Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 
Автор
#1  Сообщение 04.07.16, 09:45  
Прохожий

Регистрация: 24.03.2015
Сообщения: 385
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 20 раз.
Полковник шёл по пшеничному полю, по-хозяйски проводя рукой по спелым тяжёлым колосьям. Вдали показался его дом. Полковник улыбнулся и прибавил шаг. На пороге дома стояла его жена, разлюбезная Катерина Матвевна с сынишкой Иваном. Она помахала мужу рукой и крикнула:

– Товарищ полковник! Товарищ полковник, срочное сообщение! Разведчики обнаружили на Диких Землях большую колонну. Движется к нам. Около десятка автобусов и грузовиков, и примерно триста легковых автомобилей.

Командир Белгородского сектора Стены вздрогнул и открыл глаза.

– Товарищ полковник! – громко повторил лейтенант.

– Да слышу, не глухой. Надо говорить «в Диких Землях», сколько раз вам повторять. Нужно уважать чувства местных племён, это всё, что у них осталось. Румыны?

– Не похоже, – ответил офицер. – Кибиток и лошадей нет, только автомобили. Машины очень грязные, повышенно фонят, похоже, что шли через Польскую пустыню. Возможно, они из Североевропейского Халифата.

– Давненько оттуда никто не приходил, – задумчиво сказал полковник. – Ладно, посмотрим, кто такие. Вертушки в воздух, лазерный контур на повышенную мощность.

– Есть! – ответил лейтенант и его голограмма исчезла.

……..

На Стене дул сильный холодный ветер и полковник включил индивидуальный подогрев экипировки. «Увеличение плюс пятьдесят» – негромко сказал он, и экран шлема послушно приблизил горизонт в трёхмерном изображении.

Полковник внимательно рассмотрел двигающуюся к Стене автоколонну, приказал шлему вернуться в штатное положение и задумался.

– Непонятно, как они прошли мимо Одичалых? – негромко удивился кто-то из офицеров.

– Не Одичалые, а Вольный Народ, – машинально поправил офицера командир. – Так они себя называют и нужно уважать их верования, это всё, что у них осталось.

……..

Уже совсем рассвело, когда неизвестная колонна подошла к Стене и остановилась перед негромко гудящим лазерным контуром.

Сотни людей вышли из машин и растеряно столпились, испуганно глядя то на фиолетовые лучи, то на бесшумно зависшие над ними чёрные геликоптеры, бесстрастно сканирующие потрёпанные опели, мерседесы и бмв.

Один из них плавно опустился ниже и дал картинку на командный центр.

– Кто вы и что вам нужно? – раздалось из динамиков беспилотника.

Из толпы вышел солидный мужчина в очках и на приличном русском крикнул в сторону вертолёта:

– Беженцы из ЕС! Просим политического убежища!

– Какой ЕС? – удивился голос из динамиков. – Вы откуда конкретно? Французский Имарат? Североевропейский Халифат? Блестящая Немецкая Порта?

– Отовсюду понемногу! – ответил человек и поправил очки. – Лично мы с коллегами парламентарии ПАСЕ! Остальной сброд прибился по пути, не обращайте на них внимания. Требуем нас с коллегами немедленно принять, обуть, накормить и быть с нами ласковыми, согласно цивилизованным европейским нормам!

……..

Через несколько минут лазеры отключились и к колонне, взметая снежную пыль мощными протекторами, подъехал бронированный «Тигр». Из него вышел командир. Он проигнорировал парламентария с его протянутой рукой и направился к людям.

При его приближении толпа многоголосо загудела на разных языках. В глазах людей читались страх, отчаяние и надежда.

Полковник снял шлем и погладил по голове белокурую малышку, сидевшую на руках у худой усталой женщины. Затем покопался в карманах, вынул конфету «Мишка на севере» и молча протянул ребёнку. «Данке…» прошептала малышка, а её мать заплакала.

Командир хотел что-то сказать, как вдруг ближайший робот-снайпер ожил, мгновенно навёл все свои восемь 20-мм стволов куда-то в снежную пустошь и открыл беглый огонь. Через секунду к нему присоединились остальные роботы сектора. На стене взвыли сирены.

Женщина с девочкой на руках пронзительно закричала, указывая пальцем за спину командира. Тот резко обернулся и увидел несущееся на него существо с длинным чубом на обритой наголо голове. Существо стремительно передвигалось вприсядку, сложив руки на груди и выбрасывая ноги далеко вперёд. Один его глаз яростно горел синим цветом, а другой жёлтым.

Полковник лихорадочно рванул кобуру, понимая, что уже не успевает. Существо зашипело «Бандера прийде…» и уже было обрушило на голову полковника ржавый тесак в форме тризуба, как сработал верхний модуль «Тигра», запрограммированный на дистанционную защиту экипажа. Лазерный луч разрезал существо пополам, и оно рухнуло у ног полковника, напоследок прошипев верхней половиной: «… - порядок наведе!»

– Свидомые Ходоки! – крикнул командир, надевая шлем и хватая девочку на руки. – Всем немедленно за Стену! Открыть главные ворота!

Свидомые Ходоки были бандеровскими радикалами, мутировавшими после катастрофы на Запорожской АЭС, когда они попытались разобрать работающий реактор на цветные металлы. Ходоки наводили ужас на все Дикие Земли от Польской пустыни до Донбасского сектора Стены. Не раз разведчики находили в Диких Землях поселения Одичалых с жителями, по частям закатанными в трёхлитровые банки с аккуратной надписью «Смалець». А из их кожи Ходоки делали большие барабаны, в которые уныло стучали длинными зимними ночам, собравшись у горящих покрышек. Убить их было крайне трудно, так как сердца у них не было, а мозг был размером с грецкий орех.

Беспилотные вертолёты перестроились над метущимися людьми в «карусель», отсекая Свидомых Ходоков реактивными огнемётами. Снег вокруг трёхметровых роботов-снайперов дымился и таял от сотен раскалённых гильз.

Несколько Ходоков встали на четвереньки, прицелились задами в сторону вертолётов и выпустили мощные сгустки плазмы. Один сгусток попал беспилотнику в рулевой винт. Машина задымилась, но успела засадить тепловую ракету в ещё горячее дуло Ходока, прежде чем рухнуть на мёрзлую землю.

Ещё один сгусток плазмы попал в робота-снайпера и тот тяжело осел, опустив в снег зашипевшие раскалённые стволы.

– РС17!!! – закричал полковник и приказал: – Грузовой эвакуатор, немедленно!

Но робот отрицательно покачал головой, поднял большой палец манипулятора вверх и через минуту взорвал себя вместе с облепившими его Ходоками. Несколько секунд красные фотоэлементы головы робота ещё смотрели на Стену, после чего погасли навсегда.

– Он был со мной ещё с воссоединения Аляски… – прошептал полковник и отвернулся.

Спецназ сектора медленно отходил к Стене, прикрывая людей и стараясь отсекать конечности некроморфов прицельным огнём, экономя боеприпасы.

Вскоре все беженцы были укрыты за Стеной, и лишь горящие автомобили, да тлеющие на лазерном контуре чубы напоминали о внезапной атаке. И ещё тоскливо выли из снежной мглы парламентарии ПАСЕ, уносимые Свидомыми Ходоками на барабаны.

……..

Оказавшись за Стеной, полковник немедленно связался с Белгородом и вызвал из мегаполиса скоростной поезд МЧС на магнитной подушке. Потом он снял шлем, вытер мокрый лоб, посмотрел на всё ещё трясущихся от ужаса беженцев, устало улыбнулся и сказал:

– Добро пожаловать в Россию!

……..

Но отдохнуть командиру сегодня была не судьба. Не успел он зайти в свой отсек, как его вызвал Белгород. Начальник госпиталя МЧС сообщил, что одна беженка, придя в себя, рассказала, что у одного из парламентариев ПАСЕ, бывшего высокопоставленного чина НАТО, была при себе секретная карта, на которой указано месторасположение секретного Генератора Одичания, тайно включённого на Украине в 2013 году. По её данным, генератор находится в одном из заброшенных атомных бункеров времён СССР и работает до сих пор.

Полковник задумался. Легендарный Генератор Одичания, или, как его ещё называли – Генератор Дебилизма. О самом факте его существования ведущие эксперты интернета спорили годами. Невзоров даже утверждал, что стоял возле включённого генератора лично, во что, впрочем, было легко поверить, читая его статьи. А легендарный Лавров, однажды, в двух словах, прямо намекнул нашим западным партнёрам, что знает о его существовании точно.

Через пять минут полковник собрал офицеров сектора в конференц-зале.

– Товарищи! – сказал он. – Я отправляюсь в Дикие Земли. Мне нужны добровольцы.

Встали все.

  Профиль  
  
    
#2  Сообщение 04.07.16, 09:48  
Тролль
Аватара пользователя

Регистрация: 22.02.2015
Сообщения: 19943
Откуда: Кёнигсберг
Благодарил (а): 16 раз.
Поблагодарили: 188 раз.
СССР
ходит тут адин палковник,пенсяонэр штабной.

  Профиль  
  
    
#3  Сообщение 04.07.16, 09:49  
Старейшина
Аватара пользователя

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 7214
Откуда: Хорошево-Мневники
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 323 раз.
.
не читал, но осуждаю

_________________
Украина похожа на акробата, умершего на батуте, но продолжающего радовать публику

  Профиль  
  
    
#4  Сообщение 04.07.16, 09:51  
Ветеран
Аватара пользователя

Регистрация: 21.08.2014
Сообщения: 12757
Откуда: СПБ
Благодарил (а): 177 раз.
Поблагодарили: 140 раз.
Россия
Существо зашипело «Бандера прийде…»

Источник: Стена

_________________
Понимаешь - насколько мы круты ( НДС Игорь )

  Профиль  
  
    
#5  Сообщение 04.07.16, 10:17  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 26.08.2014
Сообщения: 5206
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 66 раз.
4
— Ориентиром, выводящим на правильный путь, стал мне вопрос, что, собственно, означают в этимологическом отношении обозначения «хорошего» в различных языках: я обнаружил тут, что все они отсылают к одинаковому преобразованию понятия — что «знатный», "благородный" в сословном смысле всюду выступают основным понятием, из которого необходимым образом развивается «хороший» в смысле "душевно знатного", «благородного», "душевно породистого", "душевно привилегированного": развитие, всегда идущее параллельно с тем другим, где «пошлое», "плебейское", «низменное» в конце концов переходит в понятие «плохое». Красноречивейшим примером последнего служит само немецкое слово schlecht (плохой), тождественное с schlicht (простой) — сравни schlechtweg (запросто), schlechterdings (просто-напросто) — и обозначавшее поначалу простого человека, простолюдина, покуда без какого-либо подозрительно косящегося смысла, всего лишь как противоположность знатному. Приблизительно ко времени Тридцатилетней войны, стало быть, довольно поздно, смысл этот смещается в нынешний расхожий. Относительно генеалогии морали это кажется мне существенным усмотрением; его столь позднее открытие объясняется тормозящим влиянием, которое демократический предрассудок оказывает в современном мире на все вопросы, касающиеся происхождения. И это простирается вплоть до объективнейшей, на внешний взгляд, области естествознания и физиологии, что здесь может быть только отмечено. Но какие бесчинства способен учинить этот предрассудок, разнузданный до ненависти, особенно в сфере морали и истории, показывает пресловутый случай Бокля; плебейство современного духа, несущее на себе печать английского происхождения, снова прорвалось на родной почве, запальчивое, как вулкан, извергающий грязь, с пересоленным, назойливым, пошлым красноречием, присущим до сих пор всем вулканам.
5
Относительно нашей проблемы, которая из веских соображений может быть названа безмолвной проблемой и которая выборочно обращается лишь к немногим ушам, отнюдь небезынтересно установить, что в словах и корнях, обозначающих «хорошее», часто еще просвечивают существенные нюансы, на основании которых знатные как раз и ощущали себя людьми высшего ранга. Хотя в большинстве случаев они, пожалуй, именуют себя просто сообразно своему превосходству по силе (в качестве «могущественных», "господ", "повелевающих") или сообразно явственному знаку этого превосходства, например в качестве «богатых», "владетельных" (таков смысл слова arya; и соответственно в иранских и славянских языках). Но процесс наименования связан также с типичным характерным признаком, и именно этот случай интересует нас здесь. Они называют себя, например, «истинными»; прежде всего греческая знать, выразителем которой был мегарский поэт Феогнид. Отчеканенное для этого слово […] по корню своему означает того, кто есть, кто обладает реальностью, кто действителен, кто истинен; затем, в субъективном обороте, истинного как правдивого: в этой фазе преобразования понятия оно становится лозунгом и девизом знати и без остатка переходит в смысл слова «знатный», отделяясь от лживого простолюдина, как его понимает и изображает Феогнид, — покуда наконец, с упадком знати, не сохраняется для обозначения душевного благородства и не наливается как бы зрелостью и сладостью. В слове [злой], как и в [низменный] (плебей в противоположность [добрый]), подчеркнута трусость: это, по-видимому, служит намеком, в каком направлении следует искать этимологическое происхождение многозначно толкуемого [добрый]. В латинском языке malus (с которым я сопоставляю [черный]) могло бы характеризовать простолюдина как темнокожего, прежде всего как темноволосого ("hic niger est — "), как доарийского обитателя италийской почвы, который явственно отличался по цвету от возобладавшей белокурой, именно арийской расы завоевателей; по крайней мере, галльский язык дал мне точно соответствующий случай — fin (например, в имени Fin-Gal), отличительное слово, означающее знать, а под конец — доброго, благородного, чистого, первоначально блондина, в противоположность темным черноволосым аборигенам. Кельты, между прочим, были совершенно белокурой расой; напрасно тщатся привести в связь с каким-либо кельтским происхождением и примесью крови те полосы типично темноволосого населения, которые заметны на более тщательных этнографических картах Германии, что позволяет себе еще и Вирхов: скорее, в этих местах преобладает доарийское население Германии. (Аналогичное сохраняет силу почти для всей Европы: главным образом покоренная раса именно здесь окончательно возобладала по цвету, укороченности черепа, быть может, даже по интеллектуальным и социальным инстинктам: кто поручился бы за то, что современная демократия, еще более современный анархизм и в особенности эта тяга к «commune», к примитивнейшей форме общества, свойственная теперь всем социалистам Европы, не означает, в сущности, чудовищного рецидива — и что раса господ и завоевателей, раса арийцев, не потерпела крах даже физиологически?..) Латинское bonus, сдается мне, позволительно толковать в значении "воин", — предположив, что я с основанием возвожу bonus к более древнему duonus (сравни: bellum — duellum — duen-lum, где, как мне кажется, наличествует и duonus). Отсюда bonus как человек раздора, раздвоения (duo), как воин: ясное дело, что в древнем Риме составляло для человека его «доброту». Да и само наше немецкое «Gut»: не должно ли было оно означать «божественного» ("den Gottlichen"), человека "божественного рода"? И не идентично ли оно названию народа (поначалу дворянства) готов? Здесь не место приводить обоснования этого предположения.
6
Исключением из того правила, что понятие политического первенства всегда рассасывается в понятии душевного первенства, не служит и то обстоятельство (хотя оно и дает повод к исключениям), что высшая каста оказывается одновременно и жреческой кастой и, стало быть, предпочитает для своего общего обозначения предикат, напоминающий о ее жреческой функции. Здесь, например, впервые соотносятся в качестве сословных отличительных признаков понятия «чистый» и «нечистый»; и здесь же позднее развиваются понятия «хороший» и «плохой» уже не в сословном смысле. Следует, впрочем, заведомо остерегаться брать эти понятия «чистый» и «нечистый» в слишком тяжелом, слишком широком или даже символическом смысле — напротив, все понятия древнего человечества понимались первоначально в едва ли вообразимой для нас степени грубо, неотесанно, внешне, узко, топорно и в особенности несимволично. «Чистый» поначалу — это просто человек, который моется, который воспрещает себе известного рода пищу, влекущую за собой кожные заболевания, — который не спит с грязными бабами простонародья, который чувствует отвращение к крови — не больше того, не многим больше того! С другой стороны, разумеется, из самой породы преимущественно жреческой аристократии становится ясным, отчего как раз здесь крайности оценок могли столь рано принять опасно углубленный и обостренный характер; и в самом деле, с их помощью наконец разверзлись пропасти между человеком и человеком, через которые даже Ахилл свободомыслия перепрыгнет не без дрожи ужаса. Есть нечто изначально нездоровое в таких жреческих аристократиях и в господствующих здесь же привычках, враждебных деятельности, частично высиженных на размышлениях, частично на пароксизмах чувств, следствием чего предстает почти неизбежная у священников всех времен интестинальная болезненность и неврастения; что же касается снадобий, измышленных ими самими против собственной болезненности, то не впору ли сказать, что по своим последствиям они оказываются в конце концов во сто крат более опасными, нежели сама болезнь, от которой они должны были избавить? Само человечество еще страдает последствиями этой жреческой лечебной наивности! Подумаем, например, об известных формах диеты (воздержание от мясной пищи), о постах, о половом воздержании, о бегстве "в пустыню" (вейр-митчелловское изолирование — разумеется, без последующего режима усиленного питания и откармливания, в котором содержится эффективнейшее средство от всяческой истерии аскетического идеала): включая сюда и всю враждебную чувственности, гнилую и изощренную метафизику священников, ее самогипноз на манер факиров и браминов — где Брама используется в качестве стеклянной пуговицы и навязчивой идеи, — и напоследок слишком понятное всеобщее пресыщение с его радикальным лечением — через Ничто (или Бога — стремление к unio mystica с Богом есть стремление буддиста в Ничто, в Нирвану — не больше!). У жрецов именно все становится опаснее: не только целебные средства и способы врачевания, но и высокомерие, месть, остроумие, распутство, любовь, властолюбие, добродетель, болезнь — с некоторой долей справедливости можно, конечно, прибавить к сказанному, что лишь на почве этой принципиально опасной формы существования человека, жреческой формы, человек вообще стал интересным животным, что только здесь душа человеческая в высшем смысле приобрела глубину и стала злою, — а это суть как раз две основные формы превосходства, ставившие до сих пор человека над прочими животными!..
7
Вы угадали уже, с какой легкостью может жреческий способ оценки ответвиться от рыцарски-аристократического и вырасти затем в его противоположность; повод для этого в особенности случается всякий раз, когда каста жрецов и каста воинов ревниво сталкиваются друг с другом и не желают столковаться о цене. Предпосылкой рыцарски-аристократических суждений ценности выступает мощная телесность, цветущее, богатое, даже бьющее через край здоровье, включая и то, что обусловливает его сохранность, — войну, авантюру, охоту, танец, турниры и вообще все, что содержит в себе сильную, свободную, радостную активность. Жречески-знатный способ оценки — мы видели это — имеет другие предпосылки: для него дело обстоит достаточно скверно, когда речь заходит о войне! Священники, как известно, — злейшие враги. Отчего же? Оттого, что они суть бессильнейшие. Ненависть вырастает у них из бессилия до чудовищных и жутких размеров, до самых духовных и самых ядовитых форм. Величайшими ненавистниками в мировой истории всегда были священники, также и остроумнейшими ненавистниками — в сравнении с духом священнической мести всякий иной дух едва ли заслуживает вообще внимания. Человеческая история была бы вполне глупой затеей без духа, который проник в нее через бессильных, — возьмем сразу же величайший пример. Все, что было содеяно на земле против «знатных», "могущественных", «господ», не идет ни в малейшее сравнение с тем, что содеяли против них евреи; евреи, этот жреческий народ, умевший в конце концов брать реванш над своими врагами и победителями лишь путем радикальной переоценки их ценностей, стало быть, путем акта духовной мести. Так единственно и подобало жреческому народу, народу наиболее вытесненной жреческой мстительности. Именно евреи рискнули с ужасающей последовательностью вывернуть наизнанку аристократическое уравнение ценности (хороший знатный могущественный прекрасный счастливый ====боговозлюбленный) — и вцепились в это зубами бездонной ненависти (ненависти бессилия), именно: "только одни отверженные являются хорошими; только бедные, бессильные, незнатные являются хорошими; только страждущие, терпящие лишения, больные, уродливые суть единственно благочестивые, единственно набожные, им только и принадлежит блаженство, — вы же, знатные и могущественные, вы, на веки вечные злые, жестокие, похотливые, ненасытные, безбожные, и вы до скончания времен будете злосчастными, проклятыми и осужденными!"…Известно, кто унаследовал эту еврейскую переоценку… Я напомню, в связи с чудовищной и сверх всякой меры пагубной инициативой, которую выказали евреи этим радикальнейшим из всех объявлений войны, положение, к которому я пришел по другому поводу ("По ту сторону добра и зла" II 653) — [II 315], - именно, что с евреев начинается восстание рабов в морали, — восстание, имеющее за собою двухтысячелетнюю историю и ускользающее нынче от взора лишь потому, что оно — было победоносным…

  Профиль  
  
    
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 





Рейтинг@Mail.ru яндекс.ћетрика

[ Time : 0.364s | 17 Queries | GZIP : On ]