Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 44 ]  Стрaница 1, 2, 3  След.
Автор
#1  Сообщение 09.06.16, 20:03  
Завсегдатай

Регистрация: 29.11.2015
Сообщения: 3237
Благодарил (а): 122 раз.
Поблагодарили: 59 раз.
Издавна от попов пошла пословица "хитрых как иезуит" и ващщще слово "иезуит" на Руси это оскорбление..
Немного теории, насколько я это знаю:
Католический Орден Иезуитов (любителей Иисуса) создал в Испании в средние века Игнатий Лайола.., смысл их проповедь учения Иисуса в том смысле в каком они его понимают то есть в католическом.., именно благодаря иезуитам большая часть Африки католики, а не мусульмане.., они так же обратили в католическую веру Южную Америки (нынешний Папа Римский оттуда), а также активно проповедуют в Азии.., к вере они относятся без фанатизма..курение и алкоголь они большим грехом не считают, то есть очень многие человеческие грехи у них прощаются.., в средние века иезуиты выступили против святой Инквизиции, за что частично были казнены, частично сосланы в Южную Америку.., которую они и обратили в католическую веру..
Для русской православной церкви иезуиты были смертельными врагами, поскольку кругом куда они приходили активно внедрялась христианская вера в католическом её понимании, отсюда и пошла на Руси известная пословица "хитрый как иезуит"

  Профиль  
  
    
#2  Сообщение 09.06.16, 20:18  
УкроТролль
Аватара пользователя

Регистрация: 25.08.2014
Сообщения: 4293
Откуда: Луганская область Украины
Благодарил (а): 32 раз.
Поблагодарили: 44 раз.
Украина
К тебе приходили иезуиты?

_________________
Покайтеся, ибо грядьот!

  Профиль  
  
    
#3  Сообщение 09.06.16, 20:21  
Салага
Аватара пользователя

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 3344
Благодарил (а): 588 раз.
Поблагодарили: 42 раз.
Для справки. Все церковные ордены вышли из одной комнаты.

_________________
храм Христа Спасителя,1880г: Сей храм сооружен в честь победы над Наполеоном в лето 7320 Со Дня Сотворения Мира в Звёздном Храме

  Профиль  
  
    
#4  Сообщение 09.06.16, 20:24  
Завсегдатай

Регистрация: 29.11.2015
Сообщения: 3237
Благодарил (а): 122 раз.
Поблагодарили: 59 раз.
Велесов писал(а):
К тебе приходили иезуиты?
Они, как иеговисты не ходят на дом, но очень активно посещают заключённых в тюрьмах.., помогают людям попавшим в тяжкие обстоятельства, причём внезависимости от веры.., широко известен пример омовения Папой ног мусульманским беженцам..

  Профиль  
  
    
#5  Сообщение 09.06.16, 20:31  
Ветеран

Регистрация: 28.05.2016
Сообщения: 13995
Благодарил (а): 21 раз.
Поблагодарили: 267 раз.
Россия
Иезуиты и перекристили западенцев в униатсво. По форме похожа на православие по внутреннему содержанию противоположность и враждебность к нему. Это и есть иезуитство. Кажется также они основали государство Парагвай в Латинской америке

  Профиль  
  
    
#6  Сообщение 09.06.16, 20:34  
Завсегдатай

Регистрация: 29.11.2015
Сообщения: 3237
Благодарил (а): 122 раз.
Поблагодарили: 59 раз.
IgorGr писал(а):
Для справки. Все церковные ордены вышли из одной комнаты.
Как я это понимаю, то у католиков есть территориальный отделение..типа как епархии у православных, постоянная территория, епископ и все дела.., а у орденов нет своей территории и эти ордена куда то должны идти нести свою веру

  Профиль  
  
    
#7  Сообщение 09.06.16, 20:42  
Завсегдатай

Регистрация: 29.11.2015
Сообщения: 3237
Благодарил (а): 122 раз.
Поблагодарили: 59 раз.
Штирлиц писал(а):
Иезуиты и перекристили западенцев в униатсво. По форме похожа на православие по внутреннему содержанию противоположность и враждебность к нему. Это и есть иезуитство. Кажется также они основали государство Парагвай в Латинской америке
Я же подробно всё написал..ещё раз:
Они несли с собой христианскую веру в КАТОЛИЧЕСКОМ её понимании, причём проповедовали очень активно.. пол мира в католиков обратили и поэтому были очень опасны для православной церкви.., а через униатов они пытались как то объединить католиков и православных..идея здравая, но народ тупой и упёртый на Западэнщине оказался не способный ничего объединять..., а вот сами иезуиты очень гибкие, но тут маху дали

  Профиль  
  
    
#8  Сообщение 09.06.16, 20:43  
Завсегдатай

Регистрация: 29.11.2015
Сообщения: 3237
Благодарил (а): 122 раз.
Поблагодарили: 59 раз.
Штирлиц писал(а):
Иезуиты и перекристили западенцев в униатсво. По форме похожа на православие по внутреннему содержанию противоположность и враждебность к нему. Это и есть иезуитство. Кажется также они основали государство Парагвай в Латинской америке
Я же подробно всё написал..ещё раз:
Они несли с собой христианскую веру в КАТОЛИЧЕСКОМ её понимании, причём проповедовали очень активно.. пол мира в католиков обратили и поэтому были очень опасны для православной церкви.., а через униатов они пытались как то объединить католиков и православных..идея здравая, но народ тупой и упёртый на Западэнщине оказался не способный ничего объединять..., а вот сами иезуиты очень гибкие, но тут маху дали

  Профиль  
  
    
#9  Сообщение 09.06.16, 20:43  
УкроТролль
Аватара пользователя

Регистрация: 25.08.2014
Сообщения: 4293
Откуда: Луганская область Украины
Благодарил (а): 32 раз.
Поблагодарили: 44 раз.
Украина
Мне католичество вроде бы нравится, но учить латынь?!!! :zed:
Да и не поверю я ни в жизнь в непогрешимость папы

_________________
Покайтеся, ибо грядьот!

  Профиль  
  
    
#10  Сообщение 09.06.16, 20:45  
Завсегдатай

Регистрация: 29.11.2015
Сообщения: 3237
Благодарил (а): 122 раз.
Поблагодарили: 59 раз.
Велесов писал(а):
Мне католичество вроде бы нравится, но учить латынь?!!! :zed:
Да и не поверю я ни в жизнь в непогрешимость папы
А при чём тут латынь?

  Профиль  
  
    
#11  Сообщение 09.06.16, 20:46  
УкроТролль
Аватара пользователя

Регистрация: 25.08.2014
Сообщения: 4293
Откуда: Луганская область Украины
Благодарил (а): 32 раз.
Поблагодарили: 44 раз.
Украина
grigor1119 писал(а):
Велесов писал(а):
Мне католичество вроде бы нравится, но учить латынь?!!! :zed:
Да и не поверю я ни в жизнь в непогрешимость папы
А при чём тут латынь?

Молитвы на латыни, богослужение на латыни - а как можно тараторить то, чего не понимаешь?

_________________
Покайтеся, ибо грядьот!

  Профиль  
  
    
#12  Сообщение 09.06.16, 20:49  
Ветеран

Регистрация: 28.05.2016
Сообщения: 13995
Благодарил (а): 21 раз.
Поблагодарили: 267 раз.
Россия
grigor1119 писал(а):
Штирлиц писал(а):
Иезуиты и перекристили западенцев в униатсво. По форме похожа на православие по внутреннему содержанию противоположность и враждебность к нему. Это и есть иезуитство. Кажется также они основали государство Парагвай в Латинской америке
Я же подробно всё написал..ещё раз:
Они несли с собой христианскую веру в КАТОЛИЧЕСКОМ её понимании, причём проповедовали очень активно.. пол мира в католиков обратили и поэтому были очень опасны для православной церкви.., а через униатов они пытались как то объединить католиков и православных..идея здравая, но народ тупой и упёртый на Западэнщине оказался не способный ничего объединять..., а вот сами иезуиты очень гибкие, но тут маху дали
Вообщето крещение произошло в 988 году. И это не крещение и не обьединение а переформатирование сознания

  Профиль  
  
    
#13  Сообщение 09.06.16, 20:57  
Завсегдатай

Регистрация: 29.11.2015
Сообщения: 3237
Благодарил (а): 122 раз.
Поблагодарили: 59 раз.
Штирлиц писал(а):
Вообщето крещение произошло в 988 году. И это не крещение и не обьединение а переформатирование сознания

Так о чём же я и пишу..иезуиты не были прямолинейными фанатиками, к вопросам внедрения католической (христианской) веры подходили гибко, а к человеческим грехам снисходительно.., в своих действиях они были успешны и поэтому очень опасны для православной (христианской) церкви...православные попы шли за мечом..., а эти шли до меча и действовали очень гибко или хитро, это кто как понимает.., на любителя термин, вот и "хитрый как иезуит"

  Профиль  
  
    
#14  Сообщение 09.06.16, 21:00  
Прохожий
Аватара пользователя

Регистрация: 18.01.2016
Сообщения: 451
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 12 раз.
Цитата:
а через униатов они пытались как то объединить католиков и православных..идея здравая, но народ тупой и упёртый на Западэнщине оказался не способный ничего объединять..., а вот сами иезуиты очень гибкие, но тут маху дали
Объединить католиков и православных под верховенством Римского Папы! На кой он сдался?
Вообще то орден создавался для борьбы с Реформацией церкви, с протестантами всех мастей…
Ну и с православными до кучи.
Разговор про иезуитов –это вечное обсуждение противоречий между формой и содержанием… По сути это сильно централизованная организация подчиняющаяся лично Папе (хотя он не является главой ордена), и полностью и во всем его поддерживающая.

_________________
Мечты великих мечтателей не просто осуществляются - они воплощаются в реальность в
более дерзкой форме, нежели ...вначале

  Профиль  
  
    
#15  Сообщение 09.06.16, 21:07  
Завсегдатай

Регистрация: 29.11.2015
Сообщения: 3237
Благодарил (а): 122 раз.
Поблагодарили: 59 раз.
Многовек писал(а):
Вообще то орден создавался для борьбы с Реформацией церкви, с протестантами всех мастей…

Ещё раз:
Иезуиты внедрили христианскую веру в большей части Африки.., Африка бы стала мусульманской без иезуитов, они внедрили христианскую веру в Южной Америке и в Азии что есть христианства это от них.-.., какая нафиг там Реформация? Они наоборот очень резко выступили против Инквизиции за что многие иезуиты были казнены, а остальные сосланы в Южную Америку..., в разгул Реформации их в Европе не было

  Профиль  
  
    
#16  Сообщение 09.06.16, 21:13  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 23.09.2014
Сообщения: 6488
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 33 раз.
ВНЕШНЯЯ ИСТОРИЯ
Когда средние века неудержимо шли к могиле, потеряв безвозвратно свои прежние жизненные силы, в европейском обществе установилось общее сознание, что необходимо коренное преобразование порядка вещей. Но в то время как романские племена с дикой поспешностью, с необузданной жаждой подвигов бросились на неизведанные пути приключений и завоеваний, доступ к которым был найден благодаря удивительным географическим открытиям Колумба и Васка да Гамы, один только немецкий народ со всей своей горячностью обратился к духовной работе и чрезвычайно усердно начал работу своего духовного возрождения.
Как мы уже видели, во всех слоях населения немецких стран уже давно шевелилась мысль о необходимости обширной реформы, соответствующей требованиям времени. Не только городское и крестьянское сословия, но и многочисленные разумные и здравомыслящие представители высшей и низшей знати, как, например, достойный уважения и образованный архиепископ Бертольд Майнцский (1442–1504) и богато одаренный красноречием и литературным талантом государственный деятель Грегор Геймбург (ум. 1472) боролись и отстаивали свои идеи возрождения немецкого народа.
Когда, наконец, наступило желанное время и августинский монах из Виттенберга бесстрашно и самоотверженно, с непоколебимым убеждением и прямолинейной энергией необычайно сильной души произнес долгожданное, избавительное слово, то сотни тысяч немецких сердец наполнились восторженным чувством свободы и ненавистью против тирании духовной иерархии. Реформаторское движение принялось за свою работу', возник новый духовный мир, который, впрочем, скоро уже утратил свою жизненность и застыл в оцепенении. Вечная смена судеб продолжалась.
Каждый шаг по пути культуры человечество должно покупать ценой целого мира и слез. Таков его неизбежный рок. Чистой и совершенной жизни на земле, по — видимому, нет места. Эго особенно ярко обнаруживает, между прочим, история контрреформации.
Потрясенная в своих основах римская церковь не глядела, сложа руки, на грозившую ей из Виттенберга опасность, напротив того, при виде ее принялась за энергичную работу по своему преобразованию, «правда, в прежнем иерархически — папском духе, но с соблюдением и применением всех их средств и условий, которые представляло для нее новое положение вещей». Для этой цели она принялась не только за широкую реформу устарелого монашества и монастырского быта, которая должна была показать современникам необходимость и полезность этих учреждений, но она также создала целый ряд новых орденов, преимущественная цель которых — оказывать противодействие протестантизму.
Действительное же обновление католицизма мы видим в Обществе Иисуса.
Недаром же оно вступало в жизнь, «чтобы осуществить средневековую идею церкви и христианского господства с большей основательностью, чем прежде, и при помощи прогрессирующего знания».
Это общество вышло из Испании, исконной родины фанатизма, где оно было основано в 1540 г. Игнатием Лойолой, который и был избран его первым пожизненным генералом.
Игнатий Лойола, происходивший из древнего аристократического рода, прожил свою юность при правоверном дворе Фердинанда Католического. Будучи храбрым рыцарем и пользуясь безупречной репутацией, однако лишенный сколько-нибудь глубокого образования, Лойола потерял при осаде крепости Папилоны (1521) правую ногу. На одре болезни, за неимением национальных рыцарских романов, чтением которых отважный испанец так часто одурял свою пылкую душу, он читал полные выдумок жития святых, и в скором времени перед его воображением предстал новый идеал; он захотел, «подобно св. Франциску, завоевать себе небесное блаженство путем нищеты и земных скорбей». Перед его охваченной энтузиазмом душой стоял манящий идеал духовного рыцарства, которое своим бесстрашным героизмом, своими славными и блестящими подвигами не должно было ни в чем уступать светскому рыцарству. Едва излечившись, Лойола совершил паломничество в знаменитый монастырь Монсерат (Monserat), посвятил здесь свои доспехи чудотворному образу Марии, объявил себя рыцарем Святой Девы и удалился затем в доминиканский монастырь в соседнем Манреса, чтобы совершенно отдаться самоотречению и созерцанию. После ужасного самобичевания, которое привело его к краю могилы, в омраченной душе этого странного человека, вследствие чудесных явлений и блаженного просветления, снова воцарился мир. Тогда он решил вести деятельную жизнь и согласно этому подверг себя менее изнуряющему воздержанию.
Прежний гидальго бедняком отправился в святые места. Вернувшись на родину, он с невероятными усилиями и при самых изнурительных лишениях и упражнениях посвятил себя в Алькале и Саламанке изучению грамматики, философии и теологии. Его прозорливый ум достаточно скоро убедился в том, что ему не обойтись без систематического образования, если только он хочет оказать на чужие души глубокое воздействие.
Избежав лишь с трудом кровавой длани инквизиции, которая заподозрила в странном фантазере члена мистической секты Аломбрадос, Лойола поспешил из Саламанки в Париж, где и занимался, живя в самом бедственном положении, риторикой и философией. Здесь ему удалось воодушевить в пользу своего идеала будущего, а именно основания ордена для распространения среди еретиков и язычников истинной веры, своих товарищей по занятиям, савойца Пьера Лефевра (1506–1546) и испанца Франсиско Ксанье (1506–1552), честолюбивых, но мечтательных и горячо отдавшихся делу молодых людей. После того как Лойола привязал к себе своей самоотверженной службой еще других товарищей, остроумного Сальмерона и одаренного страстным красноречием Лайнеза, маленькая группа дала в подземной часовне Мариинской церкви в Монматре обет принять духовный крестовый поход против неверующих на Святую землю. В том случае если бы непреодолимые трудности сделали этот план неосуществимым, они собрались предложить папе свои услуги и оставить себя совершенно в его распоряжении. Так совершилось в тайне основание иезуитского ордена.
После короткого пребывания на родине Лойола, согласно предварительному уговору, встретился с своими друзьями, к которым в Венеции присоединилось еще три новых товарища. Вспыхнувшая между последней и турками война помешала предположительной поездке на Восток, благодаря чему дело приняло предвиденный уже ранее оборот. И тогда уже молодой орден начал с напряженным вниманием следить за массовыми отпадениями от веры на Западе, вызванными реформацией.
Когда и после войны не представилось случая приступить к поездке в Палестину, друзья направились в Рим. По дороге старому офицеру пришла в голову высокомерная мысль дать союзу на военный лад название «отряда Иисуса» (compania de Jesus, societas Jesu), дерзость, которой остальные ордена никогда не могли простить нелюбимому товарищу.
В Риме этому серьезному союзу удалось заявить себя высокополезной деятельностью: он кормил бедных на собранные милостыней деньги, ухаживал с огромным самоотвержением за бедными больными, обратил многих евреев в христианство. Все это производило глубокое впечатление на все слои населения. Наконец 27 сентября 1540 г. состоялось церковное утверждение общества буллой Regimini militantis.
Соответственно с характером нового ордена, жизнь его основателя по — прежнему была посвящена уходу за больными, обучению детей и духовному наставлению паствы. С железной энергией, закаленной пламенным фанатизмом, он беспрестанно предавался духовным упражнениям и убивал в себе все чувственные порывы. Притом он был «взвешивающим, организующим и стратегическим умом», человеком, который достаточно часто представлял самые блестящие доказательства гибкости и ума, поразительного знания света. Это вполне доказывается следующим его предписанием: «Хороший ловец душ должен многое пропускать, как бы не понимая. Но раз ему удалось сделаться господином воли, тогда он сможет вести своего воспитанника по пути добродетели, куда он только пожелает». Неутомимый, одаренный творческим разносторонним умом генерал — это одно из замечательных явлений новой истории — умер 31 июля 1556 г.
К трем обычным орденским обетам — целомудрия, бедности и послушания — общество Иисуса прибавило еще четвертый: посвятить свою жизнь служению Христу и папам как его земным представителям. Они обязывались в делах душевного спасения и распространения веры везде и всегда, без малейших промедлений и отговорок, тотчас же повиноваться всем предписаниям ныне правящего папы и его преемников.
В эпоху, когда весь мир, казалось, отказывался от Рима, орден, быстро перешедший от фантастических замыслов к трезвой практической деятельности, приносил к стопам папы свою безусловную покорность. «Это перст Божий!» — воскликнул Павел III, читая устав ордена. И вскоре после этого, 27 сентября 1540 г., хитрый, искушенный во всех тонкостях дипломатии глава церкви, это дитя сего мира, постоянно, несмотря на свои семьдесят лет, веселый и любезный, папа Павел III не только утвердил орден, но и даровал его членам самые широкие полномочия, права и индульгенции всех видов. Его преемники превратили орден в особое, самостоятельное учреждение в церкви, желая уверенно опираться на его абсолютистское управление; впрочем, вследствие этого сам папа достаточно часто оказывался только игрушкой в руках орденского генерала.
«С каждым годом, с каждым месяцем, с каждым днем общество приобретало все более твердую почву под ногами, и число своей высоких и щедрых покровителей, которых Игнатий намеревался обмануть преданностью, росло изо дня в день». Когда основатель общества в 1556 г. умер в Риме, то деятельность и распространенность ордена были так велики, что ои охватывал уже 14 провинций, в числе коих две приходились на Германию.
В истории последующих 150 лет мы почти на каждом шагу встречаем иезуитов и их кротову работу, повсюду сопровождавшуюся тем же успехом. Не уступая светским военачальникам, они считали дозволенным всякое оружие, всякую западню, всякий обман, даже всякое насилие, если только речь шла о том, чтобы отвоевать снова в пользу католической церкви отдельные души или целые территории.
Если многочисленные враждующие элементы в иезуитском ордене подвергали его внутренний строй опасным кризисам, то все же его внешнее благополучие росло с каждым днем. Когда он в 1640 г. с невероятной пышностью праздновал свой столетний юбилей, то у него было уже 39 провинций с 25 593 членами, и он с уверенностью в победе заглядывал уже в то будущее, когда ему удастся превратить всю землю в домен Святого Престола.
Тот поворот, который осуществил данный орден во второй половине шестнадцатого столетия, трудно себе представить в его действительных размерах. Это было ужасное время, грозное своими интригами, насилием и результатами.
В Италии иезуиты нашли доступ во все аристократические круги и накопили огромные богатства.
В Португалии духовные отцы королевской фамилии избирались из иезуитов. Осыпанные почестями и богатствами они тем не менее деятельно работали в пользу соединения Португалии с Испанией при Филиппе II, который нашел в ордене самого верного союзника для своего плана всемирной самодержавной монархии.
Из Бельгии иезуиты проникли в объединенные Нидерланды, где число католиков тотчас снова возросло.
Во Франции их миссионеры под охраной и защитой Гизов исколесили всю страну. В борьбе лиги они были душой восстания против Генриха III; они всеми средствами интриговали против Генриха IV, пока он не приблизил их к себе и не взял себе в духовники иезуита — обычай, который с тех пор упрочился в доме Бурбонов. В этом положении иезуитство содействовало уничтожению гугенотов, а также и той развращенности французского народа, которая затем достигла своего апогея в ужаснейшей из всех революций.
Они работали в Англии и Швеции над восстановлением римской церкви, причем в Швеции лишили престола внука Густава Вазы. Их постоянные заговоры и происки против королевы Елизаветы вызвали гибель множества католиков, в том числе и Марии Стюарт.
В Польше, в протестантской Лифляндии, в Дерпте и Риге — везде возникали иезуитские коллегии, которые энергично вели дело контрреформации. Бесполезные войны против России, на которые иезуиты подстрекали Польшу, с целью ввести в России католичество, привели страну, где просвещение в культура, торговля и промышленность находились а цветущем положении, в состояние упадка, из которого она никогда уже не могла выйти. Гибель Польши начинается с владычества иезуитов.
Неутомимые пионеры католицизма проникли и в Украину, в Подолию и Волынию и основали также коллегию в Константинополе, где они работали на пользу французской политики.
Но едва ли можно назвать страну, которая попала бы более позорным образом в руки иезуитов, нежели Германия. Здесь они под умелым руководством патера Канизиуса, одного из самых хитрых и ловких характеров, которые вырабатывал орден, начали свои завоевательные экскурсии, избрав базой, главным образом, Ингольштадт, научный оплот католицизма. А вскоре за этим последовало открытие иезуитских коллегий в Мюнхене, Вене, Праге, Ольмюце, Брюнне и других местностях, и расцвели иезуитские школы в Трире, Майнце, Вормсе, Шпейере, Фульде, Вюрцбурге, Мюнстере, Падерборне и т. д. Их университеты представляли серьезный противовес Виттенбергу и Женеве, а школы отличались такой уверенностью методов и давали такие блестящие успехи, что даже протестанты стали доверять им своих сыновей. Овладевая таким образом подрастающими поколениями, они неудержимо внедряли через своих воспитанников в их семьи католический дух.
Везде, где появлялись иезуиты, для веротерпимости наступал конец. В Вестфалии и на Рейне приверженцы нового учения были почти совершенно побеждены. В течение двух лет иезуиты свели к нулю реформацию в маркграфстве Баден. Епископ Вюрцбургский и архиепископ Дидрих Зальцбургский, воспитанник иезуитов, предоставили своим протестантским подданным выбор между обращением или изгнанием; эмигранты теряли треть своего состояния.
Это, однако, была только прелюдия к крупной и проведенной с крайней строгостью контрреформацией, которая разыгралась сначала в Баварии, Австрии и Штирии, а затем, поскольку это было возможно, и в Богемии и Венгрии, при содействии их великих почитателей, германских императоров из дома Габсбургов.
Политическая история этих стран показывает, как иезуитам удалось поднять тридцатилетнюю войну и захватить Германию в свои руки. Безграничная, непоправимая в течение нескольких веков бедность, полнейшее обнищание, политическое бессилие, нравственное одичание, духовное увечье нации, в которой надолго были загублены все великие мысли и прогрессивные течения, — вот каковы были результаты господства иезуитов.
Первоначальная мысль Лойолы указала основанному им ордену очень благодарную задачу в виде миссионерства среди язычников. Действительно, благодаря ловкости и изумительному самопожертвованию, иезуитам удалось достичь здесь неожиданных по размерам успехов, хотя огромнейшие массовые обращения в Индии, Японии и Китае, в которых состояли эти успехи, были по своей природе лишены какой бы то ни было прочной основы и потому-то безвозвратно исчезали при первой реакции народного сознания.
Самых прочных результатов иезуиты достигли в Америке. Шаг за шагом они проникали в чащу дремучих лесов и умели завоевывать доверие туземцев, подвергшихся со стороны разбойнических испанцев и португальцев жестокому насилию. Во время этих походов они впервые вступили на территорию Парагвая, где основали социалистически — коммунистический общинный быт. Иезуитская система одержала здесь самую блестящую свою победу; но тут обнаружились также с ужасающей ясностью ее истинные цели.
Индейцам прививались привычки к земледелию, скотоводству и религиозным упражнениям, то есть механическому обрядовому богослужению, в остальном же их во всех отношениях опекали, подобно малым детям, надзирали за ними и лишали их возможности жить своим умом. Краснокожие дети природы учились латинскому и испанскому чтению и письму, но понимать язык они не смели. Ни у кого из них не было своего имущества, а все получали пищу и одежду из коллегии. Вся страна была превращена в обширную землю, которая обрабатывалась под звуки скрипки или флейты. Избытки продуктов орден пускал в оживленный торговый оборот, прибыль с которого должна была опять-таки идти на нужды общины.
Этому коммунистическому государству иезуитов, которое в течение продолжительного времени составляло для всего света тайну, был в 1758 г. положен бесславный, но вполне заслуженный конец особой испанско — португальской экспедицией.
И в остальных американских колониях, особенно в Бразилии, иезуиты были многочисленны и могущественны. Их миссионерская деятельность была везде проникнута фанатичным жаром обращения, однако везде они свое грубое понимание религии, лишенной истинной веры и всякой мысли, любви и надежды, соединяли с нечистым и корыстным духом спекуляции и наживы.
В первые десятилетия XVII в. иезуитский орден представлялся гигантским сооружением, наводящим ужас своим видом. Его могущество и влияние достигли таких размеров, до каких не доходило еще ни одно общество в мире.
Но на свете так устроено, что деревья до неба не растут. Собственная необузданность иезуитов отдала их орден в руки карающей Немезиды. Судья и мстительница, своей неподкупной рукой взвешивающий людские желания и поступки, заслуги и прегрешения, она всегда в должную минуту' является для отправления своих священных обязанностей.
Первый удар ненавистному ордену нанесла Португалия. В 1759 г., по побуждению министра Помбаля, государственного ума беспримерной величины, равного разве Юлию Цезарю или Бисмарку, иезуитский орден в Португалии был закрыт, и члены его посажены на корабль и отвезены в Церковную Область.
Энергичный почин Помбаля подействовал и на Францию. В 1761 г. высшее судебное место страны, парламент, объявил, что статуты ордена непримиримы с законами государства и правителями наций. В полном согласии с парламентом за закрытие и изгнание опасного общества высказывалось и общественное мнение, и при этом настолько настойчиво и решительно, что в 1764 г. его поддержал и король.
Вскоре после этого возгорелась «культурная революция» и в Испании. В 1766 г. иезуиты подняли в Мадриде опасное восстание. Судебное расследование доказало самым убедительным образом их участие в заговоре, и в 1767 г. последовало изгнание с Иберийского полуострова.
Та же участь постигла их в Сицилии, Неаполе и герцогстве Парма. Дух времени, отвращение правительств и господствующих классов к иезуитам, более сильные, нежели авторитеты церкви, возбуждали все более и более громадные обвинения против ордена.
Перед лицом такой бури всеобщей ненависти папа Климент XIV, просвещенный, мягкий и совестливый старец, решил произвести расследование об учении и деятельности иезуитов. На основании выводов этого расследования он возвестил в своей грамоте Dominus ас redemptor noster от 21 июля 1773 г. об окончательном закрытии ордена, насчитывавшего тогда до 30 ООО членов. Но этим самым несчастный первосвященник подписал себе смертный приговор: не прошло и года, как смерть унесла его в могилу, как говорят, от яда, поднесенного ему иезуитами. Уничтожение ордена иезуитов составляет, несомненно, самое значительное завоевание свободолюбивого гения философского века Просвещения.
Ряд попыток снова вызвать к жизни иезуитов не увенчался успехом, и только папа Пий VII буллой Solicitudo omnium ecclesiarum. объявил 7 августа 1814 г. о восстановлении ордена. И иезуиты встретили радушный прием, так как в них надеялись обрести прекрасных союзников против духа революции.
Опасные принципы, распространяемые иезуитами, с одной стороны, а с другой — их активная, решительная борьба против новой Германской империи послужили побудительной причиной к изгнанию их из немецких областей. Оно последовало по имперскому закону от 4 июля 1872 г. С той поры как со стороны католиков, так и со стороны известных протестантских кругов не было недостатка в попытках добиться их возвращения, чтобы воспользоваться этими фанатиками в больбе против социализма. Но для всякого, кто смотрит на вещи открытыми глазами, должно быть совершенно очевидно, что великая опасность будущего кроется для Германии не в социал — демократии, а в ультрамонтанстве.
Известно, что, несмотря на толпы иезуитов, ни католическая Бельгия, ни Испания, ни Франция, ни Италия не спаслись, первые — от социал — демократических течений, последние — от революций всякого рода.

  Профиль  
  
    
#17  Сообщение 09.06.16, 21:13  
Ветеран

Регистрация: 28.05.2016
Сообщения: 13995
Благодарил (а): 21 раз.
Поблагодарили: 267 раз.
Россия
Многовек писал(а):
Цитата:
а через униатов они пытались как то объединить католиков и православных..идея здравая, но народ тупой и упёртый на Западэнщине оказался не способный ничего объединять..., а вот сами иезуиты очень гибкие, но тут маху дали
Объединить католиков и православных под верховенством Римского Папы! На кой он сдался?
Вообще то орден создавался для борьбы с Реформацией церкви, с протестантами всех мастей…
Ну и с православными до кучи.
Разговор про иезуитов –это вечное обсуждение противоречий между формой и содержанием… По сути это сильно централизованная организация подчиняющаяся лично Папе (хотя он не является главой ордена), и полностью и во всем его поддерживающая.
Вот именно. Католичество тогда трещало по швам в европе. В западной Европе они проиграли. Пошли на восток и в америку

  Профиль  
  
    
#18  Сообщение 09.06.16, 21:13  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 23.09.2014
Сообщения: 6488
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 33 раз.
ОРГАНИЗАЦИЯ И УСТАВ ОБЩЕСТВА ИЕЗУИТОВ
В лице Общества Иисуса Реформация встретила противника, который, являясь порождением тонкого расчета и мечтательного энтузиазма, был ей более чем равен по силам.
Понять это можно, только ознакомившись с замечательным уставом Общества Иисуса. Он изложен в так называемых экзерцициях и конституциях. Первые составлены Игнатием на основании опыта, вынесенного им из Манресского монастыря; последние в своих основных идеях были намечены им же, а окончательно редактированы и введены в действие преемником его, политиком и мыслителем Лайнесом.
Идеал мечтателя, учредителя ордена, состоял в том, чтобы привести своих воинов к коренному внутреннему перерождению, уничтожить в них их природное миросозерцание и на его место вкоренить новые воззрения и настроения мистического аскетизма. С этой целью он начертал план для exercitia spiritualia. Эти последние состояли из молитв, созерцания, исповедей с постоянными покаяниями, умерщвлением плоти и общением с тремя ипостасями божества и всеми святыми. В конце концов они приводили человека в состояние непрерывного религиозного рабского страха и воодушевления и, путем постоянного возбуждения чувств и фантазии, вызывали в нем лихорадочные галлюцинации и патологический экстаз, в котором «душевное состояние, возбужденное самим же субъектом, превращалось для него в объект».
Упражнения, согласно правилам, продолжались тридцать дней. Первое из них начиналось в полночь, второе должно было происходить утром, сейчас же после пробуждения, третье совершалось до и после мессы, четвертое — к вечеру и пятое — перед вечерней трапезой. Во время этих упражнений окна и двери запирались, а стены комнаты завешивались черным. Прежде всего «ученик» должен был пройти viapurgativa, то есть путь к очищению. Подобно тому как последователь Будды стремился достигнуть познания Нирваны прежде всего посредством самоуглубления, так и здесь испытуемый, распростертый на полу, должен был путем напряжения всех своих умственных сил сосредоточиться на данной идее, указанной ему руководителем, который как верный проводник сопровождал его в этом трудном, но столь спасительном странствовании. Душа должна была отбросить все мирские помыслы и воспоминания. Для вящей целительности испытаний рекомендовались некоторые «дополнения»: испытуемый должен был подвергнуть себя посту и бичевать свою плоть железным поясом, усаженным огромными иглами, веревками и железными прутьями. На первом плане во время духовных испытаний стояла исповедь и очищение души от грехов. Все ужасы ада и чистилища призывались с тем, чтобы несчастный проникся сознанием своей мерзости, понять, чего он достоин, и преисполнился глубочайшего смертельного ужаса перед судом Господним. Во избавление от вечного проклятия он взывал к Спасителю, с которым дружески беседовал, явственно воспринимая его ответы. Этому самосозерцанию предшествовало изложение первоначальных основоположений иезуитства, выяснявших истинное назначение человека, а за ним следовало испытание, производившееся по три раза ежедневно, — тут испытуемый отмечал по пунктам в специальных графах те грехи, которые он совершил в эти промежутки времени, а к концу первой недели производилась главная исповедь на основании такого реестра прегрешений, словом, делом и помышлением с их различными подразделениями.
Вместе с этим испытуемый, ушедший уже от земного мира, покидал путь к очищению и на следующие две недели вступал на via illuminativa (путь к просветлению) — задача, посвященная совершенно созерцанию Спасителя, его жизни, дел и страданий. Экзерциции четвертой недели относились к Воскресению и Вознесению Христову, после чего испытуемый, в экстазе блаженства, как удостоенный божественной благодати, возвращался к самосозерцанию. Испытания сопровождались молитвами, имевшими характер размышлений, которых форма, род, содержание и порядок определялись с мелочной педантичностью. Нечего и говорить, что эти экзерциции с их демоническими фантасмагориями и мистериями, направленными к спасению души, производили глубочайшее нравственное потрясение в натурах с развитою фантазией. Мрачная тенденция ордена овладеть духом человека обнаруживается здесь перед наблюдателем во всем блеске ее отталкивающего, отвратительного, страшного характера.
Главнейшая выгода, которую приобретало общество, воспитанное в таком духе, заключалась в дисциплине, основанной на слепом повиновении и сковывавшей и волю, и разум, и всю личность человека стальными оковами.
Такая дисциплина и на самом деле казалась старому солдату Игнатию Лойоле великой тайной всякого могущества, душой всякой добродетели. При всяком удобном случае он подчеркивал эту мысль и, лежа уже на смертном одре, все еще проводил ее в своих заветах. «Пусть всякий твердо помнит, — говорил он, — что те, которые живут в послушании, должны предоставить Промыслу Божию руководство и управление ими через посредство начальствующих над ними лиц так, как если бы они были трупами (perinde ас si cadaver essent)».
Общество, строй которого проникнут таким духом, должно носить на себе печать военного режима. И действительно, в этом заключается самая суть воинствующего иезуитства. Его члены безусловно и слепо повинуются генералу, резиденция которого находится в Риме; его непререкаемая воля — вот то единственное, что господствует над всей братией во всех частях света.
Общество пополнялось новыми членами из разряда испытуемых. Молодые люди, заявляющие о своем желании вступить в орден, подвергаются тщательному испытанию в отношении своих духовных и физических качеств; лица слабого телосложения или неповоротливого ума, а также еретики и женатые безусловно не допускаются. В самом лучшем случае период сурового испытания в новициате (доме для испытуемых) длится два года, и в это время изучаются сокровеннейшие мысли, склонности и влечения новичка.
Порядок для испытуемого с 4 часов утра и до 9 вечера регламентирован тончайшим образом: это бесконечная цепь мрачных религиозных упражнений, черной домашней работы, работы на кухне или в госпитале, фантастического чтения и жестоких душевных истязаний, вполне пригодных для того, чтобы загубить все здоровое, что было в человеке, и довершить в нем то духовное ослепление, которое привело его в дом испытуемых.
Всякие сношения с внешним миром запрещены новичку, все воспоминания о своем прошлом он должен изгладить из своей памяти, все связи, которые соединяли его с миром, он должен порвать. Отныне предметом его любви и привязанности должны быть не родители и не родные, не приятели и не друзья, не отечество и не нация, а только орден. Орден — его отечество, начальство — его родители, его Провидение. Нечего и говорить, что испытуемый должен быть исполнен решимости отдать ордену и свое имущество. Кошелек у римской церкви искони был бездонный.
Если новичок в период испытания оказался годным, то по окончании его он произносит три обычных монашеских обета и вступает в класс схоластиков. Здесь главной его задачей является дальнейшее образование. В течение пяти лет он усерднейшим образом трудится в одной из коллегий над риторикой, литературой, философией, физикой и математикой — занятия, которые, после предшествовавшего им подавления всех самостоятельных душевных движений, вряд ли могут внушить к себе сколько-нибудь серьезный интерес.
Для окончательного завершения этой педантичной дрессировки схоластик прикомандировывается к какому-нибудь учебному заведению, в котором он еще раз, уже в качестве учителя, проходит все то, чему выучился. После этого еще в течение 4–6 лет он штудирует схоластическую теологию в одном из университетов ордена, и этим завершаются его школьные годы.
О научных занятиях, как мы их понимаем, о методическом мышлении и критическом исследовании не может быть и речи. То, что иезуиты называют наукой, есть не более как педантичная формалистика, преследующая исключительно практические цели. Иллюстрацией того, какие понятия о метафизических вещах внушают иезуитам, лучше всего может служить их удивительно грубое понимание загробной жизни, которую они изображают в самых ярких красках, а также культ Девы Марии и святых, близкий к самому низменному идолопоклонству. Тем не менее нельзя отрицать, что среди иезуитов были и дельные образованные педагоги. Но все их заслуги состояли лишь в ревностном распространении классического языка. Учебные заведения иезуитов называются коллегиями. Воспитанники делятся на три разряда: на схоластиков, которые воспитываются как будущие члены ордена, на пансионеров и просто экстернов. Обучение большей частью бесплатное и делается по возможности приятным и легким для учащихся путем разумного сокращения требований. Это чисто механический процесс, нечто вроде военной дрессировки, рассчитанный на то, чтобы сделать из учеников, согласно установленным правилам, субъектов, пригодных для ордена. Первую роль в иезуитской педагогике играет тот общий принцип, что в податливых и восприимчивых юных душах легко сеять злые чувства высокомерия, лицемерия, зависти, тщеславия, презрения к людям и злорадства. Бесконечные похвалы и порицания, дорогие награды и возбуждающие честолюбие конкурсные состязания, вместе с торжественно обставленными экзаменами и раздачами наград; все это должно подстрекать учащихся к соревнованию, возбудить в них дух соперничества, но в то же время вселять ту отвратительную страсть к почестям, власти и борьбе, которая искони отличала иезуитов.
Вся дисциплина основывается на беспрерывном полицейском надзоре за воспитанниками днем и ночью, в каждую минуту, на каждом шагу. Учащиеся сами должны следить и наблюдать друг за другом и неукоснительно докладывать по начальству о проступках товарищей — безнравственная, но бесподобная система подглядывания и подслушивания, в густые сети которой иезуиты излавливают все, что им нужно знать, окончательно уничтожая таким образом всякое свободное проявление воли, чувства, мысли и суждения подчиненных. Само собою разумеется, что тот, кто пользуется такими печальными средствами для достижения своих целей, является врагом высших задач человечества и в культурной истории народов может действовать только в качестве демонической силы.
Пройдя через все испытания и закончив курс учения, схоластик, в возрасте приблизительно 33 лет, получает священнический сан и может занять место коадъютора или професса (professus). Духовные коадъюторы должны быть в равной мере приспособлены к преподавательской деятельности, к роли проповедника и исповедника, а светские, напротив того, должны обладать достаточными познаниями во всех тех вещах, которые не соответствуют духовному званию.
Высшую ступень в иезуитской иерархии занимают профессы четырех обетов, которые они приносят генералу. Они живут в домах профессов. Из их числа выходят сановники ордена; они выбирают генерала, они посвящены в глубочайшие тайны ордена. Помимо общих обетов, они принимают на себя четвертый — беспрекословного повиновения папе.
Впрочем, не все приносят четвертый обет. Большинство ограничивается тремя и составляет страшный институт тайных иезуитов, которые живут, главным образом, в тех странах, законы которых изгоняют из их пределов членов иезуитского ордена, живут в качестве преподавателей, врачей, прислуги, купцов и т. д., а часто и под личиной протестантских священников среди народа. Благодаря своей светской, ловкой и любезной манере обхождения, благодаря своему умению интересно и увлекательно вести беседу, они втираются в семейные дома, в деловой мир, в политику и дипломатию и разными темными средствами ловко плетут свои интриги, бесчисленные примеры которых известны современной истории.
Вся совокупность власти, управления и юрисдикции над организованным таким образом обществом сосредоточивается в руках генерала, избирающегося пожизненно. В тех обширнейших пределах, которые отмежеваны ему уставом, он располагал почти неограниченной властью. Он решает вопросы о принятии в орден, о выходе из него и об изгнании из ордена. Он назначает членов ордена в провинции, ректоров коллегий и прочих должностных лиц.
Его советниками служат генеральный секретарь и адмонитор (наблюдатель) — власть, контролирующая генерала, но не имевшая почти никогда возможности проявить в действительности свою силу и влияние. Так же мало значения имело и другое ограничение власти генерала посредством генеральной конгрегации, которая составлялась из профессов и собиралась для избрания или низложения главы ордена. Генералы всегда умели обезвредить этот ненавистный им институт.
Представителем и заместителем генерала в провинции является провинциал, которому в строго последовательном иерархическом порядке подчиняются супериоры, начальники отдельных орденских домов, советники и наблюдатели, префекты, прокуроры и цензоры.
Ректор коллегии должен относительно каждого воспитанника вести особый лист, в котором отмечаются его имя возраст, его научные и прочие занятия, умственные способности и т. д. Эти листы ежегодно препровождаются через провинциала к генералу. По ним, а также по ежемесячным донесениям супериоров, руководителей испытуемых, начальников новициатов и резиденций (миссионерская станция) и пр., генерал точнейшим образом узнает о личных свойствах членов ордена, о жизни в домах профессов, в коллегиях, провинциях и миссиях. По всем вопросам сомнительного характера сведения сообщаются при помощи шифра, установленного генералом.
Кроме этого предусмотрительного распределения труда, важны также постановления о таких вещах, которые в обычной жизни имеют характер внешний и случайный, но в ордене иезуитов обличают стремление распоряжаться членами как неотъемлемой собственностью ордена. Так, например, орденский наряд отличается от обычного монашеского одеяния и состоит из длинной рясы с пелериной и черной четырехугольной шапочки или низкой широкополой шляпы. Иезуит в таком одеянии должен держать голову прямо, слегка наклонив ее вперед. Он не должен сжимать губ, на прогулке не смеет громко говорить или смеяться.
Глаза его должны быть устремлены в землю, и во время беседы он должен смотреть только на нижнюю часть лица собеседника. Запрещаются разговоры политического характера, а также такие, которые, по своему характеру, не преследуют какой-либо определенной реальной цели.
Последовательная дрессировка в послушании всех видов — внешнего и внутреннего характера — неотступный надзор, распределение дня, совершенно не оставлявшее место личному усмотрению, — все это приводило к тому, что иезуит сбрасывал с себя свою природную индивидуальность и приобретал характерную физиономию, свойственную членам ордена.
Те же различия, которые за всем тем все-таки остаются в духовных дарованиях и в склонностях членов, получают сильное развитие, и таким образом создается та разносторонняя деятельность, которая составляет главную силу ордена. Одним членам разрешается благочестивая монастырская жизнь, которая служит к возвеличению заслуг ордена перед небом и престижа его святости на земле, другие посвящают свои безмятежные досуги научным занятиям и вырабатывают целые тома полемики и трактатов. Третьи берут на себя воспитание юношества. Наиболее талантливые и ловкие развивают свою влиятельную деятельность при дворах и во дворцах. Пылкие ораторы действуют в качестве исповедников, самоотверженные ревнители веры уходят в далекие страны миссионерами. Так, члены ордена были и теперь являются всем тем, чего требуют от них их начальники, — проповедниками и преподавателями юношества, писателями и учеными, воспитателями принцев, исповедниками и министрами сильных мира сего.

  Профиль  
  
    
#19  Сообщение 09.06.16, 21:14  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 23.09.2014
Сообщения: 6488
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 33 раз.
ОСНОВОПОЛОЖЕНИЯ И МОРАЛЬ ОРДЕНА
Расчлененный с таким мудрым расчетом и искусством организм, какой являет из себя устройство иезуитского ордена, создан не для задач внутренней жизни в созерцательной тиши отдаленных от мира келий: арену для своей деятельности он ищет, скорее, среди жизненной борьбы. И действительно, именно эта область предопределяется для ордена самой задачей, поставленной перед ним: реставрация и распространение католицизма, господства Римской церкви над современными государствами, старающимися сбросить с себя железные оковы папской власти, борьба и подавление протестантизма и свободы духа, проникшей в широкие народные массы. Но уже в самых размерах задачи таилось с самого начала зерно того гибельного разложения, которое в скором времени постигло общество. Ибо безнравственная система не может поддерживаться долго благородными и нравственными силами. «Где-нибудь и когда-нибудь наивное воодушевление должно будет заступить место сознательной лжи и грязи сокровенных побуждений».
В интересах своих задач, которые с неутомимой настойчивостью преследовало Общество Иисуса, оно создало ту мораль, тот удобный способ освобождаться от угрызений совести, которые вошли в пословицу у всех народов на земле.
В качестве главного основоположения своей морали иезуиты выдвигали то утверждение, что грех оказывается налицо только там, где полная сознательность и предосудительность поступка находятся в полном согласии с волей; таким образом, то, что делается второпях и в аффекте или предпринимается не с грешными умыслами, не является и грехом, и не заслуживает поэтому наказания. Так они со всех сторон ограничивали понятие греха и превращали человеческую совесть в удобную арену лицемерной софистики, которая убивала все нравственные стремления, заменяя высокие нравственные идеалы низменным расчетом обыденной жизни.
Эта преступная система основана на так называемом пробабилизме — продукте учения Фомы Аквинского, оспаривающем все требования нравственной жизни и все то, что для человека имеет значение прочной и непоколебимой истины, заменяющем рядом вероятностей, среди которых и производит свой выбор лукаво мудрствующий, изворотливый рассудок. Под вероятным или приблизительно — достоверным (jbro"oa"ozY"uJ подразумевается суждение, в пользу которого говорят основания, имеющие некоторый вес, а в особенности — авторитеты. А этих последних лучше всего искать в иезуитских кругах. Кто в своих поступках следует мнению авторитета, хотя бы только одного — единственного, тот не берет ответственности на свою совесть, даже и в том случае, если он лично убежден как раз в противном и считает за более верное совсем другое мнение.
В таком возмутительном самообмане лежит начало длинной цепи тех гнусных интриг и преступных злодеяний, которым орден обязан своими успехами.
Другим основоположением иезуитской морали и казуистики является учение об истинных намерениях. Согласно этому учению, можно совершать дурные дела и все-таки оставаться благочестивым и справедливым человеком; преступление может стать добрым делом, если только оно совершено с добрыми намерениями. Так, объясняют без стеснения иезуиты, если кому — нибудь нанесено оскорбление чести и у него нет других средств смыть этот позор, кроме смерти оскорбителя, то убийство является дозволенным, так как предполагается, что тут в основе лежит не намерение убить, а только восстановить свою честь.
Дальнейший догмат этой морали гласит, что нравственный характер поступков всецело обусловливается их целью, так что ради благих целей могут совершаться только добрые деяния, ради злых — только злые. Здесь-то именно и объявляется дозволенным и даже рекомендуется reservatio mentalis. Всякий, кого обстоятельства принудят давать показания или ответ, обещание или клятву может, руководствуясь, однако, только какой-нибудь благой или дозволенной целью, произвольно ограничить про себя эту клятву, обещание и т. д., давая их в более узком смысле, чем может показаться по словесным выражениям; наконец, данное им согласие иезуит может молчаливо поставить в зависимость от некоторых условий, остающихся неизвестными тому, кому это согласие дано.
С этим связано учение об амфиболии, которое оправдывает употребление двусмысленных выражений, направленное к обману ближнего и к соблюдению собственной выгоды. Вообще можно безбоязненно грешить, раз дело идет о том, чтобы уберечь себя от серьезного ущерба. В этом отношении именно самые видные моралисты ордена выставили прямо-таки ужасающие положения.
В то время как протестантизм добровольно и охотно отказался от такого неоценимого средства для достижения могущества церкви, какое представляет из себя тайная исповедь, иезуитство, наоборот, озаботилось снова ввести в употребление этот обычай, но, по возможности, обставить его удобствами, главным образом для знатных и сильных мира сего. Тут незаменимые услуги оказывала казуистика, доведенная до высшей бесцеремонности и набрасывавшая покров любви на все разнузданные страсти и наслаждения, которым предавались тогда высшие классы. И здесь орден чрезвычайно ловко считался с изменившимися обстоятельствами времени и жизни. А так как сверх того всем духовникам вменялось в обязанность безусловное соблюдение сообщенной им на исповеди тайны, то иезуитам легко было привлечь и образованных и необразованных людей в свои исповедальни, где так «скоро и дешево» обделывалось дело отпущения грехов.
С одной стороны, теологи ордена внушали всем подпадавшим под влияние протестантского учения, что спасение их в покаянии и благочестивых делах, и с этой целью подвергали чисто рационалистическому толкованию догматы о милости, заслуге, выслуге и предопределении, с другой стороны, в прочих вопросах они развивали самое фантастическое учение, которое рассматривало рационализм в суевериях как основные свойства человеческой природы.
Самым плодотворным принципом суеверия являлся культ Девы Марии, облекавшийся в бесконечно грубую, пошлую и нравственно — отталкивающую форму. Этот культ у иезуитов преобладает над всем богослужением; они неистощимы в изобретении новых форм почитания Св. Девы, которой они приписывают всевозможные прелести.
Вместе с этим они усиленно поддерживают, развивают и распространяют почитание святых, их изображений и реликвии. В невероятном количестве они изображали и изображают самые вздорные легенды о чудесах, приготовляют талисманы и фетиши и этими средствами могущественно воздействуют на воображение темной массы. Горячо защищают они и учение об отпущении грехов, и такую же неутомимость проявляют в устройстве процессий, паломнических экспедиций и религиозных празднеств, которые обыкновенно сопровождаются в изобилии всякого рода видениями религиозного свойства и небесными откровениями.
Иезуиты неустанно повторяют и подчеркивают, что все то, что они делают, предпринимается ими исключительно к вящему прославлению Господа Бога (ad majorem Dei gloriam). Но все дело в том, что слава Божия, согласно иезуитскому воззрению, заключается в господстве Его над миром, а так как Бог, видимо, властвует только в Церкви, а Церковь сосредотачивается в папстве, то на деле выходит, что слава Божья есть слава папы, который в качестве наместника Божьего и управляет Церковью и миром.
Вот каким образом, опираясь на свое безнравственное учение, Общество Иисуса более двух столетий играло руководящую роль в истории человечества и оказывало на политическую жизнь такое огромное влияние, какое никогда не выпадало на долю какого бы то ни было из прочих человеческих учреждений.

  Профиль  
  
    
#20  Сообщение 09.06.16, 21:15  
Участник

Регистрация: 08.09.2014
Сообщения: 739
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 7 раз.
grigor1119 писал(а):
Штирлиц писал(а):
Вообщето крещение произошло в 988 году. И это не крещение и не обьединение а переформатирование сознания

Так о чём же я и пишу..иезуиты не были прямолинейными фанатиками, к вопросам внедрения католической (христианской) веры подходили гибко, а к человеческим грехам снисходительно.., в своих действиях они были успешны и поэтому очень опасны для православной (христианской) церкви...православные попы шли за мечом..., а эти шли до меча и действовали очень гибко или хитро, это кто как понимает.., на любителя термин, вот и "хитрый как иезуит"

Согласен, у их все отработано веками, НЛП курит в сторонке, пример по Украине, как продвигались майданы (методичка -"троянский конь")
http://www.allat-ra.com/index. ... -dele
http://www.allat-ra.com/index. ... tikoj

  Профиль  
  
    
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 44 ]  Стрaница 1, 2, 3  След.





Рейтинг@Mail.ru яндекс.ћетрика

[ Time : 0.503s | 19 Queries | GZIP : On ]