Семен Ильич. И три калеки, которые читают.


Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 39 ]  Стрaница Пред.  1, 2
Автор  
#21  Сообщение 31.01.18, 16:24  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
Трахнуть Дракона ( вариант легенды )

Входит богатырь в оранжевых доспехах в пещеру. Целый час ищет дракона. Наконец, находит его, зажавшегося в угол и посиневшего от ужаса:
- Эй, ты, чмо кучмовское, вылазь, убивать тебя буду и сокровища твои заберу... Мне народ так сказал.
- Пощади, не убивай... Хочешь, все тебе отдам, только не убивай...
- А вот и убью...
(шум драки)
- Ах ты, еб твою мать, сволочь, лапу мне отдавил... Все отдам, только не убивай...
- Не верю!
(шум драки, крик, стоны, визги)
- Где народное добро?
- У тебя за спиной...
Богатырь оборачивается и видит кучи золота, целые горы драгоценных камней... Ахает...
- И это все народ мне носил. Добровольно, причем....
Побитый дракон утирается и добавляет:
- Биомасса, что с нее взять...
Богатырь задумывается т говорит:
- Слушай, а это правда, что говорят, что ты тоже человеком был.
- Не был, а была. Это долгая история, без пол-литры не разберешься... Хочешь, выпьем, поболтаем...
Дракон шарит по залу пещеры и приносит бутыль черной, как смола, жидкости и два стакана:
- Эх, хорошо пошла...
- Да, хорошо...
- А правда, что народ у нас биомасса и считать умеет только до трех?
- Да, и операцию деления не знает... Поэтому я тебе отдам половину, а ты скажешь народу, что дракон у нас, дескать, очень беден и не может все отдать...
- Что то нефтью пахнет твое бухло... Но вкусное... Где берешь?
- Кремлевские гномы присылают регулярно...
(через два часа):
- Слушай, ты хоть и змея, но баба красивая. Давай это, того...
- И мне тоже что-то захотелось... 10 лет без мужика - думаешь, приятно...
(богатырь снимает латы и бросается на дракониху. слышны характерные стоны и утробное рычание - все, как в хорошей порнухе):
спустя еще час:
- Что-то латы тесные... Та ниче, так пойду...
- Можно я с тобой - давно не гуляла по свежему воздуху...
- Там люди... А, да ладно, срать я хотел на них...
(спустя 15 минут):
Народ (в ужасе и опуении):
- Так их там двое?!?! Нам 3,14здец!!!
(разбегаются кто куда)

(c) нимайо

  Профиль  
  
    
#22  Сообщение 31.01.18, 16:25  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
— Кто этот ворюга? — бушевал Зевс. — Найду — убью!
Воспарив на вершину Олимпа, он приставил руку козырьком ко лбу и начал обводить взглядом Элладу и ближнее зарубежье.
Где-то на западе зоркий глаз верховного бога рассмотрел небольшой голубой огонёк. Зевс побагровел и изо всех сил стукнул кулаком по ближайшему валуну.
— Прометеенко, мерзавец! А ещё родственник... Ну я ему покажу! Я его до печёнок достану! У меня, понимаешь, контракт с Одином, а он — воровать! Гермес, быстро сюда! Пиши послание в Пантеон Ойкумены! И на всякий случай приготовь кандалы покрепче.
....

— Милости прОшу, — Прометеенко повёл рукой в сторону накрытого стола и изобразил на лице самую радушную улыбку. — Це ж вы вид кого будете наблюдателем?
— От великого Одина, — грозно клекотнул Орёл. — Я его эмблема.
— Ты дывы — эмблема! А на вид — як живой... Печёночки хочте? Берить печёночку, смакота, из личных запасов, от себя отрываю! Та не стесняйтесь, повную тарелку накладывайте. Вот, так её, зубками... то есть клювиком, клювиком! У мене хазяйка — велыка мастериця насчёт печёнки: шо достать, шо отбить. Клименка, иды сюды, покажись гостю!
Дебелая хозяйка тут же появилась в дверях, опустила глаза и с готовностью покраснела. Орёл с интересом склонил голову и несколько раз моргнул.
— Вас Климена зовут?
— Та не, то я её по девичьей фамилии кличу, — ответил за жену хозяин. — Всё, иды, моя курипонька, сметанки нам прынесы, а мы пока побалакаем. Ну так шо вы сюды приехали наблюдать?
— Владыке Одину доложили, что огонь, предназначенный для скандинавских драконов, теряется по пути с Олимпа. Специалисты Пантеона провели исследования и сообщили в экспертном заключении, что на вашей территории было осуществлено несанкционированное подключение к божественному огнепроводу.
— Та вы шо? — картинно поразился хозяин. — Надо ж, яки умельци у меня тут живуть. А я й не знав.
— То есть вы хотите сказать, что лично непричастны к краже огня? — недоверчиво посмотрел на него Орёл. В ответ Прометеенко показал ему две раскрытые ладони:
— Ось, дывысь. Це руки, яки ничого не кралы. А це, — он приставил палец ко рту, — губы, яки николы не брехалы. Знать ничого не знаю про ваш греческий огонь.
— А как же вы тогда печёнку пожарили? — Орёл обвиняюще указал крылом на опустевшее блюдо. — На солнце, что ли? Не надо нам оливки на уши вешать! Я, между прочим, ещё и эмблема великого Зевса. На полставки.
Прометеенко не спеша вытер замасленные ладони о хитон, поднялся с места, выпрямился во весь рост, упёрся руками в бока и склонился к оробевшей птице:
— И шо ты мне сделаешь, эмблема? В наручники закуёшь? На Кавказ сошлёшь? Пхе! Ты дывы яка падлюка понаехала: як на халяву чужу смажену печёнку жрать, так аж клюв дрожить, а як людям чуть погреться — так "Не замай!"? Ото клюй себе помаленьку, пока дають, наблюдай мовчки и не гавкай. А то вам драконив скоро прыйдеться в Ливию як охлаждаючи кондыционеры отправлять.

(С)3,14 откудато

  Профиль  
  
    
#23  Сообщение 01.02.18, 18:09  
Завсегдатай

Регистрация: 19.08.2014
Сообщения: 3410
Благодарил (а): 179 раз.
Поблагодарили: 137 раз.
Разделитель писал(а):
Сказание о Мастур Батыре (он же on_off)

Сказывают люди, что в те далёкие времена, когда космические корабли не бороздили Мировое пространство, а нанотехнологии были известны только ананистам, в далёком ауле, в самом сердце Чуйской долины, возле озера Сапы-Саты жил да был со своей супругой отставной Батыр по имени Райымбек. Супругу пенсионера звали по простому- Жасканы, и эта, отнюдь не старая женщина всё ещё блистала необыкновенной красотой. Что нельзя было сказать про Райымбека… Славноизвестный герой, три года в молодости проведший на урановых рудниках, сейчас совершенно облысел и впал в депрессию, от чего стал старше лет на семь-восемь. Но главной причиной депрессивного психоза всё-таки было отсутствие наследника…
Жасканы, свет моих очей, звезда моя, солнцеподобное воплощение материнского инстинкта, скажи, когда же у нас родится долгожданный Сын, которому я смогу передать всё наследие Великого Батыра и смогу с ним на выходные, в конце концов, сходить на рыбалку???

Жасканы, до этого меланхолично вязавшая колготки из верблюжьей шерсти, гневно отбросила пряжу и поднялась в направлении к Райымбеку:

-Вот перестанешь меня пердолить в задницу, бля, может и Сын родится,- сказала она и выскочила из комнаты…

Призадумался Райымбек. «Сколько лет живем, всё было хорошо, а тут на тебе… Никогда не пойму женщин, бля буду!!»- произнёс народный герой и опрокинул стакан саке, что давеча прикупил у заезжих купцов.

В тот же вечер помирился Райымбек с Жасканы, и случилось у них Великое Совокупление, с разными позами и в разных местах их большого двора и длилось оно целых три дня и три ночи..

Настоящим Батыром был Рыйымбек, хоть и повесил кеды на гвоздь…

Зачатие прошло успешно. После обильного семяизвержения сперматозоиды Райымбека атаковали беззащитную яйцеклетку Жасканы- и зародилась новая Жизнь!

Плод развивался нормально. Жасканы вдоволь получала все необходимые витамины и микроэлементы, ведь в то время Человек жил в гармонии с Природой… Утки сами выбирали и приносили яблоки, рыба самостоятельно очищала себя от чешуи, а зайцы, перед тем как прийти к Человеку, добровольно шпиговали себя морковкой и корнем петрушки через задний проход. Это был Золотой Век, наверное, навсегда ушедший в прошлое.

Через девять месяцев, когда пришло время родов, супруги забеспокоились. Ни на третий, ни на десятый день предполагаемых родов их детеныш не проявил желания появится на свет… Долгие уговоры отца, сидящего с бутылкой пива перед лоном жены, обернулись крахом…Лишь крохотные дули смог разглядеть Райымбек, светя фонариком в глубь жены..

Но!! Хитрость правит миром! Свежеиспеченная на тандыре рисовая лепёшка, помещённая в трусы Жасканы, заставила их сына наконец то показаться миру на исходе десятого месяца внутриутробного развития.

Весь аул праздновал появление на свет нового богатыря ! Никто не сомневался, что родился именно новый Батыр! Достаточно было только посмотреть на младенца: развитая мускулатура, все зубы на месте, густо покрытая волосами мошонка…

Отец ликовал! Он потратил почти все свои сбережения на грандиозный пир и сотни человек смогли на шару нажраться экзотических яств, представившись далёкими родственниками… На пятый день празднества , когда было уже выпито сотни литров вискаря и текилы, Райымбек, подняв за ногу новорождённого, повелительным жестом свободной руки заставил всех замолчать,и, когда стихли самые буйные гости, сказал:

-Йобанарот! А дитё то ещё без имени!! Непорядок!!Гы-гы! Пиплы, не сцать, счас всё исправим!!!,- Райымбек был здорово выпивши, однако, кто его за это осудит???

- Нарекаю тебя, будущий Батыр, именем Мастур, в честь моей любимой правой руки!!!,-произнёс отец и упал под стол, однако ребёнка бережно словил на своё необъятное пузо…

Рос Мастур не по дням, а по часам. В три года он уже научился ходить, в пять первый раз сказал слово «Сцуко». В десять лет отец, несмотря на протесты матери, отправлял его в пеший поход в соседний аул за солью, одного, без одежды,ночью, вооружив только перочинным ножиком. А степным волкам было насрать на Век Гармонии с Человеком, посему у Мастура была вся задница в укусах.«Шрамы украшают мужчину»- говорил Райымбек и гнусно хихикал.

Когда Мастуру исполнилось восемнадцать лет, он ловко притворился незрячим с плоскостопием, отчего не попал в ханское войско. В военкомате его хотели забрать на флот радистом, но вспомнили, что до моря дохуятысч километров, и ваще у хана нет ни одного корабля..

Откосив от армии, Мастур продолжил наслаждаться жизнью, несмотря на постоянные упрёки родителей в распиздяйстве и похуизме. На все наезды Мастур говорил коротко- «Моё время не пришло» и опять нажырался в гавно и калечил полдискотеки…

В один прекрасный весенний день наконец-то его время пришло. Писарь, изучая картотеку богатырей в связи с авралом, что случилось в Ханстве, нашёл анкету Мастура. Самое неприятное для юного богатыря было то, что все остальные зарегистрированные Батыры подрабатывали на стройках сопредельных государств.

Через день у ворот двора совсем состарившегося Райымбека остановилась длинная процессия. Ханский посол со свитой, охраной и блядями лично привёз к Мастуру обращение Верховного Правителя Чуйской долины Олигофренда Второго:

-Мастур из рода Раймбека! Великое горе постигло наше Ханство! Злобное чудовище , именуемое «Трёхочковый Летающий Огнепых», терроризирует юг нашей Родины, с каждым днём всё ближе и ближе подбираясь к столице! Гадина жжот посевы Смешной Травы, дышит дымом а потом идёт в ближайший аул и портит девок! Если тебе не пох судьба страны- стань на защиту! В благодарность получишь два мешка краснодарского риса и миньет от принцессы!

Засмеялся Мастур…

-Дёшево цените мои услуги..А слабо заплатить за мою победу над чудищем три мешка риса, мешок семак и миньет с проглотом?? От принцессы, конечно!!

Задумался посол. Отослал гонца к Хану..Три дня ждали вести из столицы- наконец на горизонте показался гонец. Прискакал, дал бумагу послу и упал замертво..

Внимательно прочитав записку от Хана, посол сказал:

-Будь по твоему, пидораз!

И отправился Мастур на битву с «Трёхочковым Летающим Огнепыхом». Купцы твердили, что это есть самый обыкновенный Дракон, но народ ржал, потому что на местном наречии слово «Дракон» означало «маленький член»..

Верный скакун доставил Мастура к месту предпологаемого обитания чудища за день… Выженная трава и расплавленные камни подсказали Батыру, что враг рядом..

-Выходи, грязное жывотное, драться будем!,- закричал Мастур и достал из ножен свой огромный, из чёрного дерева, самотык…

Появился заспанный «Трёхочковый Летающий Огнепых».

-Во-первых, я – Албан, земля моя – Каркара, летовка – Асы, а обитель возле Алматы! Во-вторых, аттың кулагында ойнайды, что означает- не желает ли уважаемый гость получить пизды????,- дракон был явно раздосадован, что его разбудили…

-Сам ты чмо!!,- крикнул Мастур-Батыр и ринулся в бой, предварительно смазав самотык вазелином…

Пять дней длилась битва…То казалось, что Мастур побеждает- отрубил две головы у чудовища.. Выросли опять.. То перевес за драконом- спалил нахуй все подмышечные волосы у Мастура.. Опять же, отросло обратно..Кароче, паритет!

-Слыш, хуйня трёхголово-очковая, а может другим способом определим победителя? Чисто по джентельменски? Типо турнира, кто проибал- тот иблан? И повзрослому уёбывает из этих мест? А?

А дракона самого заебало это действо. Настоящая порнография, а не битва! Нет оторванных голов Героев, нет их кишок, намотанных на их же немытые ноги.. Какому дракону понравится ибашиться пять дней и чтоб без кишок???

-Согласен! А что за соревнование??,- дракон задумчиво закурил.

-А давай, кто больше надрочит в трёхлитровую банку за час, тот и победитель?

-Давай!,- обрадовался дракон. Он с радостью согласился на эти условия- видать, бедный Мастур не знал, что у его соперника не только три очка…

Началось соревнование. Мастурбировал дракон самозабвенно- в три ствола! В первую же эякуляцию полбанки- хуякс и готово! Радуется, гадина, сопит, но не забывает про Интернет, юзает по порносайтам..

А Мастур, мастер по этому делу с малолетства( не зря же его отец постоянно руки мальца во время сна под одеяло заправлял??), довольно скоро вырвался вперёд и первым заполнил банку..

Опечалилась огнедышащая скотина, но договор есть договор. Зловонно бздонув, отправилась далеко на Юг, за пределы Ханства..

В тот же день, выжав из скакуна все его лошадиные силы, Мастур-Батыр вступил в столицу и сразу направился к дворцу Хана.

-Где моя награда?,- под рёв ликующей толпы Мастур вбежал во дворец.

-В спальне направо. Помыта, побрита, ждёт Батыра! А рис и семачки уже на верблюдах, сынок!,- Хан услужливо отворил дверь в опочивальню принцессы.

Юный герой ринулся внутрь, но вскоре его обеспокоенное лицо появилось в дверном проёме.

-Папаша, чисто не в обиду, но вы бы дочку покормили бы чтоли перед приёмом гостя! Весь хуй покусала, голодная, видать, шибко! Возьму рис и семки- и на этом спасибо! Да и ваще, что я за Мастур-Батыр, если у меня баба будет!!

И с этими словами ускакал..

Смирился Хан с этим, да и дочка его не сильно пиздела, виноватой себя, видать, чувствовала.. Да и с волей народа нужно было считатся…

А Мастур ещё долго Батырил, но это уже совсем другое сказание…

Грамгрылов©

_________________
СУДЬБА ИГРАЕТ ЧЕЛОВЕКОМ (ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК - ЛЖЕЦ). (ББ)

  Профиль  
  
    
#24  Сообщение 01.02.18, 20:49  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
Загадки.

Бабушка поудобнее устроилась в кресле, ненароком смахнув на пол вязание, и открыла толстую потрепанную книгу.
- Ну, Миша, - ласково сказала она дребезжащим голосом, - давай сегодня поиграем в загадки?
Внук, укрывшись за горой деревянных кубиков, которые он старательно раскрашивал маркером в черный цвет, поднял на нее хмурые глаза и ничего не ответил. Подслеповато сощурившись, бабушка перевернула несколько страниц.
- Ну где же они... Нашла наконец-то, совсем видеть перестала. Вот скажи мне, Мишенька, что это такое? - бабушка громко прочитала. - "Сидит девица в темнице, а коса на улице"?
- Смерть это, - мрачно сказал пятилетний внук, загремев кубиками, - которую кто-то в тюрьму посадил. Вот дураки. Она же все равно выйдет, а потом косой ка-ак махнет! И всех убьет.
- Что ты такое говоришь-то, Миша? - растерянно спросила бабушка, поспешно переворачивая страницу. - А вот смотри, смотри: "Лежит рог на боку, концы в лес и реку, кабы этот рог встал, так до неба и достал"?
Внучек задумался. Потом неуверенно пошевелил губами.
- Даже и не знаю, - наконец отозвался он, деловито застегивая сандалету, - похоже на какого-то апокалиптического Зверя. Левиафана. Когда он встанет - тут всем и смерть.
Бабушка перекрестилась дрожащей рукой и поспешно зашуршала страницами, пытаясь найти что-нибудь попроще. Морщинистый лоб покрылся капельками пота.
- А вот еще, Миша. "Что за урод: нога и рот, ничего не вижу, ртом таскаю жижу, сам не глотаю, а выпиваю"?
Лицо мальчика совсем помрачнело.
- Не знал я, бабушка, что ты любишь загадки про искалеченных рабов. Не знал... Это же слепой раб-водонос, приспособленный дикими кочевниками для бесчеловечной работы. А чтоб не сбежал, ему все остальное отрубили, глаза выжгли каленым железом... Но он недолго протянет, скоро умрет от тяжкого труда, конечно.
Бабушка не сдавалась, хотя и почувствовала легкую дурноту.
- Ну хоть на это правильно ответь! Что такое - "Избушка нова, а жильца нет.Жилец появится, изба развалится"?

Миша шмыгнул носом и посмотрел на старушку огромными, полными слез глазами.
- Гроб это, бабушка! Тут и младенец догадается. И ты... - он всхлипнул судорожно. - ... и тебе... И тебе недолго осталось!
- Что ты такое говоришь-то? Окстись! - бабушка судорожно закрестилась, мелкой щепотью касаясь лба. Мальчик, пользуясь этим, снова с головой погрузился в раскрашивание.
- И еще вот: "Пришли гости - и под лавку"? А? Это что? - победоносно спросила бабушка.
- Это гостей убили, - глухо отозвался Миша, и его лицо побледнело, - как только они пришли в гости, на них тут же злые дядьки с ножами набросились, горло перерезали... Кругом кровища, жутко... Бабушка, ты только не спрашивай, что такое "Зимой и летом одним цветом", хорошо?
- Не буду, - с ужасом глядя на внука, сказала она и перелистнула сразу половину книги. - Тут другая загадка. "Сидит Пахом на коне верхом, книги читает, а грамоты не знает". Это кто?
- Зачем ему грамоту знать? - вздохнул Миша. - Ты, бабушка, Откровение Иоанна Богослова давно читала? "И вот конь бледный, и на нем всадник..." Короче, это тоже Смерть. Ей читать незачем. Она и так все знает.
- "Без окон, без дверей, полна горница людей"? - прошелестела бабушка еле слышно.
- Склеп, - отрезал Мишенька, - или газовая камера. Выбирай. И там и там плохо, все мертвые лежат.
- "Сидит дед, во сто шуб одет, кто его раздевает, тот слезы проливает"?
- Хм, - внук оторвался от кубиков, - это, конечно, тоже мертвец. Только ты, бабушка, неправильно читаешь. Там не дед, а "андед", так точнее должно быть. Конечно, кто же по своей воле станет такого раздевать? Он тебя раз укусил - и все! А вообще это загадка про осквернителей могил.
- Внуче-ек, - обреченно протянула бабушка, - как же это? Ведь люди же сочиняли для детей... Ну вот хоть такая: "Во дворе поставлен дом. На цепи хозяин в нем"?
- Склеп.
- Да почему склеп-то? - не выдержав, закричала старушка. - Ну почему?!
- "На цепях во тьме печальной гроб качается хрустальный", потому что. Ты же мне сама Пушкина на ночь читала.

- Гос-споди, - застонала бабушка. - Все. Невозможно с тобой! Ну... Ну вот ответь мне еще на одну загадку. "В капусту он забрался осеннею порой: рогатый и лохматый и с длинной бородой". Ну?
Мишенька стукнул по кубикам кулачком Построенная им башня рассыпалась и раскатилась по комнате.
- Это дьявол, кто же еще? Все приметы его. Бабушка, ты бы не поминала кого попало, а?
- "П-под лужку он важно бродит, - заикаясь, начала бабушка, - из воды сухим выходит, носит красные ботинки, дарит мягкие перинки"... Миша, кто это? Я тебе подскажу, погоди. Это гу...
- Гуманистка ты, бабушка. Маньяк это! Позавчера папа говорил, что все маньяки сухими из воды выходят. А ботинки у него от крови красные! Сначала он подарки дарит, а потом... - Мишенька провел ребром ладони по горлу и сделал страшное лицо.
- Это гусь! - закричала бабушка, вырывая лист из книги. - А вот это - "Два раза родился, ни разу не крестился, всем людям пророк" - это петух!
- Да? - удивленно протянул мальчик. - А похоже на Антихриста какого-то...
Книга выпала из сведенных судорогой пальцев, и бабушка откинулась в кресле, дергая ногой в тапочке и судорожно пытаясь положить под язык валидол.
Внук подобрал старый потрепанный том и открыл наугад.
- "Она на белых камушках сидит. Не подходите близко - закричит", - по складам прочитал он. Закрыл книгу и пожал плечами.
- Чего тут гадать? Обыкновенная баньши. Они все время кричат, когда кто-то умереть должен. Бабушка!
Мишенька подергал бабушку за подол платья.
- Бабушка!

Но она не отзывалась, и мальчик снова принялся за свои кубики.

(C) АХЗ

  Профиль  
  
    
#25  Сообщение 01.02.18, 21:06  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
Настоятель Ватанабэ Кураноскэ сидел в утреннем саду и любовался опадавшими лепестками сакуры, не уставая про себя возносить молитвы Каннон и будде Амиде. Было зябко, пела ранняя птица. Старый монах кутался в грубый плащ, на котором поблескивала холодная роса.
При всем этом попытки достичь гармонии и истинной медитации оставались безуспешными.
Настоятель Ватанабэ сознавал, что это как-то неправильно, потому что сознание непрерывно раздваивалось - в одной его половине он оставался престарелым монахом из Эдо, немощно кашляющим на низкой скамейке, зато другая половина настойчиво подсовывала ему образ какого-то заросшего густой щетиной мужчины, закутанного в странное стеганое хаори грязно-синего цвета, напоминавшее поддоспешник кавалериста и сидевшего под сосной, размера доселе Ватанабэ невиданного.
Нигде в изведанной им части страны не было таких гигантских сосен.
В волосатом кулаке мужчина, привольно раскинувшийся под сосной, сжимал прозрачный сосуд, до половины наполненный крепким сакэ. То, что это именно крепкое сакэ, настоятель отчего-то понимал без малейшего сомнения. Досадливо отмахнувшись от видения, Кураноскэ вновь забормотал молитву:
- Наму Амида буцу... Наму амида буцу!
На краткий миг он и действительно залюбовался лепестками сакуры, бело-розовым вихрем взметнувшимися к пламенеющему восходом небу. Но тут же очарование исчезло, уступив место вновь навалившемуся образу пьяного варвара под сосной. Перед глазами настоятеля все поплыло...

Василий Кривоносов, потомственный комбайнер совхоза имени Гагарина, очнулся от того, что затекшая шея мучительно ныла. Отодрав приклеившееся к смолистому стволу сосны ухо, он приподнял голову и мутно посмотрел по сторонам. Окружающий мир был отвратителен до предела. Над головою скрипел мачтовый бор, по небу плыли серые облака. С трудом приподнявшись, Кривоносов обнаружил в руке изрядно початую бутылку водки и тупо уставился на нее, потирая жесткую недельную щетину.
Память давала сбои. Вроде бы, вчера получив зарплату, он с дружком Петром Такэдой, обрусевшим потомком японского военнопленного, отправился на берег речки. "Созерцать несозерцаемое" - как сказал Такэда, двумя краткими словами умело описав грядущую пьянку. Маленький кривоногий японец, несмотря на годы работы в совхозе, оставался большим философом. Потом была первая опустевшая бутылка, сверкнувшей рыбой отправившаяся в мутную реку. За ней последовала вторая и третья. Похоже, Петро еще бегал к Машке-самогонщице за четвертой - иначе откуда бы взялось это тошнотворное состояние?
Василий огляделся вокруг более внимательно. Из-за куста можжевельника торчал замызганный кирзовый сапог, слегка подергивавшийся. На четвереньках Кривоносов подобрался к нему и заглянул за куст. Петр Такэда спал безмятежным японским сном.
- Вставай, узкопленочный! - хриплым голосом каркнул Виталий и дернул за сапог. Несколько секунд Такэда еще сопел во сне.
- Ах, как хороши вишни в лунном свете... - внезапно пробормотал он и, поморщившись, открыл глаза. В тот же миг Кривоносов вспомнил - точно, была четвертая бутылка! Именно в процессе ее распития Петр зачем-то поволок друга к забору совхозного вишневого сада и долго заставлял смотреть на деревья, белыми грудами высящиеся в свете луны. Когда комбайнер выразил свое недоумение, японец укоризненно помотал головой и пьяно продекламировал, подняв палец к небу: "Даже будда Амида сходит с небес, чтоб насладиться цветением сакуры". Ни хрена не поняв, Кривоносов обозвал дружка безродным космополитом и отправился на опушку соснового бора - любимое место всех местных алкашей.
Потерев щеки ладонями, Василий крепко ругнулся. На миг ему показалось, что рядом с ним сидит не Петр с опухшим желтым лицом, а кто-то другой, кутающийся в грубый плащ, засыпанный лепестками вишни и монотонно повторяющий непонятную фразу на чужом языке.
- Наму Амида буцу... - пробормотал Кривоносов слова, оставшиеся на языке. Ерунда какая-то.

Ватанабэ Кураноскэ очнулся от внезапного забытья, вздрогнул и поднялся со скамьи, опираясь на узловатый посох, передававшийся от настоятеля к настоятелю и отполированный тысячью прикосновений до матового блеска. Солнце уже взошло. Легкий южный ветер утих, на деревьях почти не осталось нетронутых соцветий - зато весь сад, дорожки, камни и даже плащ настоятеля - все было усыпано розовыми лепестками. Еще немного старый монах постоял, тусклыми глазами глядя на солнечный диск, плывущий в легкой дымке.
Неприятное виденье таяло, стиралось в голове, постепенно превращаясь в забытое сновидение, шутку ночных демонов.
В бессчетный раз возблагодарив Каннон, настоятель Ватанабэ побрел в храм, шаркая старыми гэта по истертым плитам и отвечая на поклоны проходивших мимо собратьев.

(С) ККК

  Профиль  
  
    
#26  Сообщение 02.02.18, 11:02  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
phpBB [media]


phpBB [media]


phpBB [media]


phpBB [media]

  Профиль  
  
    
#27  Сообщение 02.02.18, 19:28  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
Очень гадкий утенок (с)

Больше всех доставалось Коту.
Практически в первый же день после своего возвращения, бывший Гадкий Утенок важно-вразвалочку подошел к Коту, мирно дремлющему на крылечке, и заявил:
- Когда мы, лебеди, пролетали над Египтом, то видели потрясающую вещь. Оказывается, в Египте кошка - священное животное!
- Мрррр, - довольно прищурился Кот.
- Правда, здесь нам тут не Египет... К счастью, на родине все знают, что бесполезнее кошки зверя нет, - и такой же важной вразвалочкой удалился.

- Товарищи! Господа! Мы, лебеди, не просто искали местечко потеплее, мы совершали совсем культурную миссию! В нашей этнографической экспедиции мы узнали о множестве традиций, и теперь мой долг, я бы даже сказал, неотъемлемая обязанность бытия - нести свет просвещения среди народных масс и далее.
- А без света мы никак не проживем? - Петух терпеть не мог, когда на птичьем дворе кто-то выступал громче, чем он.
- Помолчи, отсталое мещанство! - Утка, которая после возвращения сына вся расцвела и осмелела, не собиралась прощать Петуху способность раньше всех находить самую вкусную еду.
- Вот кому и следовало бы помолчать, так это тебе, соседушка, - добавил в голос еще яду Петух. - Меня давно интересует вопрос, как же это так могло получиться, что утка снесла лебединое яйцо?!
Утка побледнела всеми перьями, вокруг загоготали.
- Шовинистская свинья!
- Чего это сразу мной обзываться?! - обиженно захрюкала Свинья.
Поднялся гам. Вспомнили все случаи, когда лебеди пролетали над двором, кто где в этот момент был и что делал. Оказалось, что не у всех куриц есть алиби, Петух разошелся окончательно, грозился разогнать весь свой гарем и тоже завести себе "лебедушку", Свинья жаловалась на скудость употребляемых ассоциативных определений и искала альтернативы, гневно залаял Пес, услышавший от нее обидное в женском роде, и заблеяла Коза, услышавшая обидное в роде мужском. Хозяйка, вышедшая проверить, почему на дворе так шумно, запнулась за Кота, мирно дремавшего на крылечке, и ему опять досталось больше всех.

- ...Слышишь ты, птица! Блин, да позовите же его кто-нибудь!!
Петух надрывался уже минут двадцать, но Лебедь, плававший на середине озера, предпочитал его не слышать. На берегу собрался весь птичий двор, но из водоплавающих была только Утка, а просить ее напрямую после всех выщипанных друг у друга перьев Петух просто не мог.
В этот момент любопытство Лебедя пересилило гордость. Сделав вид, что только что заметил галдящую толпу, он подплыл неспешно.
- Слушай, птица..., - Петух с трудом мирился с тем, что кто-то смотрел на него свысока, как этот Лебедь с длинной шеей. - Ваш... лебеденыш достал нас уже всех.
- Достал?
- Абсолютно. Толкает лозунги, переустраивает порядки, позавчера запретил клевать зерно и всех призывал переходить на экологически чистую зеленую траву. На прошлой неделе заявил, что открывает курсы "по превращению в лебедя, недорого". Мои дуры... извините, дамы... мои куры плачут почти ежедневно, потому что цыплята пытаются учиться у него не только летать, но и плавать.
- Но это же хорошо. Прогресс, новые умения, новые возможности. Нет? - Лебедь даже не пытался скрыть издевку.
- Оно, конечно, да... Но из-за него ж постоянно все ссорятся!!! А уже осень, и вы на днях соберетесь в путь. Ну мы и подумали... Пусть мы будем отсталым, духовно неразвитым мещанством, пусть мы будем клевать зерно без новых технологий и пить воду из лужицы, пусть мы не будем летать на юга каждый год, только заберите его от нас!!!!
- Видишь ли, друг мой, - Лебедь сделал вид, что задумался. - Не могу.
- Почему?!!
- Потому что он - утка.
- Как это "утка"?! - ахнула Утка.
- То есть селезень. Один раз слетал с нами, но ведь это же невыносимо - то мы летим слишком быстро, то слишком высоко, то он не отдохнул, то обзывается "лентяями", то он не наелся, то он слишком отъелся и его от местных жителей спасать надо...
Поднялся гам. Утка верещала, что этого не может быть, потому что ради любимого сыночка она даже вспомнила, где, когда и с кем. Петух орал на свой гарем и грозился затоптать этого Селезня в особо извращенной форме, Куры плакали и клялись нести только золотые яйца. Индюк хрюкал над этим зоопарком, пока его нечаянно не столкнули в воду, а когда достали - обозвал всех надутыми идиотами. На "надутых" обиделись сидевшие на диете Перепелки, и заодно с ними Индейка. Вспомнили предков-птеродактилей, пожалели, что зубы исчезли в процессе эволюции, прокляли по этому поводу предков-птеродактилей и заодно взвалили на них ответственность за кризис и птичий грипп.
В этот момент Хозяйка, вышедшая проверить, почему на дворе так тихо, обнаружила на земле только пару перьев, и к тому времени, как птицы вернулись с озера, Коту опять досталось.

Спустя несколько месяцев...
- Жестковатый кусочек попался, - как бы невзначай заметил Хозяин, с трудом прожевывая жилистое мясо.
- Ах так! - взвилась Хозяйка, которая обнаружила, что птица не жуется, еще на кухне, когда украшала блюдо для подачи на стол. - То есть ты хочешь сказать, что я не умею готовить?! Что я - плохая жена?!!
- Ничего подобного я не говорил. А ты могла бы хоть в рождественский вечер обойтись без упреков, - заранее смирился с участью Хозяин.
- То есть я еще и скандалистка?!! А кто, спрашивается, кто притащил мне эту старую утку, и как, спрашивается, я должна была приготовить из нее что-то съедобное?!
- Да вполне съедобно, мам, - попытался сгладить ситуацию Отпрыск.
- "Вполне"?! "ВПОЛНЕ"?!! И вот это неблагодарное чудовище я воспитала?!!!...
Скандал продолжался почти до утра. Доедать ужин, разумеется, никто не стал и почти нетронутый селезень был отправлен к объедкам. Больше всего досталось Коту.

(С) ЦЫ

  Профиль  
  
    
#28  Сообщение 02.02.18, 23:48  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
7 наиболее распространенных мифов, не имеющих отношения к сказочной реальности

1. Добрые феи либо хорошенькие, либо похожи на добрых старых бабушек.

Это неправда. Большинство фей, в том числе добрых, довольно непривлекательны на
вид. Особенности обмена веществ вызывают у фей специфический запах,
переносить который достаточно трудно. Известно, например, что Золушка, на самом
деле, не забыла, что в 12 часов все накроется медной тыквой, просто как
раз тогда, когда крестная ей это объясняла, она уже окончательно сдурела от
вони и мало что понимала.

2. Дровосеки всегда готовы заступиться за маленьких поросят, бабушек, красных
шапочек и прочих слабых положительных героев.

Это не всегда так. В отдельных случаях, дровосеки на самом деле показывают себя
героями, однако, в подавляющем числе случаев - это достаточно грубые,
сильно пьющие извращенцы, годами обходящиеся в лесу без женского общества.
Известно, например, что на долю дровосеков приходится примерно 80%% всех
изнасилований добрых фей - только эти психи способны не только переносить эту
вонь, но и делать при ее наличии свое гнусное дело.

3. Поцелуя любви достаточно, чтобы разбудить спящую принцессу.

Практика говорит об обратном. Поцелуй любви, как и любая прелюдия, несомненно
может вызвать адрналиновый скачок у спящей принцессы, однако в жизни принцы
вынуждены обращаться к существенно долее жестким способам пробуждения партнерш.
Особенно это сложно тем, кто будит девственных принцесс, которые, в силу
дворцового воспитания, достаточно фригидны. Так, вопреки сказке, пробуждение
Белоснежки потребовало бы от принца по меньшей мере фистинга. Hеудивительно,
что многие принцы, от природы скромные, а, благодаря тому же воспитанию,
робкие, ломаются, не дойдя дальше обычного петтинга, поэтому принцессы в итоге
достаются существенно более раскрепощенным дровосекам, которые иногда неделями
разыскивают по лесам неосвоенные ранее пещеры со спящими принцессами.

4. Лиса - хитрое животное, готовое всегда обмануть ради собственной выгоды.

Это не так. Лиса, несомненно, выглядит пройдохой, однако на практике
простовата, жадна и легко поддается на манипуляции. Известен случай, когда одна
добрая фея под видом помощи своей крестной, молоденькой лисице, завладела ее
трехкомнатной квартирой в Химках, причем несчастная поняла, что происходит,
уже тогда, когда фея не только продала эту квартиру, но и поселилась на
вырученную сумму неподалеку от Хайфы.

При этом надо признать, что лисы инстинктивно достаточно удачливы. Hапример,
общеизвестно, что лисы очень боятся дровосеков, не вступая с ними не только
в непосредственный контакт, но даже и в переписку на сайтах знакомств.

5. Людоеды - огромные великаны, постоянно питающиеся маленькими детьми.

Если бы это было так, человеческий род давно бы вымер. Hа самом деле людоеды
скорее низкорослы, а в пищу предпочитают употреблять мясо, срезанное с
ягодиц 20-25-летних женщин, примерно за час до освежевывния занимавшихся ярким,
запоминающимся сексом. Гастрономические предпочтения привели к тому, что
сегодняшний людоед в большинстве случаев элегантен, начитан и способен
поддержать разговор на любую тему. Об их способностях в постели ходят легенды,
что позволяет им регулярно ужинать не только досыта, но и в удовольствие. Многие
принцессы, после нескольких попыток привить мужьям-дровосекам хотя бы азы
обходительного поведения поддавались на очарование людоедов.

Вопреки сказкам людоеды и дровосеки очень дружны.

6. Гномы хранят в своих пещерах несметные сокровища.

Hеверно. Общий дефицит пещер привел к тому, что гному предпочитают сдавать свои
пещеры под гробы со спящими принцессами в посуточную аренду, а сокровища
просто закапывают под исполинскими деревьями. Гномы, как и в сказках, очень
жадный народ. Достаточно родственникам принцессы задержать очередню оплату
пещеры хотя бы на несколько дней и гномы немедленно продают адрес пещеры
местному дровосеку.

Другой особенностью гномов является полное отсутствие обоняния. Известно, что
20%% изнасилований добрых фей совершаются как раз гномами и совершались бы с
гораздо более высокой частотой, однако в силу маленького роста гном способен
изнасиловать только совсем пьяную или обколотую фею.

7. Волшебство совершается при помощи волшебных палочек.

Это предрассудок. Hа самом деле волшебная палочка являестя скорее цеховым
знаком у фей, волшебников и, как ни странно, людоедов. Такое странное положение
вещей не раз вызывало кривотолки о том, что людоеды, на самом деле являются
самцами фей, однако сами феи неоднократно заявляли, что с гневом отвергают
такую возможность, а все многочисленные совпадения должны быть расценены именно
как совпадения и ни как иначе. Тем не менее, в пользу этой теории говорит
то, что численность популяции людоедов примерно совпадает с кол-вом фей,
изнасилованных гномами, от которых, возможно они и унаследовали свою
низкорослость.

(с)3,14жено

  Профиль  
  
    
#29  Сообщение 03.02.18, 22:20  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
...

- Жили-были три брата...
- И две сестры...
- Да, но сестры умерли во младенчестве, после долгой и продолжительной болезни...
- Одна в возрасте 96 лет, а вторая и до сих пор живет неизвестно где.
- Известно где - подрабатывает привидением в родовом замке гецогов Кентерберийских. Так вот. Жили-были три брата...
- И умерли?
- Нет, умерли они позже. Но сначала у них умирал отец...
- Знаю! И дал им веник. Со словами: "Сломайте его, дети мои". Взяли сыновья веник...
- И сломали его пополам с легкостью необычайной. Ну там - здоровая пища, свежий воздух, деревенская жизнь - еще и не такое ломали.
- Отец так удивился, что даже сел на кровати...
- Чего три года от него ни один врач добиться не мог. И попросил принести метлу.
- ...Которую сыновья тут же сломали тоже. В мелкие щепки, а потом еще развязали и каждый прутик отдельно переломили.
- Отец увлекся, и давай совать сыновьям всякие вещи - кочергу, лом...
- Три тома "Войны и Мира", колоду карт Таро, подшивку "Крокодила", рояль "Беккер" и бидермейеровский комод...
- "Война и Мир" хорошо порвалась, а с комодом пришлось повозиться, но потом и его сломали.
- Тогда отец снова загоревал, и тут же умер...
- Перед этим собственноручно переписав от руки "Британскую энциклопедию", где в 20 тысячах статей зашифровал место спрятанного клада.
- Да. Именно. Но дети были не промах...
- И отец тоже. Приподнялся он вдруг из гроба и говорит: "Сыновья! Оставляю я вам на троих наследство великое!..."
- "Вот ни хрена ж себе, подстава!" - подумал четвертый сын, махнул рукой и ушел в викинги.
- Тогда братья окончательно доломали веники...
- И отца...
- И бросили ключ от дома в колодец.
- Где жили три сестрички - Элси, Лэси и Тилли...
- Собственно, вот этим ключом-то на 48 и убитые...
- А братья отправились копать на указанном месте, расшифровав указания про клад.
- Знатное получилось поле - 60 гектаров методом безотвальной вспашки, зябь, озимые и яровые...
- Когда клад нашли...
- А его нашли?
- Нашли, нашли. Так вот. Когда клад нашли, то обнаружилось, что там все уже испортилось - пятьдесят пудов сала, горилка...
- И красные черевички.
- Да. Зимой и летом одним цветом, потому что окровавленные. Их искал кузнец Дракула, посланный своей невестой Оксаной...
- Графиней Элизабет Баттори. Прямо из ванны с кровью девственниц...
- И не нашел. Да и не о них речь. А от клада совсем ничего не осталось?
- Осталось, конечно. Одних золотых коронок на полтора миллиона рейхсмарок - отец заботливым был. Потом еще абажуры из кожи, тапочки, портсигары. Собрали все это братья...
- И в кабак. Пили, гуляли, прослыли садистами и убийцами.
- И я там был, мед-пиво пил...
- И ты?!?
- Кстати, потом выяснилось, что это был вообще не тот клад, а просто братская могила. Тот отец зарыл под старой яблоней, а в энциклопедии вообще от балды понаписал...
- А настоящий клад нашел четвертый сын...
- И было там двадцать килограммов чистейшего кокаина, комиксы про Человека-Паука с автографом, карта Острова Сокровищ, ласты и тонна родезийских алмазов...
- Алмазы он сразу выбросил, потому что некрасивые и твердые - жевать неудобно, карту читать не умел и всю скурил, а кокаином смоделировал снег на новогодней вечеринке...
- И пошла о нем слава, как о лучшем массовике-затейнике.
- И стал он жить-поживать...
- Пока не умер окончательно и бесповоротно. В пятый раз...
- И тогда даже уже не стали склеп бетонировать приваливать и охрану ставить у входа. Надоело.
- Но это уже совсем другая история.

.(c) из письма в бутылке на берегу острова

  Профиль  
  
    
#30  Сообщение 04.02.18, 18:01  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
Мойдодыр

Странный скрежет.
Еще раз.
Я открыл глаза. Все вокруг было знакомым - утро в собственном доме редко выглядит по-другому. Я посмотрел на часы, и электронный будильник нервно подмигнул мне зелеными цифрами. Девять ноль две. Разогнав остатки дремоты, я понял, что на мне нет одеяла. Странно... Обычно, по ночам я не страдаю от жары и не сбрасываю одеяло с себя на пол, как это частенько делает моя жена. Тем более, что она уже неделю жарилась на крымском пляже, а я, увы, остался дома, в городе, где все эти семь дней дождь переставал поливать только один раз.

В дальнем конце комнаты, рядом с дверью, что-то зашуршало. Я поднялся с кровати как раз вовремя, чтобы увидеть это.
Мое одеяло.
Оно медленно втягивалось в щель под дверью, судорожно подергиваясь, короткими толчками. По полу за одеялом тянулся мокрый след - оно уронило большую вазу, в которой уже вторую неделю сохли розы, которые я подарил Дашке на день рожденья. Наверно, этот грохот меня и разбудил.
Пока я оцепенело глядел на ожившее одеяло, оно втянулось под дверь целиком и исчезло в коридоре.
- Что за бред... - хрипло сказал я. В горле было сухо, язык тряпкой ворочался во рту. Одеяло... я что, все еще сплю? Но я знал, что это не сон, во сне не бывает такого четкого восприятия окружающих событий.
Шорох раздался сзади, и я резко обернулся.
Не может быть...
Подушка, еще хранившая отпечаток моей головы, начала морщиться и ритмично пульсировать, точно живое сердце. Я увидел, как из нее вылетело несколько перьев, которые маленьким вихрем закружились по комнате. Не думая, бессмысленно, я сделал шаг назад - и упал, больно ударившись головой об дверцу книжного шкафа, потому что подвернулась нога. Лодыжку как будто стиснули клещами. Рванувшись, я увидел, что это простыня. Свернувшись в трубку, она незаметно обхватила мою ногу и теперь затягивалась, подобно медицинскому жгуту. Еще один поворот - и боль стала невыносимой.
- А, твою мать! - я не мог даже просунуть под тугой жгут простыни пальцы, чтобы хоть чуть-чуть ослабить тиски. Но тут, когда я еще раз стукнулся плечом об шкаф, что-то свалилось мне на колени. Нож! Обычный швейцарский "складешок", сейчас он показался мне чудесным мечом, не меньше чем Экскалибуром. Рванув лезвие, я полоснул по простыне наискосок. Она судорожно вытянулась, и в следующую минуту безжизненно обвисла. Петля на моей лодыжке разжалась.

Когда я встал на обе ноги, то сморщился от боли. Синяк на ноге, наверно, будет ого-го какой. Да и черт с ним... а где подушка?
Когда я кинулся на нее, взмахнув ножом, подушка вся съежилась, превратившись в шар размером не больше мелкого арбуза. И атаковала сама. Это было похоже на нападение взбесившейся боксерской груши. В следующие несколько мгновений я получил несколько оглушительных ударов в лицо и почувствовал, как из носа потекла кровь.
- Сука, - я заслонился рукой, но удар пришелся по локтю, который взорвался болью. - Ах ты...!
Я полосовал ножом направо-налево, и вдруг почувствовал, как острое лезвие распороло ткань. Подушка ударилась об потолок и шлепнулась обратно на кровать, расправившись. Из рваной дыры в середине хлопьями лезли перья.
И в это время длинно позвонили в дверь. Я выскочил из комнаты как раз тогда, когда ручка уже начала поворачиваться, и увидел одеяло. Или, скорее, нечто, имевшее форму одеяла. Изогнувшись буквой "S", оно замерло напротив двери, вибрируя и натянувшись, твердое как стальной лист. А ручка продолжала поворачиваться, и наконец, дверь распахнулась.
- Хозяин дома? - на пороге стояла наша соседка, Жанна, с пустой кастрюлей в одной руке. Я уже не мог ничего сделать. Увидев одеяло, Жанна недоумевающе посмотрела на него и улыбнулась.
- Это что вы тут... - договорить она не успела. Одеяло распрямилось как пружина, и верхний его край, не толще листа бумаги, снес соседке голову с плеч. Стукнувшись об бетон лестничной площадки со звуком, какой бывает, если уронить тяжелый капустный кочан, голова подпрыгнула на ступеньке, крутнулась на свеженькой прическе, разбрызгивая из обрубка шеи капли крови, и укатилась в угол. Тело, постояв еще секунду, тяжело завалилось в прихожую, дергая подогнувшимися ногами и обдав стены яркой красной струей. Сверху на него упало одеяло, сворачиваясь в огромный мокрый конверт.
Я ощутил, как во рту стало кисло, и тяжелый комок подкатил к горлу. Прокусив губу и не чувствуя боли, только соленый привкус, я кинулся на одеяло, прижав его коленями и чувствуя под тканью и шерстью податливый труп. Мой нож раз за разом втыкался в полотно, оставляя дыры, заполнявшиеся кровью. Скрутившись так, что у обезглавленного тела захрустели кости, одеяло выгнулось в подобии судороги и осело - теперь уже бесформенной мятой кучей.
Я сидел на полу, посреди кровавой лужи, в которой скользили мои ладони. В голове все мутилось, сердце ухало, распирая виски.
И тут я услышал скрежет.
Теперь я понял - это и был тот самый звук, который я услышал, еще лежа в кровати. Он становился все громче, от него вибрировали стены. Казалось, что-то с треском продирается сквозь кирпичные перегородки, обрушивая пласты штукатурки. Звук шел из ванной, и я не мог оторвать взглядя от белого пластика двери.
Дверь вылетела, будто снесенная залпом из пушки, и рассыпалась на куски, ударившись об висевшее напротив зеркало, которое взорвалось стеклянным облаком. Я успел отвернуться и закрыть лицо рукой. Крупный осколок пропахал кожу от локтя до запястья, еще несколько мелких воткнулись в шею так, что я вскрикнул от резкой боли. Смахнув их, я увидел, как по руке течет кровь. Но я уже не обращал на нее внимания.
Он выдвигался из ванной в облаке пара. Его железный угол снес косяк, и белая известковая пыль взметнулась к потолку, когда он переступил порог и вывалился в коридор. Здесь он замер, сильно накренившись на один бок.
Этот здоровенный антикварный умывальник моя мама нашла на каком-то блошином рынке. Конечно же, устоять она не смогла, заплатила грузчикам, которые приволокли это чудовище к нам домой и поставили в маминой спальне. Там он и притаился - в углу, пугая гостей своими размерами и дребезжанием. Мама была от "Мойдодыра" в восторге, пыталась полировать специальными салфетками потемневшее железо и облупившееся овальное зеркало, а когда я опрометчиво пожал плечами и сказал, что место этому порождению больной фантазии на свалке - обиделась на меня и несколько дней не разговаривала.
Но мама на пять лет уехала работать в Австрию, и нетрудно угадать, что я сделал. Выкидывать железяку, правда, не стал, но с помощью приятелей перетащил умывальник в ванную и задвинул в угол. Уже год он послушно стоял там и покрывался пылью.
И вот теперь он сошел с ума.
Я заскользил ногами по крови, уворачиваясь от ожившего железного чудовища. Грохнула крышка, сорвавшаяся с шарниров - она врезалась в стену, не дальше сантиметра от моей головы. Мне показалось, что овальное зеркало в середине умывальника подернулось гневной рябью и исказилось в ухмылке. Выкатившись из-под крышки, я кинулся в комнату, стискивая в мокрой ладони бесполезный теперь нож. Захлопнул дверь и зачем-то навалился на нее спиной.
Удар!
Локтями и коленями меня кинуло прямо в платяной шкаф. Дверца треснула, и я почувствовал, как внутри меня что-то треснуло тоже, словно острая пика проткнула левый бок. Я задохнулся и повалился на пол, дергаясь от боли, а сверху падали мамины платья.

Он приближался. Сначала в комнату, словно две черные змеи, вползли его передние поржавевшие ноги, втягивая за собой дребезжащее тело, которое оставляло глубокие борозды на паркете. Зеркало качнулось надо мной, и я догадался... Но для этого надо было встать, а сделать этого я уже не мог, потому что острый край железного ящика обрушился на мои колени. Я закричал и кричал, кричал, срывая голос, слепо размахивая руками в воздухе. И когда моя ободранная ладонь упала на ручку ящика, подавшегося под пальцами, я сначала даже не понял, что это, потому что железо безжалостно пережевывало мои ноги.
Но ящик вырвался, оставшись в пальцах. Сквозь слезы я увидел зеркало, наклонившееся надо мной - в нем отражалось перемазанное кровью лицо с разинутым ртом. И тогда я сделал последнее, что мог - швырнул тяжелый ящик в полированное стекло. Меня отшвырнуло назад, а он - он раскачивался, припадая на изломанную ногу, хрустя всем остовом, из которого вываливались болты и сыпалась ржавая труха. А потом умывальник рухнул и рассыпался, каким-то острым и длинным штырем намертво пригвоздив меня к исцарапанным брускам паркета.
Белый потолок крутился надо мной, и люстра, на которую я смотрел, пока не закрылись глаза, была его центром.
А я все думал - ведь это же неправильно.
Неправильно, что одеяла и умывальники приходится убивать. И самое главное - неправильно, что Дашка вернется и увидит такое...

(c)www

  Профиль  
  
    
#31  Сообщение 05.02.18, 17:30  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
Сказка о Шамане и Безумной Воде

Во времена, когда все деревья были маленькими, как трава, а небо – таким солёным, что полизать его приходили даже самые солёные звери, не говоря уже о пресных… Во времена, когда птицы не знали разницы между югом и севером, а разницу между землей и небом понимали с большим трудом… Во времена, когда никто ещё не был ни живым, ни мёртвым, а только был или не был, жил один шаман, который не умел ничего, кроме как пить. Народ, что жил по соседству с шаманом, тоже умел пить, но шаман – тот умел пить так, что выпивал всё до последней капли, да ещё вместе с отражением, что там было. Потому боялись шамана люди. И с ним не пили. И, соответственно, не уважали.

И был у шамана единственный друг – козёл. Крыльев у козла было много и хвостов тоже, но зубов в пасти – ещё больше. Тем более, что на каждой голове козла имелось по целых три пасти. И был тот козёл лысым, а вместо передних копыт у него – человечьи ладошки, а вместо задних – человечьи пятки. Боялись козла сразу по двум причинам – за его жуткий облик и за то, что был козёл другом шаману. А вот не уважали всего по одной, и даже эту причину приходилось делить козлу с шаманом на двоих.
Так и жили они, шаман пил, а козёл, уставившись в ночное небо, клацал зубьями, пытаясь ухватить хоть одну звезду, но ничего у козла из этого не получалось. Иногда шаман помогал козлу – разжигал костёр и прыгал вокруг, глотая сыпавшиеся по ветру искры.

Люди же, что жили по соседству, строили города и покоряли пространства. А когда покорили пространства – принялись покорять разум. И до того покорили разум, что утратил разум волю свою и зачах. А народ, когда от разума его остался один только пшик, вдруг перестал пить. Как пить без разума? И головой пить пытались и… ну про это лучше не надо, а ничего-то у них не выходило, как у козла со звёздами. И вспомнил тогда народ про шамана, что жил по соседству. Но не просто вспомнил, а с хитростью, ибо хитрость – если разума нет, его заменяет. Можно всё, что делалось раньше с помощью разума, делать с хитростью. Всё… а вот пить – нет.
А хитрость заключалась в том, что не сказали люди :
- Научи нас, шаман, пить… глядишь – и разум снова появится.
А сказали люди по-хитрому:
- Давай, шаман, с тобой выпьем. Потому как теперь мы тебя что-то сильно зауважали.
Это для того они так придумали, чтобы шаман отказать не смог. Думали, раз они дураки теперь, то и шаман тоже…
А шаман говорит :
- А что… друга моего – козла, тоже уважать станете? Ведь одно на двоих у нас с ним уважение.
Согласился народ. Но вот только с хитростью не рассчитал. Вся хитрость на шамана ушла, а на козла не хватило. И зауважал народ козла по-настоящему, без обмана. А у козла от этого уважения сразу всяческие метафорфозы сделались : головы срослись, зубы лишние повыпадали, а крылья и хвосты отвалились( про то, откуда у козла теперь хвост - другая история). Стал козёл руку протягивать людям – а там, вместо ладошек, копыта. Стал пятку в раздумье чесать – а там тоже копыта. Но не о козле речь, это так, к слову.
Сказал шаман:
- А вот… полезай-ка, народ, в мою кружку. Я стану пить снаружи, а вы - изнутри. И будет тогда у нас уважение и полный брудершафт.
Так и сделали.

Как народ тот звался, теперь и не помнит никто. А шамана все у нас знают сугубо по имени. И уважения теперь к шаману столько, что даже отчество ему придумали. Вон, стоит за стойкой, весь мохнатый… Да наливай ты скорее! Но пить погоди: смотри… видишь, там, на дне… чьи-то рожи кривляются? Это и есть тот народ. Народ без разума. Оттого и вода, которую ты пьёшь, уже не вода. Всё безумие этой воды – от того народа, который шаман в неё заманил… Ну… за шамана!

(c) vvv

  Профиль  
  
    
#32  Сообщение 09.02.18, 17:56  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
Помощник.

Буратино сидел и мрачно пилил себе деревянную ногу тусклой ножовкой чуть выше колена.
За этим занятием его и застал Папа Карло, который вошел в прихожую, отряхивая дождевые капли с черного зонтика. Он поставил в угол тяжелую шарманку и остолбенело замер.
- Сынок! Милый! Ты что? - опомнившись, оторопел Папа Карло и бросился отнимать у Буратино пилу. Однако же, был молча и нещадно поколот острым носом и поспешно отступил за обеденный стол, покрытый выцветшей клеенкой.
- Да что же ты делаешь? - жалобно взывал оттуда старый шарманщик.
- Спокойно, батя, - мрачно отозвался Буратино. Нога с хрустом отвалилась и тяжело стукнула об пол отсыревшей липовой ступней. Буратино, не глядя на нее, пошарил рукой по полу, поднял обрубок и грохнул его в открытую дверцу печи. Взвился сноп искр, одна из них затлела прямо на кончике носа, но деревянный мальчик смахнул ее ладонью.
- Сынок... - снова простонал шарманщик.
- Ну что - "сынок"? - передразнил его сын, и сорвал с головы полосатый колпачок. Посыпалась витая стружка. - Знаешь, каково это? Вчера приходил Медведь-Липовая Нога. Ну тот, из безумной русской сказки, помнишь? Грозился подать в суд - за использование имиджа незаконным образом. Говорил - мол, о нем раньше написали. А как с ним, этим славянским монстром, поспорить? В такую сырую погоду он совсем с ума сходит, ты бы видел его глаза...

Папа Карло ошеломленно тряс седой головой и что-то шептал.
- И как же ты теперь... без ноги? - горько спросил он. Буратино сделал большой глоток березового дегтя из стоявшей рядом пыльной бутылки, скривился и продолжал уже спокойнее, вытирая бегущие по подбородку черные капли:
- Что нога, отец? И без ног люди живут. Кстати, хорошо, что напомнил, нужно еще и вторую отпилить, - и он снова взялся за пилу.
- Не дам! - замахал руками старик. Потом весь как-то обмяк, глядя на визжащее полотно ножовки, ссутулился и заплакал, вытирая слезы большим клетчатым платком.
- Да ты что? - улыбнулся мальчик. - Не плачь! Сам подумай - зачем мне ноги? Лучше посмотри, что я придумал!
Он на руках дополз до стола и вытащил из под него небольшую металлическую платформу на широких резиновых гусеницах. Сзади к платформе был приварен небольшой кузов. Буратино гордо взобрался на нее и защелкнул специальные зажимы. Потом повернул рычаг, и платформа с тихим урчанием резво покатилась по полу, так что Папа Карло еле успел отскочить в сторону. Буратино резво перебросил рычаги, лихо крутнулся на одном месте, пощелкал стальным манипулятором.
- Смотри! А в этот кузов как раз влезет твоя шарманка! - радостно похлопал по железному листу самодельный сын. - И за день мы успеем объехать весь город. Я специально так сделал, чтобы ты порадовался... Ведь я каждый день вижу, какой ты усталый приходишь домой. А помнишь, на тебя напали разбойники и отняли всю выручку? Такого больше не повторится, поверь.
- Постой-постой, - старик внезапно присел перед платформой и открыл крышку незаметного ящичка. Пошарил там и изумленно достал небольшой топорик и острый кухонный нож золингеновской стали. - Что это, сынок?
- Знаешь, отец, - Буратино не отвел взгляда, он смотрел хмуро и чуть прищурившись, так что еле заметные трещинки разбегались от уголков глаз, - я бы не хотел говорить об этом.
Внезапно он протянул руку и больно стиснул холодными деревянными пальцами запястье Папы Карло.
- Впрочем... В городе живут разные люди. И не всем может понравиться твоя шарманка. Честно говоря, ее звуки даже меня иногда выводят из себя, - он выпустил руку и отвернулся от растерянного шарманщика, пощелкивая рычажками платформы.
- Пора спать.

Поглядев в спину старику, который побрел к своей кровати, Буратино хмуро усмехнулся и аккуратно положил топор обратно в ящичек. Взял нож. На секунду замер, внимательно рассматривая блестящее лезвие, потом аккуратно снял с него несколько длинных ярко-голубых волосков.
Дунул на пальцы и закрыл глаза.

  Профиль  
  
    
#33  Сообщение 11.02.18, 17:18  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
избранное от бормора про ....

Демиурги Шамбамбукли и Мазукта сидели в гостинной и пили чай с коржиками. Раздался негромкий, но настойчивый стук.
-Погоди, не открывай!- закричал демиург Шамбамбукли демиургу Мазукте, который уже встал с кресла и направился к двери.
-А собственно, почему?- удивился Мазукта.
-Там... ты даже не представляешь, кто там!
-Не представляю,- согласился Мазукта.- Поэтому и хочу посмотреть.
Он решительно повернул ручку и распахнул дверь.
На пороге стояли два человека в длинных неброских одеяниях.
-Чем могу быть полезен?- радушно улыбнулся Мазукта. У него было хорошее настроение, и он был готов исполнить две-три внеочередных просьбы.
-Мы несем свет,- произнес один из гостей.
-Электрики, что ли?
-Духовный свет!- уточнил второй гость.
Шамбамбукли страдальчески закатил глаза. Мазукта с интересом рассмотрел посетителей, заглянул им за спину и вопросительно приподнял бровь.
-Хм?
-Мы свидетели Шамбамбукли,- торжественно заявит Первый гость.
-Правда?- оживился Мазукта.- Вы от обвинения или от защиты?
Гости переглянулись.
-Свидетели. Просто свидетели,- с нажимом произнес Второй.
-Понимаю,- кивнул Мазукта.- Это вроде свидетелей стихийного бедствия, да?
-Нет,- ответил Второй с каменным лицом.- Шамбамбукли не стихийное бедствие!
-А стихийное благо?- услужливо подсказал Мазукта.
Второй запнулся, подумал несколько секунд и медленно кивнул.
-Да.
-Мазукта, не связывайся с ними,- предостерег Шамбамбукли. Мазукта только отмахнулся.
-Продолжайте, господа. Я вас слушаю. Итак, вы видели Шамбамбукли...
-Мы его не видели,- нахмурился Первый.- Хотя, конечно, и стремимся к этому всей душой.
Мазукта немного подвинулся, чтобы гостям лучше было видно сидящего Шамбамбукли.
-Но мы называемся Свидетелями, поскольку знаем его сокровенные тайны и волю его!- пафосно закончил Второй.
-Серьезно?- восхитился Мазукта.- А вот мне он ничего не рассказывал.
Он укоризненно покосился на друга.
-Сейчас они тебя пригласят на семинар,- мрачно предрек Шамбамбукли.
-Сегодня, в шесть,- подтвердили гости в один голос.
-Нет, сегодня я никак не могу,- покачал головой Мазукта.- У меня в четыре назначена встреча в пустыне, за два часа, боюсь, не управлюсь.
-Тогда послезавтра?
Мазукта не успел ответить - Шамбамбукли вскочил с кресла и решительно захлопнул дверь.
-Ну вот, а я только собирался немного поразвлечься,- надул губы Мазукта.
-Не связывайся,- повторил Шамбамбукли.- Честное слово, лучше не надо!
Под дверь с шуршанием протиснулась тощая брошюрка, и Мазукта хищно подхватил её прежде, чем Шамбамбукли успел отобрать.
-Ага! Вот она, тайная сущность Шамбамбукли!- радостно возопил Мазукта.- Сокровенные тайны и высшие помыслы! Всё, что вам следует знать о демиурге и мироздании! Ну-ка, ну-ка...
Он быстро пролистал брошюрку и озадаченно нахмурился.
-И это всё..? Четыре странички, включая заголовок?
-Вот за это я их и не люблю,- проворчал Шамбамбукли.
(С) Б

  Профиль  
  
    
#34  Сообщение 11.02.18, 17:22  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
Демиург Мазукта позвал в гости своего друга демиурга Шамбамбукли.
— О, привет! Это хорошо, что ты пришел, у меня для тебя подарок к Новому году.
— По какому летоисчислению? — поинтересовался Шамбамбукли.
— Неважно. По какому-нибудь. В каком из миров сейчас Новый год, по тому летоисчислению и подарок. Пойдем, покажу.
Мазукта потащил демиурга Шамбамбукли за руку и привел в крошечный мир — собственно, не мир даже, а лишь фрагмент мира. Это была уютная зеленая долина, накрытая прозрачным небесным куполом. Под куполом висело золотое солнышко, а внизу по долине бродили стада белоснежных овечек.
— Какая прелесть! — умилился Шамбамбукли.
— Это всё тебе, — Мазукта обвел крошечный мир рукой. — Можешь его вставить в рамочку или использовать при строительстве другого мира. Словом, делай что хочешь.
Шамбамбукли присмотрелся к стадам овечек.
— Выглядит очаровательно... а кто эти животные?
— Это агнцы, — пожал плечами Мазукта. — Твоя паства.
— Паства?
— Ну да. Раз ты их пасешь, значит, ты их пастырь. А они — твои агнцы. Бараны то есть.
— А вон тот зверь, черный и с длинными рогами — он кто?
— А, это... Это козлище.
— А он-то зачем нужен?
— Понимаешь... — Мазукта замялся, — так уж устроены агнцы. Сколько им пастырь ни указывает нужную дорогу, они всё равно идут за козлищем. В крайнем случае назначают козлом какого-нибудь самого жирного барана. Так что без него, сам понимаешь, никак.
— То есть, они будут считать своим хозяином какого-то козла, а не меня? — огорчился Шамбамбукли.
Мазукта рассмеялся.
— Ничего страшного! Главное, чтобы сам козёл знал, кто тут хозяин.

  Профиль  
  
    
#35  Сообщение 11.02.18, 17:24  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
-Я уже умер?-спросил человек.
-Угу,- кивнул демиург Шамбамбукли, не отрываясь от изучения толстой внушительной книги.- Умер. Безусловно.
Человек неуверенно переступил с ноги на ногу.
-И что теперь?
Демиург бросил на него быстрый взгляд и снова уткнулся в книгу.
-Теперь тебе туда,- он не глядя указал пальцем на неприметную дверь.- Или туда,- его палец развернулся в сторону другой, точно такой же, двери.
-А что там?- поинтересовался человек.
-Ад,- ответил Шамбамбукли.- Или рай. По обстоятельствам.
Человек постоял в нерешительности, переводя взгляд с одной двери на другую.
-А-а... а мне в какую?
-А ты сам не знаешь?- демиург слегка приподнял бровь.
-Ну-у,- замялся человек.- Мало ли. Куда там мне положено, по моим деяниям...
-Хм!- Шамбамбукли заложил книгу пальцем и наконец-то посмотрел прямо на человека.- По деяниям, значит?
-Ну да, а как же ещё?
-Ну хорошо, хорошо,- Шамбамбукли раскрыл книгу поближе к началу и стал читать вслух.- Тут написано, что в возрасте двенадцати лет ты перевёл старушку через дорогу. Было такое?
-Было,- кивнул человек.
-Это добрый поступок или дурной?
-Добрый, конечно!
-Сейчас посмотрим...- Шамбамбукли перевернул страницу,- через пять минут эту старушку на другой улице переехал трамвай. Если бы ты не помог ей, они бы разминулись, и старушка жила бы еще лет десять. Ну, как?
Человек ошарашенно заморгал.
-Или вот,- Шамбамбукли раскрыл книгу в другом месте.- В возрасте двадцати трёх лет ты с группой товарищей участвовал в зверском избиении другой группы товарищей.
-Они первые полезли!- вскинул голову человек.
-У меня здесь написано иначе,- возразил демиург.- И, кстати, состояние алкогольного опьянения не является смягчающим фактором. В общем, ты ни за что ни про что сломал семнадцатилетнему подростку два пальца и нос. Это хорошо или плохо?
Человек промолчал.
-После этого парень уже не мог играть на скрипке, а ведь подавал большие надежды. Ты ему загубил карьеру.
-Я нечаянно,- пробубнил человек.
-Само собой,- кивнул Шамбамбукли.- К слову сказать, мальчик с детства ненавидел эту скрипку. После вашей встречи он решил заняться боксом, чтобы уметь постоять за себя, и со временем стал чемпионом мира. Продолжим?
Шамбамбукли перевернул еще несколько страниц.
-Изнасилование - хорошо или плохо?
-Но я же...
-Этот ребёнок стал замечательным врачом и спас сотни жизней. Хорошо или плохо?
-Ну, наверное...
-Среди этих жизней была и принадлежащая маньяку-убийце. Плохо или хорошо?
-Но ведь...
-А маньяк-убийца вскоре зарежет беременную женщину, которая могла бы стать матерью великого учёного! Хорошо? Плохо?
-Но...
-Этот великий учёный, если бы ему дали родиться, должен был изобрести бомбу, способную выжечь половину континента. Плохо? Или хорошо?
-Но я же не мог всего этого знать!- выкрикнул человек.
-Само собой,- согласился демиург.- Или вот, например, на странице 246 - ты наступил на бабочку!
-А из этого-то что вышло?!
Демиург молча развернул книгу к человеку и показал пальцем. Человек прочел, и волосы зашевелились у него на голове.
-Какой кошмар,- прошептал он.
-Но если бы ты её не раздавил, случилось бы вот это,- Шамбамбукли показал пальцем на другой абзац. Человек глянул и судорожно сглотнул.
-Выходит... я спас мир?
-Да, четыре раза,- подтвердил Шамбамбукли.- Раздавив бабочку, толкнув старичка, предав товарища и украв у бабушки кошелёк. Каждый раз мир находился на грани катастрофы, но твоими стараниями выкарабкался.
-А-а...- человек на секунду замялся.- А вот на грань этой самой катастрофы... его тоже я?..
-Ты, ты, не сомневайся. Дважды. Когда накормил бездомного котёнка и когда спас утопающего.
У человека подкосились колени и он сел на пол.
-Ничего не понимаю,- всхлипнул он.- Всё, что я совершил в своей жизни... чем я гордился и чего стыдился... всё наоборот, наизнанку, всё не то, чем кажется!
-Вот поэтому было бы совершенно неправильно судить тебя по делам твоим,- наставительно произнёс Шамбамбукли.- Разве что по намерениям... но тут уж ты сам себе судья.
Он захлопнул книжку и поставил её в шкаф, среди других таких же книг.
-В общем, когда решишь, куда тебе, отправляйся в выбранную дверь. А у меня еще дел по горло.
Человек поднял заплаканное лицо.
-Но я же не знаю, за какой из них ад, а за какой рай.
-А это зависит от того, что ты выберешь,- ответил Шамбамбукли.

Пишет Недобрый сказочник (bormor)

  Профиль  
  
    
#36  Сообщение 12.02.18, 22:55  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
Демиурги Шамбамбукли и Мазукта сидели на большом удобном облаке и наблюдали за сражением внизу.
-Ух!- воскликнул Мазукта.- Смотри, смотри, конница выходит из резерва! А черные выдвигают слонов! До чего же красивая комбинация!
-Я не очень люблю подобные зрелища,- признался Шамбамбукли.- Но да, ты прав, действительно впечатляет.
-А вон белая королева удирает через всё поле! Пошла пехота.
-Да, вижу,- Шамбамбукли поднес к глазам театральный бинокль.- Лошадь бьёт слона, кто бы мог подумать...
Снизу доносились боевые крики и звяканье оружия.
-А что они кричат?- прислушался Шамбамбукли.- Кто этот Хухет, во имя которого они идут в бой?
-Одно из моих имён,- небрежно отозвался Мазукта.- Так меня называют черные.
-Ясно. А кто такой Кирмеш, за которого бьются белые?
-Тоже я. У меня этих имён...
-Погоди!- Шамбамбукли поднял руку.- Я не понял, и те и другие веруют в тебя?!
-Ну да. Других богов в этом мире вообще нет, я, ты знаешь, не люблю конкуренции.
-А почему же они тогда воюют?
-Почему?..- Мазукта задумался.- Ну, скажем так. Потому что одни называют меня Хухетом, а другие Кирмешем.
-Но это ведь одно и то же!
-Не-а,- Мазукта помотал головой.- Разница огромная. Хотя, конечно, и то, и другое - я. Но с разных точек зрения, понимаешь?
-Понимаю. А почему ты им не объяснишь, что ты один, и других не существует?
-В этом мире,- уточнил Мазукта.
-В этом мире,- кивнул Шамбамбукли.- Почему?
-Да я пытался объяснить,- вздохнул Мазукта.- Приходил и к тем, и к этим, увещевал, втолковывал... Этим сказал, что нет никого, кроме Хухета, тем - что Кирмеш един. Сам видишь, что получилось.
Демиурги вновь посмотрели вниз.
На поле шло великое сражение. Белые и черные отстаивали постулаты своей веры.

  Профиль  
  
    
#37  Сообщение 13.02.18, 20:33  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
-Сейчас я буду творить,- предупредил демиург Шамбамбукли.
-А что именно?- заинтересовался демиург Мазукта.
-Не важно. Что-нибудь. У меня сегодня креативное настроение, не успокоюсь, пока чего-нибудь не натворю.
-Ну приступай,- Мазукта сел поудобнее и принялся наблюдать за работой товарища.
Шамбамбукли почесал нос. Потеребил себя за ухо. Потянул за губу. Помассировал веки.
-Рекорда скорости ты уже не поставишь,- заметил Мазукта, посмотрев на часы.- Шестнадцать пикосекунд прошло.
-Сейчас... крутится какая-то фраза, никак не могу сформулировать.
-Да будет Свет,- подсказал Мазукта.
-Ты бы еще предложил "жили-были"!- фыркнул Шамбамбукли.- Я хочу что-нибудь новое, оригинальное.
-Да будут Макароны,- не задумываясь, предложил Мазукта.
-Почему макароны?!
-Да так... Ново, свежо. До сих пор такого никто не говорил. Новое Слово в Творении.
-Какое же оно новое? Макароны - это макароны...
-Ну тогда да будет хрымбель.
-Чего?!
-Хрым-бель. Это точно новое слово, я сейчас придумал.
Шамбамбукли снова почесал нос.
-Как-то подозрительно звучит... он вообще кто такой? Или что такое?
-Не знаю,- беспечно пожал плечами Мазукта.- Сотвори, посмотрим.
-Не хочу хрымбель,- насупился Шамбамбукли.- Ты его придумал, ты и твори.
-Это у тебя настроение креативное,- напомнил Мазукта.- А у меня - созерцательное.
-Ну вот и созерцай молча. Не подсказывай.
Шамбамбукли принялся нервно расхаживать из угла в угол.
-Да будет е равно мс квадрат..? Да не будет... Будет или не будет... вот в чем вопрос... Да будет Свет и Тень..? Да не будет фотон иметь массу покоя..? Да будет Всё-И-Сразу..?
-Так не бывает,- зевнул Мазукта.
-Знаю!- огрызнулся Шамбамбукли.- Не мешай. Хрымбель, хрымбель... и откуда ты его выдумал, такой?
Мазукта сотворил свежую газету и демонстративно принялся листать.
-Да будет... да будет...
-Ты, главное, про хрымбель не думай,- посоветовал Мазукта.
-Я и не думаю!
-И про макароны тоже.
-Да замолчи ты уже!
-Да я что, я молчу. Мне-то какая разница, розовый он там, или зеленый...
-Кто?!
-Хрымбель. Да ты не отвлекайся, твори.
-Да будет...
-Хрымбель,- пробормотал Мазукта.
-Ты можешь помолчать?!- взвился Шамбамбукли.
-Да это я не тебе. Так просто, размышляю вслух.
Шамбамбукли сосчитал до десяти, сделал глубокий вдох и выдох, и медленно разжал кулаки.
-Я. Пытаюсь. Что-нибудь. Сотворить. Не. Мешай. Пожалуйста.
-Да я и не мешаю,- пожал плечами Мазукта.- Я наоборот, всячески стараюсь помочь.
-Не надо.
-Как скажешь.
Шамбамбукли снова принял сосредоточенное выражение лица.
-Да будет...
-Кхе-кхе,- отчетливо прокашлялся Мазукта.
-Да будет... ммм... гррр!
-Проблемы?- участливо спросил Мазукта.
-Б-бу...дет... све...ве...
-Свет?- догадался Мазукта.- Ну что-ж... Тоже неплохо. Классический дебют. Это, конечно, не то, что...
Шамбамбукли заткнул пальцами уши.
-Хрымбель,- повысил голос Мазукта.- Или хотя бы те же макароны...
-Не будет никаких макарон,- медленно и внятно сказал Шамбамбукли.- И хрымбля никакого не будет. Ничего не будет. В другой раз.
-"Ни-че-го не бу-дет",- Мазукта покатал фразу на языке и довольно причмокнул.- "В дру-гой раз." А что, по-моему, отлично звучит. Такого действительно еще не было.

  Профиль  
  
    
#38  Сообщение 14.02.18, 00:05  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
Был солнечный полдень.
— Ну?.. — спросил дракон.
— Нет, нет и ещё раз нет. И не уговаривай. Я обязан пойти на это... — неуверенно ответил рыцарь.
— То есть ты считаешь себя обязанным лезть в драку и рисковать своей жизнью не из-за спасения мира или хотя бы какой-нибудь завалящей принцессы, а из-за сущего пустяка?
— Это вовсе не пустяк. — вяло запротестовал рыцарь. — Это вызов на поединок.
— Да-да-да. — Дракон закатил глаза и по памяти с сарказмом продекламировал: «Я, сэр Найджел, странствующий рыцарь, вызываю вас, о незнакомец, на поединок! И да скрестятся завтра поутру на этом самом месте наши копья, и буде победа за вами — езжайте себе по мосту далее, а буде победа за мной — да признаете вы прекраснейшей дамой на свете несравненную леди Джоанну!..» — дракон поморщился, как от зубной боли. — И понёс же нас чёрт по тому самому мосту, на котором ошивался этот полоумный, тьфу!..
От огненного плевка ящера вода в соседнем пруду вскипела, выметнув на берег парочку свежесваренных карасей. Дракон сразу вспомнил, что с самого утра ничего не ел, и это обстоятельство ещё больше испортило ему настроение.
— «...Несравненную леди Джоанну!» — с желчью повторил он. — У этой леди Джоанны, небось, ни сисек, ни зада и ноги в морские узлы завязаны...
— А ты откуда знаешь? — с подозрением спросил рыцарь.
— Была б она видной тёткой, разве пришлось бы её поклоннику силой заставлять людей восхищаться своей дамой? — резонно поинтересовался дракон.
Рыцарь не нашёлся, что сказать в ответ на подобный аргумент, а дракон с многовековой мудростью в голосе отрезюмировал:
— Всё зло — от баб...
— ...И от вина. — добавил рыцарь, вспомнив что-то своё.
— ...Но от баб — больше. — дракону тоже было, что вспомнить.
— ...А от вина — чаще. — решил не сдаваться рыцарь.
— ...А от баб — дольше! — ухмыльнулся дракон.
Рыцарь понял, что опять проиграл в диспуте и, чтобы сквитаться, решил вернуть дискуссию в первональное русло:
— Какой бы страхолюдиной та леди не была, но на поединок с сэром Найджелом я завтра всё же отправлюсь!
— Зачем? — дракон кротко вздохнул и посмотрел на напарника, как на душевнобольного. — Ради чего, собственно?.. Ты что, не можешь перебраться через реку в другом месте? Ну, Найджел-то хоть за удовлетворение своих сексуальных фантазий рубится...
— Это в каком смысле?
— В том, что чужими словами себя убеждает: «Йоу, я сплю с клёвой тёлкой!» ...А ты-то, ты-то ради чего завтра к нему на мост попрёшься?
— Как это «ради чего»?!.. — в свою очередь удивился рыцарь. — Понятное дело — ради своей чести.
— То есть вся эта эскапада с биением себя в панцирь и риском быть негигиенично нанизанным на заострённый дрын, всё это — ради каких-то субъективных и иллюзорных моральных ценностей?..
— Между прочим, это и называется «рыцарская честь»! — выпалил рыцарь и демонстративно оттопырил нижнюю губу. В знак упрямства и непоколебимости.
— Да вы, батенька, псих. — дракон покрутил когтем у виска.
— Нет, я рыцарь.
— А разница?..
— Ну... Нас уважают больше!
Теперь уже дракон не нашёлся, что ответить своему напарнику.

Они спорили до самого заката. Едва солнце скрылось за горизонтом, рыцарь громко объявил, что всю ночь будет точить меч, поститься и молиться.
— Мало того, что у меня партнёр — псих, так он ещё и идиот... — скорбно прокомментировал это дракон, приканчивая второй десяток варёных карасей. — ...Решил воевать голодным и невыспавшимся.
— Но моя честь не позволяет!.. — взвился рыцарь.
— ...Быть вменяемым. — закончил за него дракон. — Ладно, можешь хоть всю ночь заниматься садомазохизмом, а я пошёл спать.
И ящер с хвостом зарылся в стоящий у пруда громадный стог сена.
Принципиальности рыцаря хватило ровно на полчаса, после чего он сгрыз припасённую за пазухой головку сыра и полез в тот же стог с другой стороны. Правда, не забыв предварительно убедиться в том, что партнёр уже громко храпит.

Утро выдалось туманным. Ёжась внутри своей железной скорлупы от сырости, рыцарь долго вглядывался в противоположный край моста, а потом озвучил очевидное:
— Странно, сэра Найджела нет. Интересно, где же он?
— Полагаю, что уже миль за сто отсюда. — предположил торчавший за спиной рыцаря дракон. И уточнил. — Ну, если он, конечно, додумался менять загнанных лошадей...
— Как так?! — рыцарь от удивления подпрыгнул. — Он что? Испугался?
— Естественно. — дракон обнажил в ухмылке свои полуметровые зубы. — Когда я ночью с улюлюканьем начинаю за кем-нибудь гоняться, этот кто-то, как правило, пугается.
Рыцарь мысленно представил себе выносящуюся из темноты улюлюкающую чешуйчатую тушку высотой с двухэтажный дом и содрогнулся. Потом опомнился и возмутился:
— Но это же бесчестно!
— Не для меня… — и дракон оглушительно зевнул, давая понять, что ночью, в отличие от дрыхнувшего напарника, был куда более занят. — ...Я-то не рыцарь, а потому чихать хотел синим пламенем на весь ваш морально-романтический маразм.
— Всё равно, это бесчестие. — упрямо гнул своё рыцарь.
— Нет, партнёр, это не бесчестие. Это миротворчество. — дракон придирчиво осмотрел свои длиннющие когти и закончил мысль. — Хорошо аргументированное миротворчество...

  Профиль  
  
    
#39  Сообщение 18.03.18, 00:14  
Участник

Регистрация: 16.08.2016
Сообщения: 1912
Благодарил (а): 43 раз.
Поблагодарили: 116 раз.
* * *
Однажды Святой Патрик сидел на морском побережье и задумчиво помешивал уху в маленьком медном котелке. Густое варево кипело и булькало, и Патрик уже собирался снять уху с огня. Внезапно краем глаза он заметил какое-то шевеление и обернувшись, увидел неподалеку большую черную змею, неподвижно и тоскливо глядевшую в морскую даль.
Рассердившись, святой вскочил, в сердцах (он вообще был человеком горячей натуры) сопнул котелок в огонь и закричал, окутанный облаком пара:
- Отродье дьявольское! Ведь я же приказал всем твоим собратьям покинуть землю Ирландии! Как же ты смеешь дерзостно оставаться здесь?
- А? Что? - растерянно отозвалась змея на своем земляном языке - впрочем, по милости Божией, Патрику вполне понятном. Будь у нее конечности, она, наверно, даже приложила бы руку к уху (тоже, впрочем, отсутствовавшему). Побушевав еще некоторое время, святой понял, что змея, изумленно смотревшая на него, безнадежно глуха.
Тогда он сел и нарисовал веткой на песке перед ее немигающими глазами простенький чертеж, заканчивающийся жирной и недвусмысленной стрелкой.
- Е-мое... - тоскливо промолвила змея и обреченно поползла к волнам. "Пропала уха", - с досадой подумал Патрик и отправился вновь собирать хворост для костра.

* * *
Как-то раз Святой Патрик, покровитель Ирландии, решил, что проповеди Божьего Слова более достойны птицы и звери, нежели чем неблагодарные и ленивые монахи и миряне, которых почти невозможно приохотить к строгости и суровой жизни. Поэтому он, не медля, отправился в лес и принялся ждать.
Первой к пеньку, на котором и молча сидел Патрик, подлетела крупная хмурая ворона. Привлеченная видом неподвижного тела, она приняла святого за мертвеца и принялась выбирать место, чтобы почать. В это же время, дождавшись, когда ворона усядется на его плечо, Патрик тихим и проникновенным голосом начал проповедь, предвосхитив таким образом будущие деяния Св. Франциска. Испуганная птица с криком взмыла ввысь и скрылась за деревьями.
Отсутствовала, однако, она недолго и вскорости вернулась, приведя с собой несметную толпу своих товарок, которые расселись по ветвям и принялись перекрикивать проповедь, насмешливо дразня праведника и перевирая слова.
В конце концов, выведенный из себя Патрик, который как раз нашел нужные проникновенные слова для угрюмого медведя, на шум вышедшего из чащи, махнул на ворон рукой и прокричал:
- Убирайтесь отсюда, чертовы птицы! Хоть в Тару летите, только чтоб я вас здесь не видел!
И тут же вороны собрались в кучу и полетели в Тару, не смея ослушаться. Там они обсели все башни, стены и крыши, да так, что горожане пришли в отчаяние от нашествия крылатых разбойниц. Только через полгода ворон удалось перестрелять, а загаженную до верха Тару - вычистить.

* * *
Святой Патрик шел по берегу моря и вдруг увидел выброшенную волнами на песок почерневшую дубовую доску, невесть из каких стран принесенную морем. Повинуясь непонятному порыву, Патрик вдруг ступил на нее, и волны тут же подхватили доску, мягко и осторожно передавая друг другу - все дальше от берега.
Патрик стоял неподвижно, стараясь не качаться, и только если очень уж затекала нога, медленно переносил вес тела на другую. Птицы приносили ему хлеб, а рыбы на своих спинах - кубки с вином.
Поутру в открытом море святой увидел длинную ладью, полную гребцов, и дружески окликнул кормчего, осенив его крестным знамением. Это был Майль Дуйн сотоварищи, как раз возвращавшийся со Стеклянного острова.
- Как там в Ирландии, святой человек? - спросил Майль Дуйн, помахав Патрику рукой.
- Змей нет, - лаконично сообщил ему Патрик.
- Это хорошо, - обрадованно сказал вождь и тут же погрустнел, - только, думаю, когда мы вернемся, уже появятся.
- Ничего, - ответил святой. - Появятся - выведем.
Ладья исчезла в тумане, и Патрик снова обратил взор вперед, где небо смыкалось с морем. По правому борту мелькнул Гринланд - а доска все так же мчалась вперед и невидимые ангелы поддерживали странника под локти, не давая устать. Когда же впереди зачернелась полоса земли, доска ткнулась в песок и застыла. Патрик вышел на берег, побродил, разминая ноги, съел несколько ягод мелкого винограда, нарисовал на песке рыбу и бестрепетно отправился назад.
Так, задолго до Лейфа Счастливого, была открыта и тут же забыта никому не интересная земля, позже зачем-то ставшая Америкой.

* * *
На перекрестке дорог было жарко и тихо.
Патрик, известный впоследствии как святой покровитель Ирландии, задумчиво стоял в тени яблони, отдыхая от трудов - все утро он резал прутья для корзин, и теперь тупо ныла поясница и саднили стертые ладони.
Летний полдень маревом стоял над далекими холмами.
Минута - и на дороге показались какие-то странные всадники. Приглядевшись, Патрик удивился. Красивые лица их были удлиненными и бледными, а одежды, хотя и великолепные, казались сшитыми в глубокой древности. Потом святой увидел, что их кони не касаются копытами земли, и все понял.
- Далеко едете? - поинтересовался он, вышагивая из тени в дорожную пыль. Едущий впереди воин натянул поводья.
- Ты кто такой, смертный? - спросил он. Голос его напоминал ветер, наполняющий шелестом камыши. - Как смеешь преграждать путь?
- Я? - удивился Патрик. - Это вы мне путь преградили. Я работал, понимаешь, вышел на дорогу и пошел, а тут конные...
Сцена начала напоминать небольшой восточный базар. Спешившиеся конники принялись все разом говорить, перебивая друг друга и гневно сверкая глазами. Патрик безмятежно слушал, кусая яблоко. Предводитель отряда угрожающе положил руку на меч в золотых ножнах.
- Смертный! Мы - Дану, и мы пришли, чтобы снова вернуть нам эту землю, коей лишились по вине жалкого людского племени! И ты будешь первым, кто падет от моего меча...
- Что? - переспросил святой. - От меча? Дай-ка его сюда.
К удивлению остальных Дану, их вождь, скрипя зубами, снял меч с пояса и покорно протянул его Патрику.
- Теперь возьми-ка вязанку вон тех ивовых прутьев и неси за мной в монастырь. А вы, - тут монах обернулся к сидам, - пошли прочь! Проворонить такую землю просто, а вот вернуть ее... Вон!
Взметнулся вихрь и дорога опустела.
Патрик шел впереди, помахивая мечом, а за ним, взвалив на плечи огромную вязанку, брел вождь Дану.
Впервые за долгие века оставляя следы своих ног на земле.

  Профиль  
  
    
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 39 ]  Стрaница Пред.  1, 2






[ Time : 0.060s | 19 Queries | GZIP : On ]