.е. к баснословному змею. Баба-яга артистически распознает "русский" дух, т.е. запах человеческого мяса, что и неудивительно, так как она людоедка. Ещё любит она женское молоко и эта черта сближает её с ведьмой. В одной сказке она сосет белые груди красавицы, которая от этого едва не погибает; братья этой красавицы, богатыри, заставляют бабу ягу указать им колодец с живой водой, и этой водой исцеляют сестру. Баба-яга существо по преимуществу злобное, но, однако, в некоторых сказках она выступает как покровительница героя, предупреждает его об опасностях, снабжает волшебными предметами, оружием, конём, дает ему ковер-самолет, указывает путь и т.д.
Можно думать, что все болезни народ связывает с нечистой силой, считая её вообще подательницей всяческих зол. Заразные и повальные болезни народом непосредственно олицетворяются. Особенно пышна поэзия лихорадок. Обычно их представляют в виде девяти или двенадцати дев. Старшая из них только командует, повелевая своим сестрам, нападая на людей, "тело жечь и знобить, белы кости крушить". /.../ Чума, которая местами называется черной смертью и вообще мором, представляется обычно в виде огромной женщины с растрепанными волосами; одежда на ней то вся черная, то вся белая." /Орлов А.М. История сношений человека с дьяволом. М.,1991. (с изд. СПб.,1904.) с.170-172./ За пять лет до Орлова на ту же тему писал Максимов : "При этом известно, что некоторые болезни, как, напр., лихорадки, в народном представлении рисуются в форме живых существ, имеющих определенный старческий вид и каждая свое особое имя, как дщери Иродовы. Общее количество лихорадок доходит, до двенадцати (а по некоторым сведениям даже до семидесяти), причем все они представляются в виде косматых, распоясанных старух. http://az.lib.ru/m/maksimow_s_ ... shtml Описание лихорадок по Максимову и чумы - по Орлову, близко к образу самой яги. Скорее всего, яга более ранний персонаж, поэтому создали новых, но не приписали все болезни и козни яге. Единой мифологии не было, и в условиях господства христианства сложиться не могло. Для нас сходство интересно тем, что повидимому, изначально слово ега=яга обозначала именно дух болезни и насылающую его ведьму.
Все выдумки насчет погребенного в избушке-усыпальнице трупа, равно как и о таинственных инициациях рассеиваются окончательно. Дело не только в том, что такое объяснение образа неверно, но в том, что есть более простые объяснения, полностью соответствующие образу.
Возможно, вас покоробило, что Орлов сказал "распознает "русский дух", то есть запах человеческого мяса." Скажете - догадка, да ещё неудачная. Может и догадка, но предельно удачная. Вот что мне удалось разыскать по теме "русского духа". В 1984 году вышла вторая часть монографии А.А. Попова, посвященной нганасанам. Она основана на полевых записях 30-х годов. В главе, посвященной представлениям о смерти (к сожалению, подвергшейся сильному сокращению при публикации), говорится о духах болезни. "Такие болезни, как корь, грипп, воспаление лёгких, принимают у нганасан большие размеры. Это объясняли мне следующим образом: "Вот мясо оленя не имеет дурного запаха и вкуса, поэтому оно приятнее мяса домашних оленей. Наше мясо, подобно мясу диких оленей, не имеет дурного запаха и вкуса, поэтому нравится духам болезни, и нас умирает много. Другое дело русские, у них мясо с дурным запахом и вкусом, как у домашнего оленя, поэтому дух болезни их мало ест." /Попов А.А. Нганасаны: социальное устройство и верования. Л.:Наука,1984. с.75./ Вот вам и мясо, и русский дух. Причем нганасаны русских сказок не знали, фраза сказана совсем по другому поводу. Интересно ещё и то, что дух болезни описывается как людоед, так же как и баба-яга.

http://drevniy-daos.livejourna ... .html

  Профиль  
  
    
#1216  Сообщение 03.10.15, 00:23  
Завсегдатай
Аватара пользователя

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 2658
Благодарил (а): 6 раз.
Поблагодарили: 43 раз.
Лихо Одноглазое хорошо известно кельтам, не говоря уж о древних греках.
Цитата:
Балор

В ирландской мифологии одноглазый бог смерти, предводитель уродливых демонов-фоморов, правивших Ирландией до Племен богини Дану. Балор поражал врагов смертоносным взглядом своего единственного глаза, в который в детстве попали пары волшебного зелья, варившегося для его отца Дота. Во время битвы веко бога приподнимали четверо слуг. Балору было суждено погибнуть от руки внука, и, чтобы избежать смерти, он заточил свою единственную дочь Этлинн в башню на острове Тори у северо-западного побережья Ирландии. Но Киан, сын бога-врачевателя Диан Кехта, сумел проникнуть к Этлинн, и она родила Луга, бога солнца. Бог-кузнец Гоибниу, брат Киана, спас младенца от ярости Балора.

Роковая встреча уже взрослого внука и деда состоялась во время второй битвы при Мойтуре, последнем сражении между фоморами и Племенами богини Дану.

Никто не мог выдержать смертоносного взгляда Балора, даже Нуаду, предводитель Племен богини Дану, обладатель чудесного, разящего без промаха меча. Племена богини Дану уже были близки к поражению, когда Луг заметил, что глаз Балора закрывается от усталости. Чтобы нанести решающий удар, Лугу пришлось пробраться через боевые порядки неприятеля на одной ноге, с зажмуренным глазом, подражая одноногим фоморам и одноглазому Балору. Луг с волшебной пращой подкрался к циклопу и метнул камень с такой силой, что глаз Балора вылетел с другой стороны его же головы. Теперь уже фоморы стали испытывать на себе разрушительную силу этого взгляда. Балор погиб, а Племенам богини Дану удалось разгромить фоморов и изгнать их из Ирландии.

Победа ознаменовала приход к власти поколения молодых богов из Племен богини Дану.

  Профиль  
  
    
#1217  Сообщение 03.10.15, 00:30  
Завсегдатай
Аватара пользователя

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 2658
Благодарил (а): 6 раз.
Поблагодарили: 43 раз.
Папрашу отметить, что всякий раз оказывается, что данное существо относится к богам поколения более старшего, чем любое "действующее начальство".

  Профиль  
  
    
#1218  Сообщение 03.10.15, 00:42  
Завсегдатай
Аватара пользователя

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 2658
Благодарил (а): 6 раз.
Поблагодарили: 43 раз.
Цитата:
"Также Киклопов с душою надменною Гея родила —
Счетом троих, а по имени — Бронта, Стеропа и Арга.
Молнию сделали Зевсу-Крониду и гром они дали.
Были во всем остальном на богов они прочих похожи,
Но лишь единственный глаз в середине лица находился:
Вот потому-то они и звались "Круглоглазы", "Киклопы",
Что на лице по единому круглому глазу имели.
А для работы была у них сила, и мощь, и сноровка."
Гесиод "Теогония"


Циклопы (киклопы) в космогоническом эпосе

Циклопы или киклопы (др.-греч. «круглоокие», от «круглый» и «глаз») в космогоническом эпосе Гесиода (VIII—VII века до н. э.) считались порождением Урана и Геи, титанами. К циклопам относились три бессмертных одноглазых великана с глазами в виде шара: Арг («вспышка» или «сияющий»), Бронт («гром» или «громовой») и Стероп («молния» или «сверкающий»). Согласно Гелланику Митиленскому (485 – ок. 400 гг. до н.э.), сыном Урана был один великан Киклоп.

Сразу после рождения циклопы были сброшены Ураном в Тартар (глубочайшую бездну) вместе с появившимися на свет незадолго до них их буйными братьями сторукими или гекатонхейрами (гекатенхейрерами). По Псевдо-Аполлодору* («Мифологическая библиотека» 1,2), циклопы были освобождены остальными титанами после свержения Урана, а затем вновь сброшены в Тартар их предводителем Кроносом. Гесиод (VIII-VII вв. до н. э.) писал в «Теогонии», что Кронос победил Урана при посредничестве циклопов.

Когда предводитель олимпийцев Зевс начал борьбу с Кроносом за власть, он, по совету их матери Геи, освободил циклопов из Тартара, чтобы те помогли олимпийским богам в войне против титанов, известной как Гигантомахия. Зевс использовал изготовленные циклопами молнии и громовые стрелы, которые он метал в титанов. Кроме того, по свидетельству Аполлодора (ок. 180 до н. э. — после 120 до н. э.), циклопы, являясь искусными кузнецами, выковали Посейдону трезубец и ясли для его коней, Аиду - шлем-невидимку, Артемиде - серебряный лук и стрелы, а также научили Афину и Гефеста разным ремеслам.

После окончания гигантомахии циклопы продолжали служить Зевсу и ковать для него оружие. В Восьмой книге «Энеиды» Вергилия (70-19 гг. до н.э.) циклопы Бронт и Стероп упоминаются кующими железо в гроте (недрах Этны) бога-кузнеца Гефеста. Как подручные Гефеста, циклопы выковали колесницу Ареса, эгиду Паллады и доспехи Энея. Еще одним кузнецом-циклопом в гроте Гефеста был Пирагмон (Пиракмон).

Нонн Панополитанский в «Деяниях Диониса» (450-470 гг.) упоминает, что Бронт и Стероп были участниками индийского похода Диониса. А Каллимах (310 -240 гг. до н.э.) писал, что Бронт лелеял на своих коленях маленькую Артемиду.

Убийство циклопов (киклопов) Аполлоном

Согласно Аполлодору (ок.180 – после 120 гг. до н.э.), когда Зевс поразил перуном-молнией сына Аполлона, Асклепия, Аполлон, разгневанный на циклопов за то, что они выковали Зевсу этот перун, умертвил их. По другой версии, этот перун поразил сына Гелиоса, Фаэтона. Согласно другим источникам, Аполлоном были убиты не Циклопы, а их четыре сына.

Циклопы (киклопы) как народ (циклопы в «Одиссее» Гомера)

В VI и IX песнях «Одиссеи» Гомера (прибл. VIII в. до н. э.) говорится уже о других циклопах – великанах с одним глазом на лбу, составлявших целый народ. Циклопы Одиссеи имели божественное происхождение и, обладая бессмертием, не страшились других богов, которые не могли причинить им вреда. Они отличались необычайной силой, необузданным и жестоким характером; им были неведомы законы и отношения общественной жизни. Циклопы жили обычно порознь (в одиночку или с женами и детьми), в пещерах, занимались скотоводством и были незнакомы с земледелием.
Свирепый сын Посейдона и нимфы Фоосы (дочери морского старца Форкиса), циклоп Полифем, обладал ужасным голосом и исполинским ростом; сила его была такова, что он легко поднимал и швырял громадные валуны и обломки скал, которые едва ли могли бы сдвинуть с места 22 телеги. Жестокость и вероломство его также была безграничной: к тому же он был людоедом.

Циклопы (киклопы) – морские божества

Связь циклопов с Посейдоном и их сходство с другими морскими исполинами – сыном Посейдона и нимфы Эвриалы (одной из трёх сестёр Горгон) или Геи, Орионом, которого ослепил Ойнопион, а также с сыном Посейдона и нереиды Амфитриты, Тритоном, характеризует циклопов как морских божеств.

Согласно Дарембергу и Сальо, во время гигантомахии Тритон сражался плечом к плечу со своим отцом Посейдоном и звуки его раковины заставляли врагов в ужасе спасаться бегством.

На Истме циклопам приносили жертвы наряду с Посейдоном, Палемоном и другими морскими божествами. Согласно «Описанию Эллады» Павсания (ок. 115—180 н. э.), жертвенник циклопов находился в Коринфе. Имя еще одного циклопа Гереста может быть сопоставлено с эвбейским городом Герестом,в котором существовал культ Посейдона.

В греческой мифологии Герест - циклоп, на могиле которого в связи с начавшимся в Афинах мором были принесены в жертву Персефоне привезенные из Спарты дочери Гиакинфа (Анфеида, Эглеида, Аитея и Орфея). Жертва не возымела действия, и оракул повелел афинянам понести кару, которую возложит на них Минос - критский царь, один из трех сыновей Зевса и Европы.
Аримаспы, дивьи люди, сыроиды - "родственники" циклопов (киклопов)

Чем-то похожими на циклопов были описанные греческим поэтом и путешественником Аристеем из Проконесса в эпической поэме "Аримаспея" (в передаче Геродота) обитавшие на границе Гиперборейских гор аримаспы, а также жившие на Урале в подземных пещерах дивьи (дивии) люди - великаны с одним глазом, рукой и ногой, а также живущие где-то "за Дунаем" "сыроиды".
В тюркской и азербайджанской мифологии встречается одноглазое чудовище Тепегёз, в котором можно найти элементы мифа об Одиссее и Полифеме. Немецкий востоковед Генрих Фридрих фон Диц предполагал, что Гомер заимствовал миф о Полифеме у одного из огузских племён, услышав сказ о Тепегёзе (Википедия).

  Профиль  
  
    
#1219  Сообщение 03.10.15, 14:13  
Участник

Регистрация: 16.08.2014
Сообщения: 1673
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 8 раз.
.lt.~MO писал(а):
Папрашу отметить, что всякий раз оказывается, что данное существо относится к богам поколения более старшего, чем любое "действующее начальство".

Кстати, Немо, поблагодарю Вас за очень интересную экскурсию. Вы здесь дали очень интересную и развёрнутую информацию к размышлению, которую, по моему мнению, следовало бы включать в курс шҡольной истории в обязательном порядке, так как она объясняет многое. Как филолух-фольклорист филолуху-фольклористу скажу Вам один очень умный вещь. Никогда ни один народ не допускал высказываний в негативном ключе о своих автохтонных божествах. Их обожествляли, а не демонизировали, как в случае с Бабой Ягой. А археологическое доказательство того, что на территорию народа имели место вторжения и попытки колонизации со стороны других цивилизаций с чужими божествами и чужеродными ритуалами, в ходе которых, по-видимому, были случаи похищения людей и детей в ритуальных целях, а возможно и случаи людоедства, привели к тому, что появился демонологический пантеон, ҡоторый возглавила вот эта самая Баба Яга, которую некорректно отождествлять с автохтонной Макошью, богиней плодородия, положительной субстанцией в глазах народа, которая к культу смерти отношения не имела, потому что плодородие - это жизнь, а не смерть. Поэтому, предлагаю считать Бабу Яг иностранкой на наших цивилизационных просторах, намерения которой были не совсем гуманитарные и подлежали купированию, чем, по-видимому и занималась княгиня Ольга под Житомиром.

  Профиль  
  
    
#1220  Сообщение 03.10.15, 15:12  
Завсегдатай
Аватара пользователя

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 2658
Благодарил (а): 6 раз.
Поблагодарили: 43 раз.
Астор писал(а):
Как филолух-фольклорист филолуху-фольклористу
Ну, это слишком сильный комплимент :) Скромному барду-любителю, так скажем.
Астор писал(а):
скажу Вам один очень умный вещь. Никогда ни один народ не допускал высказываний в негативном ключе о своих автохтонных божествах. Их обожествляли, а не демонизировали, как в случае с Бабой Ягой.
Тут позволю себе все ж поспорить. Когда писал о циклопах - вчера? - крутил-вертел кусок из "Одиссеи", не стал уж загромождать, вот, пригодился. Одиссей препирается в пещере с циклопом Полифемом, всем известный кусок:
Цитата:
Мы же, прибывши сюда, к коленям твоим припадаем,
Молим, - прими, угости нас радушно, иль, может, иначе:
Дай нам гостинец, как это в обычае делать с гостями.
Ты же бессмертных почти: умоляем ведь мы о защите.
Гостеприимец же Зевс - покровитель гостей и молящих.
Зевс сопутствует гостю. И гости достойны почтенья. -

Так я сказал. Свирепо взглянувши, циклоп мне ответил:
- Глуп же ты, странник, иль очень пришел к нам сюда издалека,
Если меня убеждаешь богов почитать и бояться.
Нет нам дела, циклопам, до Зевса-эгидодержавца
И до блаженных богов: мы сами намного их лучше!

Не пощажу ни тебя я из страха Кронидова гнева,
Ни остальных, если собственный дух мне того не прикажет.
Циклоп - титан, типичнейший как раз автохтон, ведущий свой род от богов предыдущего поколения, помогавший по "Теогонии" Зевсу и его гоп-компании свергнуть засидевшееся у власти старичьё и "устроить реформы". Потому, конечно, ссылки на Зевса верующих в него греков - как вот Одиссея, ему смешны и неуместны.

Но сказать, что греческий, мол, народ сохранил позитивное отношение к автохтонам - наверное, все же было б неправильно.
Вот, Гомер как-то без всякого тоже почтения, например. Все подчеркивает, какой товарищ циклоп грубый, неотесанный и самоуверенный болван, за что и поплатился справедливо. А еще кляузник и пакостник - настучал Посейдону, чтоб тот беднягу-Одиссея десяток лет по морю гонял.
Никакого уважения.

То же - выше упоминались, автохтон Балор и его внучок - Луг, последний - весьма уважаемый бог древних кельтов (но - "нового поколения"), покровитель ремесел и затейник, чем-то напоминающий (скорее, правда, наоборот) скандинавского Локи. В тамошних мифах, кстати, особо подчеркивается, что "новые боги" ("данайцы") - понаехавшие, раньше их здесь, мол, не водилось, пришли, мол, с Севера.

Потому сложно всё. Яга, очевидно, старше всех этих деревянных Перунов-Ярил. Отношение к ней, видим, менялось, как минимум, несколько раз - опять же, было время, когда есть человеков было делом чуть ли не само собой разумеющимся и вряд ли особо осуждаемым.

Сейчас - где-то, например, у фантаста Лукьяненко мелькало в "Дозорах" его - мы переживаем очередной ренессанс такой конфетно-карамельно-лубково-фольклорной Яги, с банькой, чаем с травами и пирожками (упаси Боже, с грибочками, а не с детишками, как можно было б подумать). Примерно с советских времен пошло. Волна третья-четвертая, наверное - смены отношения к персонажу.

Вот как дореволюционный Дед Мороз - совсем ведь нифига ни разу не добёр.

  Профиль  
  
    
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 1462 ]  Стрaница Пред.  1 ... 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64 ... 74  След.





Рейтинг@Mail.ru яндекс.ћетрика

[ Time : 0.793s | 18 Queries | GZIP : On ]