26 лютого день спротиву російській окупації Криму


Куратор темы: derek23



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 40 ]  Стрaница 1, 2  След.
Автор
#1  Сообщение 27.02.16, 12:38  
Участник
Аватара пользователя

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 1037
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 6 раз.
Изображение

_________________
С уважением,
Derek23

  Профиль  
  
    
#2  Сообщение 27.02.16, 12:42  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 23.08.2014
Сообщения: 5819
Откуда: СПБ
Благодарил (а): 41 раз.
Поблагодарили: 77 раз.
Россия
И Чо?

_________________
--------------------------
С Уважением, Голд.

  Профиль  
  
    
#3  Сообщение 27.02.16, 12:43  
Участник

Регистрация: 23.08.2014
Сообщения: 667
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 6 раз.
Россия
Gold писал(а):
И Чо?
Плакатик нарисовали и совесть чиста...

_________________
«Россия безразлична к жизни человека и к течению времени. Она безмолвна.
Она вечна. Она несокрушима…»

  Профиль  
  
    
#4  Сообщение 27.02.16, 12:43  
Участник
Аватара пользователя

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 1037
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 6 раз.
Gold писал(а):
И Чо?

Флешмоб проходит в Фейсбуки, всю лентой завалили этой картинкой.

_________________
С уважением,
Derek23

  Профиль  
  
    
#5  Сообщение 27.02.16, 12:45  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 16.08.2014
Сообщения: 6307
Откуда: Тольятти
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 43 раз.
Россия
derek23 писал(а):
Gold писал(а):
И Чо?

Флешмоб проходит в Фейсбуки, всю лентой завалили этой картинкой.

насрать
Крымнаш

  Профиль  
  
    
#6  Сообщение 27.02.16, 12:48  
Участник
Аватара пользователя

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 550
Откуда: Кострома
Благодарил (а): 2 раз.
Поблагодарили: 10 раз.
Россия
Жигули писал(а):
derek23 писал(а):
Gold писал(а):
И Чо?

Флешмоб проходит в Фейсбуки, всю лентой завалили этой картинкой.

насрать
Крымнаш
...какелы говорят,что у них есть шанс! вот так вот.

  Профиль  
  
    
#7  Сообщение 27.02.16, 12:49  
Участник
Аватара пользователя

Регистрация: 27.08.2014
Сообщения: 857
Благодарил (а): 2 раз.
Поблагодарили: 20 раз.
это сродни какому-нибудь плакатику - день сопротивления американской свободолюбивой базы гуантанамо - кубинской кровожадной изоляции

  Профиль  
  
    
#8  Сообщение 27.02.16, 12:50  
Участник

Регистрация: 04.09.2014
Сообщения: 889
Благодарил (а): 11 раз.
Поблагодарили: 18 раз.
Gold писал(а):
И Чо?
День северных территорий (яп. 北方領土の日 Хоппо: рё:до но хи?) — ежегодный японский праздник, отмечаемый 7 февраля с 1981 года.
День северных территорий

  Профиль  
  
    
#9  Сообщение 27.02.16, 12:50  
Обозреватель
Аватара пользователя

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 13224
Откуда: Плюк—планета № 215 в Тентуре галактики "Кин-дза-дза" в Спирали.
Благодарил (а): 106 раз.
Поблагодарили: 378 раз.
СССР
Простой2 писал(а):
Плакатик нарисовали и совесть чиста...


плакатик нарисовал... гроши получил... обновил резюме на job.ru :rzach: :rzach: :rzach:

_________________
Изображение

Благослови, Боженька, 1027 летнюю РУСЬ Святую

  Профиль  
  
    
#10  Сообщение 27.02.16, 12:58  
Завсегдатай

Регистрация: 09.10.2015
Сообщения: 4228
Благодарил (а): 495 раз.
Поблагодарили: 137 раз.
вообще то по мировой дипломатическй практике, заявить о территориальных притензиях к другому государству это очень серьезное дело.

А тем более еесли это в такой форме как у главаря бандеровких полицаев:
Аваков рассказал о подготовке армии и Нацгвардии для возвращения Крыма

любая даже самая маленькая, но приличная страна не оставила бы это без внимания.

Только Чмошная РФ-я опять язык в попу. Там одна Н.Поклонская среагировала, но Крым, там еще жив дух Новороссии, а "эталонная" РФ-я это ппц!(((

  Профиль  
  
    
#11  Сообщение 27.02.16, 13:00  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 23.08.2014
Сообщения: 7451
Откуда: Ольгино,3-й этаж.
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 94 раз.
Panama
Dann писал(а):
вообще то по мировой дипломатическй практике, заявить о территориальных притензиях к другому государству это очень серьезное дело.

А тем более еесли это в такой форме как у главаря бандеровких полицаев:
Аваков рассказал о подготовке армии и Нацгвардии для возвращения Крыма

любая даже самая маленькая, но приличная страна не оставила бы это без внимания.

Только Чмошная РФ-я опять язык в попу. Там одна Н.Поклонская среагировала, но Крым, там еще жив дух Новороссии, а "эталонная" РФ-я это ппц!(((
Какло,ты сегодня кушало? :)

  Профиль  
  
    
#12  Сообщение 27.02.16, 13:03  
Ветеран

Регистрация: 29.11.2014
Сообщения: 9039
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 171 раз.
:) Даныло Кончитовенко "духом Новороссии" из голландского окопа дыхнуло, и сразу стало ясно, что там не закусывают :)

  Профиль  
  
    
#13  Сообщение 27.02.16, 13:03  
Участник
Аватара пользователя

Регистрация: 27.08.2014
Сообщения: 1053
Откуда: Крым
Благодарил (а): 12 раз.
Поблагодарили: 13 раз.
Россия
А что надо сделать? Лайкнуть?

  Профиль  
  
    
#14  Сообщение 27.02.16, 13:09  
Участник
Аватара пользователя

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 1037
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 6 раз.
26 февраля 2014 года у стен Верховной Рады Крыма собрались две десятитысячные толпы. С одной стороны баррикад были крымские татары, намеревавшиеся не допустить заседания парламента, на котором могли быть приняты антиукраинские решения. С другой – пророссийские активисты во главе с руководителем миниатюрной парламентской фракции Сергеем Аксеновым.

Изображение

Заседание не состоялось. Проукраинские крымчане смогли отстоять территориальную целостность Украины. Это была победа всей страны.

К вечеру все митингующие разошлись. Многие из них верили, что теперь, когда Янукович бежал, и «регионалы», на протяжении десяти лет руководившие Крымом, окажутся не у дел, полуостров на пороге больших и светлых перемен.

Тогда еще никто не знал, что 26 февраля окажется Днем сопротивления – первым и самым успешным актом противостояния российской оккупации.

В ночь с 26 на 27 февраля российские военные захватили крымские органы власти.
__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Рефат Чубаров, председатель Меджлиса крымскотатарского народа, народный депутат

Изображение

26 февраля я ушел с площади перед Верховной Радой Крыма лишь тогда, когда она практически обезлюдела. Сессия Верховной Рады Крыма, на которой могли быть приняты обращения в адрес России, не состоялась. Мы были уверены, в том, что гражданское общество выполнило свою миссию. Вечером я дал несколько интервью и говорил о том, что угроза проявлению сепаратизма устранена.

Я помню, что происходило в социальных сетях. Вместе с нами ликовала вся Украина.

Я вернулся домой достаточно поздно, ближе к 11-ти. Помню, как заварил себе на кухне кофе, открыл компьютер, закурил сигарету и уже представлял, обсуждения каких вопросов мы завтра начнем. Помню, слушал на компьютере радио, «Эхо Москвы», и заснул около двух часов ночи.

В 4:40 меня разбудил звонок. Позвонил начальник СБУ Крыма и сказал о том, что вооруженные люди вошли в Верховный Совет Крыма и Совет Министров. Я спросил: «А почему вы мне звоните? Вы не знаете своих обязанностей в подобной ситуации?» Он ответил, что хочет избежать каких-либо несчастий в случае, если народ будет собираться возле этих зданий. И что он просто обязан мне сказать: эти люди пронесли с собой большое количество оружия.

Больше я не спал. Было ощущение чего-то катастрофического. Позвонил журналистам телеканала ATR, попросил пустить бегущую строку с информацией.

Около 8-ми утра мне начали звонить с рассказами о том, что под Симферополем остановились несколько БТРов. Военнослужащие на этих БТРах сказали, что они российские военнослужащие Черноморского флота и раннее были направлены на усиление дежурства. Но необходимость в усиленном дежурстве отпала и возвращаются на базу в Севастополь. А остановились у дороги потому что «поломались».

Вот тогда стало очевидно, что начались совсем иные процессы. Но я себе еще не представлял, что это прямое вторжение русских войск.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Павел Казарин, обозреватель "Крым.Реалии", публицист.

Изображение

Я тогда был в Москве, где жил и работал с 2012 года. Собственно, я оттуда уехал, когда началась аннексия Крыма. Это было обычное утро, обычный день, и перед тем, как идти на работу, я открыл ноутбук просмотреть ленту новостей. И то, что случилось, было абсолютно шоковым событием. Над зданиями крымского парламента и Совета министров развивался триколор.

В том, что Россия пойдет на прямой акт агрессии по отношению к Украине, в том, что она пойдет на акт оккупации, и, тем более, что он завершится аннексией — я и помыслить об этом не мог.

Первым же делом я начал звонить в Крым, спрашивать у друзей, что происходит. А у меня в том числе были друзья, которые служили тогда в спецслужбе, но и они были в полном недоумении.

Новости стекались по капельке. Отсутствие реакции со стороны украинских силовиков усиливало ощущение сюрреализма происходящего.

Тогда, 27 февраля, мало кто поверил, что это старт операции по захвату Крыма. Сама мысль о том, что в послевоенной Европе войска одного государства могут вторгнуться на территорию другого суверенного государства – сама эта мысль казалась воплощенным безумием. Признаться, сначала я вообще не думал, что это на самом деле Россия. Понимание того, что это всамделишные российские войска, начало приходить позже.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Ахтем Сеитаблаев, режиссер

Изображение

Впервые о происшедшем я узнал от правоохранителей. Дело в том, что я живу в центре Симферополя. Я вышел в город и обнаружил, что центр оцеплен. Стояла абсолютная тишина, это было что-то нереальное. Мне не дали пройти, вежливо вывели за периметр. Это потом я уже узнал больше из соцсетей и новостных агентств.

Было чувство подавленности и бессилия. Как сейчас помню, что общаясь с друзьями по телефону, я сказал им: «Всё это похоже на аннексию».

Я приехал в Крым через два дня после бегства Януковича из Киева, поэтому ехал с абсолютно другим настроением. А после митинга 26 февраля, на который вышли около 15 тысяч крымских татар и четко выразили свою гражданскую позицию, был неимоверный подъем. Казалось, что вот сейчас жизнь повернется в лучшую сторону, потому что совместно изгнали бандитскую власть. Что жизнь будет развиваться совершенно по-другому. А нет!

Ощущение давления не проходило месяца два. Предполагаю, что то, что я испытывал два месяца, живущие в Крыму испытывают уже на протяжении двух лет. Мне сложно понять, как можно два года жить под таким эмоциональным и психологическим прессом.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Сергей Костинский, член Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания.

Изображение

Я собирался на работу, когда узнал, что Верховный Совет Крыма захвачен. Мой офис как раз располагался рядом с парламентом – дойти до него можно было за полторы минуты.

Накануне вечером, 26 февраля, с одной стороны я был удовлетворен тем, что мы защитили Крым, но вместе с тем меня не покидало нехорошее предчувствие. Я точно надеялся на государство, поэтому чувство тревоги все же дополнялось пониманием, что у нас есть армия, у нас есть СБУ, у нас есть МВД. Что мы не одни.

А вот 27 числа я понял, что мы одни. Я, честно говоря, ждал, что будет штурм Верховной Рады Крыма, и все быстро закончится. Штурма не произошло. Мы остались один на один с российским государством.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Тамила Ташева, координатор КрымSOS

Изображение

26 февраля перед сном я писала фразы на крымскотатарском для Юры Журавля. Он нарисовал тогда портрет Рефата Чубарова и спрашивал у меня, какими словами поблагодарить Рефат–ага и весь крымскотатарский народ за то, что у крымского парламента всё обернулось победой. За то, что отстояли. Поэтому ложилась спать с позитивным настроем.

О захвате я прочла на «Украинской правде», в кровати, с телефона. После Революции достоинства это стало привычкой – проснувшись, быстро пробежать ленту новостей. Первая мысль: что это вообще происходит? Я созвонилась с ребятами, и мы договорились: давайте в обед встретимся, сядем и будем что-то думать. В тот день мы и создали фейсбук-страницу «КрымSOS».
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Юлий Мамчур, военный летчик 1-го класса, народный депутат

Изображение

Начиная с 20 февраля у нашей воинской части был постоянный ажиотаж. Какие-то люди из «Русского блока» выставляли какие-то требования. Я все время выезжал то на один, то на другой объект. Мы постоянно кого-то встречали с этими флагами и выкриками.

Но 27 числа в гражданский корпус аэропорта приехали «зеленые человечки». Это был практически батальон: около пятисот вооруженных до зубов людей, 16 грузовиков, 4 БТРа. Тогда 27-го, в 21.30 я и понял, что началась аннексия.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Севгиль Мусаева-Боровик, главный редактор «Украинской правды»

Изображение

В первый раз мне стало страшно 26 февраля, когда я увидела это противостояние между крымскими татарами и пророссийски настроенными людьми. После того, как все разошлись, я верила, что толпу утихомирили и самое страшное позади.

Мы тогда только запускали сайт, и 27-го я проснулась достаточно поздно, в 9 утра. Зашла в фейсбук и увидела, что здание Верховного Совета Крыма окружено неизвестными. Мне стало очень страшно. Я запаниковала – ведь было непонятно, кто эти люди, что они там делают.

Мы тогда созвонились с Тамилой Ташевой, с Алимом Алиевым (соучредители КрымSOS, - ред.). Прибежали ко мне и буквально за 5 минут сделали логотип, который мы последние полтора года не можем утвердить, к сожалению. Но тогда все делалось очень быстро, все придумали буквально «на коленке». Я говорю: «Как назвать? Крым… О, давайте, КрымSOS». Тогда всё и зародилось: на улице Марии Примаченко, известной украинской художницы, и мне кажется, что это не просто так.

Мне было страшно за своих родителей, потому что они в этот момент находились в Крыму. На следующий день мама начала возить питание украинским военным, которые были заблокированы российскими военными. Привозила закатки, крупы. Передавали всё это через решетки.

Мы каждый день жили ожиданием ужаса оттого, что возможен военный сценарий, что возможно применение военной техники. Я помню, когда 8 марта моя мама вышла на митинг против войны, мне было за нее страшно. Митинг был немногочисленный, и мама говорила, что пока они стояли, проезжающие мимо люди сигналили и показывали нецензурные жесты. А они стояли с украинскими флагами, с желто-голубыми шариками.

Когда 17 марта подписывали присоединение Крыма, просто не верилось. Все воспринималось намного легче. Ты не понимал, что теряешь. Сейчас — намного больнее.

Я уже достаточно давно не была в Крыму. Несколько дней назад я вернулась с границы. Крым был очень близок. Я его увидела в бинокль, но там висел российский флаг. Пока он там будет висеть, и мне, и всем ребятам, которые занимались КрымSOS, которые занимают активную позицию и выступают против оккупации — нам туда въезд запрещен. А это очень больно, когда ты не можешь поехать в свой дом.

Моего дома больше нет. Родители его продали. Когда я уезжала в июле, не думала, что была там в последний раз. Но все равно: все будет хорошо.

_________________
С уважением,
Derek23

  Профиль  
  
    
#15  Сообщение 27.02.16, 13:18  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 16.08.2014
Сообщения: 6307
Откуда: Тольятти
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 43 раз.
Россия
derek23
Цитата:
26 февраля 2014 года у стен Верховной Рады Крыма собрались две десятитысячные толпы. С одной стороны баррикад были крымские татары, намеревавшиеся не допустить заседания парламента, на котором могли быть приняты антиукраинские решения. С другой – пророссийские активисты во главе с руководителем миниатюрной парламентской фракции Сергеем Аксеновым.

Изображение

Заседание не состоялось. Проукраинские крымчане смогли отстоять территориальную целостность Украины. Это была победа всей страны.

К вечеру все митингующие разошлись. Многие из них верили, что теперь, когда Янукович бежал, и «регионалы», на протяжении десяти лет руководившие Крымом, окажутся не у дел, полуостров на пороге больших и светлых перемен.

Тогда еще никто не знал, что 26 февраля окажется Днем сопротивления – первым и самым успешным актом противостояния российской оккупации.

В ночь с 26 на 27 февраля российские военные захватили крымские органы власти.
__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Рефат Чубаров, председатель Меджлиса крымскотатарского народа, народный депутат

Изображение

26 февраля я ушел с площади перед Верховной Радой Крыма лишь тогда, когда она практически обезлюдела. Сессия Верховной Рады Крыма, на которой могли быть приняты обращения в адрес России, не состоялась. Мы были уверены, в том, что гражданское общество выполнило свою миссию. Вечером я дал несколько интервью и говорил о том, что угроза проявлению сепаратизма устранена.

Я помню, что происходило в социальных сетях. Вместе с нами ликовала вся Украина.

Я вернулся домой достаточно поздно, ближе к 11-ти. Помню, как заварил себе на кухне кофе, открыл компьютер, закурил сигарету и уже представлял, обсуждения каких вопросов мы завтра начнем. Помню, слушал на компьютере радио, «Эхо Москвы», и заснул около двух часов ночи.

В 4:40 меня разбудил звонок. Позвонил начальник СБУ Крыма и сказал о том, что вооруженные люди вошли в Верховный Совет Крыма и Совет Министров. Я спросил: «А почему вы мне звоните? Вы не знаете своих обязанностей в подобной ситуации?» Он ответил, что хочет избежать каких-либо несчастий в случае, если народ будет собираться возле этих зданий. И что он просто обязан мне сказать: эти люди пронесли с собой большое количество оружия.

Больше я не спал. Было ощущение чего-то катастрофического. Позвонил журналистам телеканала ATR, попросил пустить бегущую строку с информацией.

Около 8-ми утра мне начали звонить с рассказами о том, что под Симферополем остановились несколько БТРов. Военнослужащие на этих БТРах сказали, что они российские военнослужащие Черноморского флота и раннее были направлены на усиление дежурства. Но необходимость в усиленном дежурстве отпала и возвращаются на базу в Севастополь. А остановились у дороги потому что «поломались».

Вот тогда стало очевидно, что начались совсем иные процессы. Но я себе еще не представлял, что это прямое вторжение русских войск.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Павел Казарин, обозреватель "Крым.Реалии", публицист.

Изображение

Я тогда был в Москве, где жил и работал с 2012 года. Собственно, я оттуда уехал, когда началась аннексия Крыма. Это было обычное утро, обычный день, и перед тем, как идти на работу, я открыл ноутбук просмотреть ленту новостей. И то, что случилось, было абсолютно шоковым событием. Над зданиями крымского парламента и Совета министров развивался триколор.

В том, что Россия пойдет на прямой акт агрессии по отношению к Украине, в том, что она пойдет на акт оккупации, и, тем более, что он завершится аннексией — я и помыслить об этом не мог.

Первым же делом я начал звонить в Крым, спрашивать у друзей, что происходит. А у меня в том числе были друзья, которые служили тогда в спецслужбе, но и они были в полном недоумении.

Новости стекались по капельке. Отсутствие реакции со стороны украинских силовиков усиливало ощущение сюрреализма происходящего.

Тогда, 27 февраля, мало кто поверил, что это старт операции по захвату Крыма. Сама мысль о том, что в послевоенной Европе войска одного государства могут вторгнуться на территорию другого суверенного государства – сама эта мысль казалась воплощенным безумием. Признаться, сначала я вообще не думал, что это на самом деле Россия. Понимание того, что это всамделишные российские войска, начало приходить позже.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Ахтем Сеитаблаев, режиссер

Изображение

Впервые о происшедшем я узнал от правоохранителей. Дело в том, что я живу в центре Симферополя. Я вышел в город и обнаружил, что центр оцеплен. Стояла абсолютная тишина, это было что-то нереальное. Мне не дали пройти, вежливо вывели за периметр. Это потом я уже узнал больше из соцсетей и новостных агентств.

Было чувство подавленности и бессилия. Как сейчас помню, что общаясь с друзьями по телефону, я сказал им: «Всё это похоже на аннексию».

Я приехал в Крым через два дня после бегства Януковича из Киева, поэтому ехал с абсолютно другим настроением. А после митинга 26 февраля, на который вышли около 15 тысяч крымских татар и четко выразили свою гражданскую позицию, был неимоверный подъем. Казалось, что вот сейчас жизнь повернется в лучшую сторону, потому что совместно изгнали бандитскую власть. Что жизнь будет развиваться совершенно по-другому. А нет!

Ощущение давления не проходило месяца два. Предполагаю, что то, что я испытывал два месяца, живущие в Крыму испытывают уже на протяжении двух лет. Мне сложно понять, как можно два года жить под таким эмоциональным и психологическим прессом.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Сергей Костинский, член Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания.

Изображение

Я собирался на работу, когда узнал, что Верховный Совет Крыма захвачен. Мой офис как раз располагался рядом с парламентом – дойти до него можно было за полторы минуты.

Накануне вечером, 26 февраля, с одной стороны я был удовлетворен тем, что мы защитили Крым, но вместе с тем меня не покидало нехорошее предчувствие. Я точно надеялся на государство, поэтому чувство тревоги все же дополнялось пониманием, что у нас есть армия, у нас есть СБУ, у нас есть МВД. Что мы не одни.

А вот 27 числа я понял, что мы одни. Я, честно говоря, ждал, что будет штурм Верховной Рады Крыма, и все быстро закончится. Штурма не произошло. Мы остались один на один с российским государством.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Тамила Ташева, координатор КрымSOS

Изображение

26 февраля перед сном я писала фразы на крымскотатарском для Юры Журавля. Он нарисовал тогда портрет Рефата Чубарова и спрашивал у меня, какими словами поблагодарить Рефат–ага и весь крымскотатарский народ за то, что у крымского парламента всё обернулось победой. За то, что отстояли. Поэтому ложилась спать с позитивным настроем.

О захвате я прочла на «Украинской правде», в кровати, с телефона. После Революции достоинства это стало привычкой – проснувшись, быстро пробежать ленту новостей. Первая мысль: что это вообще происходит? Я созвонилась с ребятами, и мы договорились: давайте в обед встретимся, сядем и будем что-то думать. В тот день мы и создали фейсбук-страницу «КрымSOS».
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Юлий Мамчур, военный летчик 1-го класса, народный депутат

Изображение

Начиная с 20 февраля у нашей воинской части был постоянный ажиотаж. Какие-то люди из «Русского блока» выставляли какие-то требования. Я все время выезжал то на один, то на другой объект. Мы постоянно кого-то встречали с этими флагами и выкриками.

Но 27 числа в гражданский корпус аэропорта приехали «зеленые человечки». Это был практически батальон: около пятисот вооруженных до зубов людей, 16 грузовиков, 4 БТРа. Тогда 27-го, в 21.30 я и понял, что началась аннексия.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Севгиль Мусаева-Боровик, главный редактор «Украинской правды»

Изображение

В первый раз мне стало страшно 26 февраля, когда я увидела это противостояние между крымскими татарами и пророссийски настроенными людьми. После того, как все разошлись, я верила, что толпу утихомирили и самое страшное позади.

Мы тогда только запускали сайт, и 27-го я проснулась достаточно поздно, в 9 утра. Зашла в фейсбук и увидела, что здание Верховного Совета Крыма окружено неизвестными. Мне стало очень страшно. Я запаниковала – ведь было непонятно, кто эти люди, что они там делают.

Мы тогда созвонились с Тамилой Ташевой, с Алимом Алиевым (соучредители КрымSOS, - ред.). Прибежали ко мне и буквально за 5 минут сделали логотип, который мы последние полтора года не можем утвердить, к сожалению. Но тогда все делалось очень быстро, все придумали буквально «на коленке». Я говорю: «Как назвать? Крым… О, давайте, КрымSOS». Тогда всё и зародилось: на улице Марии Примаченко, известной украинской художницы, и мне кажется, что это не просто так.

Мне было страшно за своих родителей, потому что они в этот момент находились в Крыму. На следующий день мама начала возить питание украинским военным, которые были заблокированы российскими военными. Привозила закатки, крупы. Передавали всё это через решетки.

Мы каждый день жили ожиданием ужаса оттого, что возможен военный сценарий, что возможно применение военной техники. Я помню, когда 8 марта моя мама вышла на митинг против войны, мне было за нее страшно. Митинг был немногочисленный, и мама говорила, что пока они стояли, проезжающие мимо люди сигналили и показывали нецензурные жесты. А они стояли с украинскими флагами, с желто-голубыми шариками.

Когда 17 марта подписывали присоединение Крыма, просто не верилось. Все воспринималось намного легче. Ты не понимал, что теряешь. Сейчас — намного больнее.

Я уже достаточно давно не была в Крыму. Несколько дней назад я вернулась с границы. Крым был очень близок. Я его увидела в бинокль, но там висел российский флаг. Пока он там будет висеть, и мне, и всем ребятам, которые занимались КрымSOS, которые занимают активную позицию и выступают против оккупации — нам туда въезд запрещен. А это очень больно, когда ты не можешь поехать в свой дом.

Моего дома больше нет. Родители его продали. Когда я уезжала в июле, не думала, что была там в последний раз. Но все равно: все будет хорошо.


А крымчане-то что говорят? Жители Крыма.

  Профиль  
  
    
#16  Сообщение 27.02.16, 13:22  
Участник
Аватара пользователя

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 1037
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 6 раз.
Жигули писал(а):
derek23
Цитата:
26 февраля 2014 года у стен Верховной Рады Крыма собрались две десятитысячные толпы. С одной стороны баррикад были крымские татары, намеревавшиеся не допустить заседания парламента, на котором могли быть приняты антиукраинские решения. С другой – пророссийские активисты во главе с руководителем миниатюрной парламентской фракции Сергеем Аксеновым.

Изображение

Заседание не состоялось. Проукраинские крымчане смогли отстоять территориальную целостность Украины. Это была победа всей страны.

К вечеру все митингующие разошлись. Многие из них верили, что теперь, когда Янукович бежал, и «регионалы», на протяжении десяти лет руководившие Крымом, окажутся не у дел, полуостров на пороге больших и светлых перемен.

Тогда еще никто не знал, что 26 февраля окажется Днем сопротивления – первым и самым успешным актом противостояния российской оккупации.

В ночь с 26 на 27 февраля российские военные захватили крымские органы власти.
__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Рефат Чубаров, председатель Меджлиса крымскотатарского народа, народный депутат

Изображение

26 февраля я ушел с площади перед Верховной Радой Крыма лишь тогда, когда она практически обезлюдела. Сессия Верховной Рады Крыма, на которой могли быть приняты обращения в адрес России, не состоялась. Мы были уверены, в том, что гражданское общество выполнило свою миссию. Вечером я дал несколько интервью и говорил о том, что угроза проявлению сепаратизма устранена.

Я помню, что происходило в социальных сетях. Вместе с нами ликовала вся Украина.

Я вернулся домой достаточно поздно, ближе к 11-ти. Помню, как заварил себе на кухне кофе, открыл компьютер, закурил сигарету и уже представлял, обсуждения каких вопросов мы завтра начнем. Помню, слушал на компьютере радио, «Эхо Москвы», и заснул около двух часов ночи.

В 4:40 меня разбудил звонок. Позвонил начальник СБУ Крыма и сказал о том, что вооруженные люди вошли в Верховный Совет Крыма и Совет Министров. Я спросил: «А почему вы мне звоните? Вы не знаете своих обязанностей в подобной ситуации?» Он ответил, что хочет избежать каких-либо несчастий в случае, если народ будет собираться возле этих зданий. И что он просто обязан мне сказать: эти люди пронесли с собой большое количество оружия.

Больше я не спал. Было ощущение чего-то катастрофического. Позвонил журналистам телеканала ATR, попросил пустить бегущую строку с информацией.

Около 8-ми утра мне начали звонить с рассказами о том, что под Симферополем остановились несколько БТРов. Военнослужащие на этих БТРах сказали, что они российские военнослужащие Черноморского флота и раннее были направлены на усиление дежурства. Но необходимость в усиленном дежурстве отпала и возвращаются на базу в Севастополь. А остановились у дороги потому что «поломались».

Вот тогда стало очевидно, что начались совсем иные процессы. Но я себе еще не представлял, что это прямое вторжение русских войск.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Павел Казарин, обозреватель "Крым.Реалии", публицист.

Изображение

Я тогда был в Москве, где жил и работал с 2012 года. Собственно, я оттуда уехал, когда началась аннексия Крыма. Это было обычное утро, обычный день, и перед тем, как идти на работу, я открыл ноутбук просмотреть ленту новостей. И то, что случилось, было абсолютно шоковым событием. Над зданиями крымского парламента и Совета министров развивался триколор.

В том, что Россия пойдет на прямой акт агрессии по отношению к Украине, в том, что она пойдет на акт оккупации, и, тем более, что он завершится аннексией — я и помыслить об этом не мог.

Первым же делом я начал звонить в Крым, спрашивать у друзей, что происходит. А у меня в том числе были друзья, которые служили тогда в спецслужбе, но и они были в полном недоумении.

Новости стекались по капельке. Отсутствие реакции со стороны украинских силовиков усиливало ощущение сюрреализма происходящего.

Тогда, 27 февраля, мало кто поверил, что это старт операции по захвату Крыма. Сама мысль о том, что в послевоенной Европе войска одного государства могут вторгнуться на территорию другого суверенного государства – сама эта мысль казалась воплощенным безумием. Признаться, сначала я вообще не думал, что это на самом деле Россия. Понимание того, что это всамделишные российские войска, начало приходить позже.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Ахтем Сеитаблаев, режиссер

Изображение

Впервые о происшедшем я узнал от правоохранителей. Дело в том, что я живу в центре Симферополя. Я вышел в город и обнаружил, что центр оцеплен. Стояла абсолютная тишина, это было что-то нереальное. Мне не дали пройти, вежливо вывели за периметр. Это потом я уже узнал больше из соцсетей и новостных агентств.

Было чувство подавленности и бессилия. Как сейчас помню, что общаясь с друзьями по телефону, я сказал им: «Всё это похоже на аннексию».

Я приехал в Крым через два дня после бегства Януковича из Киева, поэтому ехал с абсолютно другим настроением. А после митинга 26 февраля, на который вышли около 15 тысяч крымских татар и четко выразили свою гражданскую позицию, был неимоверный подъем. Казалось, что вот сейчас жизнь повернется в лучшую сторону, потому что совместно изгнали бандитскую власть. Что жизнь будет развиваться совершенно по-другому. А нет!

Ощущение давления не проходило месяца два. Предполагаю, что то, что я испытывал два месяца, живущие в Крыму испытывают уже на протяжении двух лет. Мне сложно понять, как можно два года жить под таким эмоциональным и психологическим прессом.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Сергей Костинский, член Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания.

Изображение

Я собирался на работу, когда узнал, что Верховный Совет Крыма захвачен. Мой офис как раз располагался рядом с парламентом – дойти до него можно было за полторы минуты.

Накануне вечером, 26 февраля, с одной стороны я был удовлетворен тем, что мы защитили Крым, но вместе с тем меня не покидало нехорошее предчувствие. Я точно надеялся на государство, поэтому чувство тревоги все же дополнялось пониманием, что у нас есть армия, у нас есть СБУ, у нас есть МВД. Что мы не одни.

А вот 27 числа я понял, что мы одни. Я, честно говоря, ждал, что будет штурм Верховной Рады Крыма, и все быстро закончится. Штурма не произошло. Мы остались один на один с российским государством.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Тамила Ташева, координатор КрымSOS

Изображение

26 февраля перед сном я писала фразы на крымскотатарском для Юры Журавля. Он нарисовал тогда портрет Рефата Чубарова и спрашивал у меня, какими словами поблагодарить Рефат–ага и весь крымскотатарский народ за то, что у крымского парламента всё обернулось победой. За то, что отстояли. Поэтому ложилась спать с позитивным настроем.

О захвате я прочла на «Украинской правде», в кровати, с телефона. После Революции достоинства это стало привычкой – проснувшись, быстро пробежать ленту новостей. Первая мысль: что это вообще происходит? Я созвонилась с ребятами, и мы договорились: давайте в обед встретимся, сядем и будем что-то думать. В тот день мы и создали фейсбук-страницу «КрымSOS».
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Юлий Мамчур, военный летчик 1-го класса, народный депутат

Изображение

Начиная с 20 февраля у нашей воинской части был постоянный ажиотаж. Какие-то люди из «Русского блока» выставляли какие-то требования. Я все время выезжал то на один, то на другой объект. Мы постоянно кого-то встречали с этими флагами и выкриками.

Но 27 числа в гражданский корпус аэропорта приехали «зеленые человечки». Это был практически батальон: около пятисот вооруженных до зубов людей, 16 грузовиков, 4 БТРа. Тогда 27-го, в 21.30 я и понял, что началась аннексия.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Севгиль Мусаева-Боровик, главный редактор «Украинской правды»

Изображение

В первый раз мне стало страшно 26 февраля, когда я увидела это противостояние между крымскими татарами и пророссийски настроенными людьми. После того, как все разошлись, я верила, что толпу утихомирили и самое страшное позади.

Мы тогда только запускали сайт, и 27-го я проснулась достаточно поздно, в 9 утра. Зашла в фейсбук и увидела, что здание Верховного Совета Крыма окружено неизвестными. Мне стало очень страшно. Я запаниковала – ведь было непонятно, кто эти люди, что они там делают.

Мы тогда созвонились с Тамилой Ташевой, с Алимом Алиевым (соучредители КрымSOS, - ред.). Прибежали ко мне и буквально за 5 минут сделали логотип, который мы последние полтора года не можем утвердить, к сожалению. Но тогда все делалось очень быстро, все придумали буквально «на коленке». Я говорю: «Как назвать? Крым… О, давайте, КрымSOS». Тогда всё и зародилось: на улице Марии Примаченко, известной украинской художницы, и мне кажется, что это не просто так.

Мне было страшно за своих родителей, потому что они в этот момент находились в Крыму. На следующий день мама начала возить питание украинским военным, которые были заблокированы российскими военными. Привозила закатки, крупы. Передавали всё это через решетки.

Мы каждый день жили ожиданием ужаса оттого, что возможен военный сценарий, что возможно применение военной техники. Я помню, когда 8 марта моя мама вышла на митинг против войны, мне было за нее страшно. Митинг был немногочисленный, и мама говорила, что пока они стояли, проезжающие мимо люди сигналили и показывали нецензурные жесты. А они стояли с украинскими флагами, с желто-голубыми шариками.

Когда 17 марта подписывали присоединение Крыма, просто не верилось. Все воспринималось намного легче. Ты не понимал, что теряешь. Сейчас — намного больнее.

Я уже достаточно давно не была в Крыму. Несколько дней назад я вернулась с границы. Крым был очень близок. Я его увидела в бинокль, но там висел российский флаг. Пока он там будет висеть, и мне, и всем ребятам, которые занимались КрымSOS, которые занимают активную позицию и выступают против оккупации — нам туда въезд запрещен. А это очень больно, когда ты не можешь поехать в свой дом.

Моего дома больше нет. Родители его продали. Когда я уезжала в июле, не думала, что была там в последний раз. Но все равно: все будет хорошо.


А крымчане-то что говорят? Жители Крыма.

Они на хер послали тех кого я выше привел.

_________________
С уважением,
Derek23

  Профиль  
  
    
#17  Сообщение 27.02.16, 13:28  
Ветеран
Аватара пользователя

Регистрация: 03.12.2014
Сообщения: 12496
Благодарил (а): 234 раз.
Поблагодарили: 260 раз.
Чо, помешание съезду депутан - это и все сопротивление что было оказано? Негусто...

  Профиль  
  
    
#18  Сообщение 27.02.16, 13:31  
Участник

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 1716
Откуда: Симферополь-Новосибирск
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 75 раз.
СССР
Жигули писал(а):
,

А крымчане-то что говорят? Жители Крыма.

Да мы сами до сих пор в акуе - как это крымскотатарские герои на следующий день просрали такую эпическую перемогу? Так убедительно били себя пяткой в грудину, так страшно кричали аллахакбар - и никуя... Только немного погодя начали грызть друг друга в очередях за российским паспортом.

  Профиль  
  
    
#19  Сообщение 27.02.16, 13:33  
Завсегдатай
Аватара пользователя

Регистрация: 19.08.2014
Сообщения: 3860
Благодарил (а): 6 раз.
Поблагодарили: 18 раз.
Новороссия
derek23 писал(а):
Жигули писал(а):
derek23
Цитата:
26 февраля 2014 года у стен Верховной Рады Крыма собрались две десятитысячные толпы. С одной стороны баррикад были крымские татары, намеревавшиеся не допустить заседания парламента, на котором могли быть приняты антиукраинские решения. С другой – пророссийские активисты во главе с руководителем миниатюрной парламентской фракции Сергеем Аксеновым.

Изображение

Заседание не состоялось. Проукраинские крымчане смогли отстоять территориальную целостность Украины. Это была победа всей страны.

К вечеру все митингующие разошлись. Многие из них верили, что теперь, когда Янукович бежал, и «регионалы», на протяжении десяти лет руководившие Крымом, окажутся не у дел, полуостров на пороге больших и светлых перемен.

Тогда еще никто не знал, что 26 февраля окажется Днем сопротивления – первым и самым успешным актом противостояния российской оккупации.

В ночь с 26 на 27 февраля российские военные захватили крымские органы власти.
__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Рефат Чубаров, председатель Меджлиса крымскотатарского народа, народный депутат

Изображение

26 февраля я ушел с площади перед Верховной Радой Крыма лишь тогда, когда она практически обезлюдела. Сессия Верховной Рады Крыма, на которой могли быть приняты обращения в адрес России, не состоялась. Мы были уверены, в том, что гражданское общество выполнило свою миссию. Вечером я дал несколько интервью и говорил о том, что угроза проявлению сепаратизма устранена.

Я помню, что происходило в социальных сетях. Вместе с нами ликовала вся Украина.

Я вернулся домой достаточно поздно, ближе к 11-ти. Помню, как заварил себе на кухне кофе, открыл компьютер, закурил сигарету и уже представлял, обсуждения каких вопросов мы завтра начнем. Помню, слушал на компьютере радио, «Эхо Москвы», и заснул около двух часов ночи.

В 4:40 меня разбудил звонок. Позвонил начальник СБУ Крыма и сказал о том, что вооруженные люди вошли в Верховный Совет Крыма и Совет Министров. Я спросил: «А почему вы мне звоните? Вы не знаете своих обязанностей в подобной ситуации?» Он ответил, что хочет избежать каких-либо несчастий в случае, если народ будет собираться возле этих зданий. И что он просто обязан мне сказать: эти люди пронесли с собой большое количество оружия.

Больше я не спал. Было ощущение чего-то катастрофического. Позвонил журналистам телеканала ATR, попросил пустить бегущую строку с информацией.

Около 8-ми утра мне начали звонить с рассказами о том, что под Симферополем остановились несколько БТРов. Военнослужащие на этих БТРах сказали, что они российские военнослужащие Черноморского флота и раннее были направлены на усиление дежурства. Но необходимость в усиленном дежурстве отпала и возвращаются на базу в Севастополь. А остановились у дороги потому что «поломались».

Вот тогда стало очевидно, что начались совсем иные процессы. Но я себе еще не представлял, что это прямое вторжение русских войск.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Павел Казарин, обозреватель "Крым.Реалии", публицист.

Изображение

Я тогда был в Москве, где жил и работал с 2012 года. Собственно, я оттуда уехал, когда началась аннексия Крыма. Это было обычное утро, обычный день, и перед тем, как идти на работу, я открыл ноутбук просмотреть ленту новостей. И то, что случилось, было абсолютно шоковым событием. Над зданиями крымского парламента и Совета министров развивался триколор.

В том, что Россия пойдет на прямой акт агрессии по отношению к Украине, в том, что она пойдет на акт оккупации, и, тем более, что он завершится аннексией — я и помыслить об этом не мог.

Первым же делом я начал звонить в Крым, спрашивать у друзей, что происходит. А у меня в том числе были друзья, которые служили тогда в спецслужбе, но и они были в полном недоумении.

Новости стекались по капельке. Отсутствие реакции со стороны украинских силовиков усиливало ощущение сюрреализма происходящего.

Тогда, 27 февраля, мало кто поверил, что это старт операции по захвату Крыма. Сама мысль о том, что в послевоенной Европе войска одного государства могут вторгнуться на территорию другого суверенного государства – сама эта мысль казалась воплощенным безумием. Признаться, сначала я вообще не думал, что это на самом деле Россия. Понимание того, что это всамделишные российские войска, начало приходить позже.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Ахтем Сеитаблаев, режиссер

Изображение

Впервые о происшедшем я узнал от правоохранителей. Дело в том, что я живу в центре Симферополя. Я вышел в город и обнаружил, что центр оцеплен. Стояла абсолютная тишина, это было что-то нереальное. Мне не дали пройти, вежливо вывели за периметр. Это потом я уже узнал больше из соцсетей и новостных агентств.

Было чувство подавленности и бессилия. Как сейчас помню, что общаясь с друзьями по телефону, я сказал им: «Всё это похоже на аннексию».

Я приехал в Крым через два дня после бегства Януковича из Киева, поэтому ехал с абсолютно другим настроением. А после митинга 26 февраля, на который вышли около 15 тысяч крымских татар и четко выразили свою гражданскую позицию, был неимоверный подъем. Казалось, что вот сейчас жизнь повернется в лучшую сторону, потому что совместно изгнали бандитскую власть. Что жизнь будет развиваться совершенно по-другому. А нет!

Ощущение давления не проходило месяца два. Предполагаю, что то, что я испытывал два месяца, живущие в Крыму испытывают уже на протяжении двух лет. Мне сложно понять, как можно два года жить под таким эмоциональным и психологическим прессом.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Сергей Костинский, член Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания.

Изображение

Я собирался на работу, когда узнал, что Верховный Совет Крыма захвачен. Мой офис как раз располагался рядом с парламентом – дойти до него можно было за полторы минуты.

Накануне вечером, 26 февраля, с одной стороны я был удовлетворен тем, что мы защитили Крым, но вместе с тем меня не покидало нехорошее предчувствие. Я точно надеялся на государство, поэтому чувство тревоги все же дополнялось пониманием, что у нас есть армия, у нас есть СБУ, у нас есть МВД. Что мы не одни.

А вот 27 числа я понял, что мы одни. Я, честно говоря, ждал, что будет штурм Верховной Рады Крыма, и все быстро закончится. Штурма не произошло. Мы остались один на один с российским государством.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Тамила Ташева, координатор КрымSOS

Изображение

26 февраля перед сном я писала фразы на крымскотатарском для Юры Журавля. Он нарисовал тогда портрет Рефата Чубарова и спрашивал у меня, какими словами поблагодарить Рефат–ага и весь крымскотатарский народ за то, что у крымского парламента всё обернулось победой. За то, что отстояли. Поэтому ложилась спать с позитивным настроем.

О захвате я прочла на «Украинской правде», в кровати, с телефона. После Революции достоинства это стало привычкой – проснувшись, быстро пробежать ленту новостей. Первая мысль: что это вообще происходит? Я созвонилась с ребятами, и мы договорились: давайте в обед встретимся, сядем и будем что-то думать. В тот день мы и создали фейсбук-страницу «КрымSOS».
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Юлий Мамчур, военный летчик 1-го класса, народный депутат

Изображение

Начиная с 20 февраля у нашей воинской части был постоянный ажиотаж. Какие-то люди из «Русского блока» выставляли какие-то требования. Я все время выезжал то на один, то на другой объект. Мы постоянно кого-то встречали с этими флагами и выкриками.

Но 27 числа в гражданский корпус аэропорта приехали «зеленые человечки». Это был практически батальон: около пятисот вооруженных до зубов людей, 16 грузовиков, 4 БТРа. Тогда 27-го, в 21.30 я и понял, что началась аннексия.
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Севгиль Мусаева-Боровик, главный редактор «Украинской правды»

Изображение

В первый раз мне стало страшно 26 февраля, когда я увидела это противостояние между крымскими татарами и пророссийски настроенными людьми. После того, как все разошлись, я верила, что толпу утихомирили и самое страшное позади.

Мы тогда только запускали сайт, и 27-го я проснулась достаточно поздно, в 9 утра. Зашла в фейсбук и увидела, что здание Верховного Совета Крыма окружено неизвестными. Мне стало очень страшно. Я запаниковала – ведь было непонятно, кто эти люди, что они там делают.

Мы тогда созвонились с Тамилой Ташевой, с Алимом Алиевым (соучредители КрымSOS, - ред.). Прибежали ко мне и буквально за 5 минут сделали логотип, который мы последние полтора года не можем утвердить, к сожалению. Но тогда все делалось очень быстро, все придумали буквально «на коленке». Я говорю: «Как назвать? Крым… О, давайте, КрымSOS». Тогда всё и зародилось: на улице Марии Примаченко, известной украинской художницы, и мне кажется, что это не просто так.

Мне было страшно за своих родителей, потому что они в этот момент находились в Крыму. На следующий день мама начала возить питание украинским военным, которые были заблокированы российскими военными. Привозила закатки, крупы. Передавали всё это через решетки.

Мы каждый день жили ожиданием ужаса оттого, что возможен военный сценарий, что возможно применение военной техники. Я помню, когда 8 марта моя мама вышла на митинг против войны, мне было за нее страшно. Митинг был немногочисленный, и мама говорила, что пока они стояли, проезжающие мимо люди сигналили и показывали нецензурные жесты. А они стояли с украинскими флагами, с желто-голубыми шариками.

Когда 17 марта подписывали присоединение Крыма, просто не верилось. Все воспринималось намного легче. Ты не понимал, что теряешь. Сейчас — намного больнее.

Я уже достаточно давно не была в Крыму. Несколько дней назад я вернулась с границы. Крым был очень близок. Я его увидела в бинокль, но там висел российский флаг. Пока он там будет висеть, и мне, и всем ребятам, которые занимались КрымSOS, которые занимают активную позицию и выступают против оккупации — нам туда въезд запрещен. А это очень больно, когда ты не можешь поехать в свой дом.

Моего дома больше нет. Родители его продали. Когда я уезжала в июле, не думала, что была там в последний раз. Но все равно: все будет хорошо.


А крымчане-то что говорят? Жители Крыма.

Они на хер послали тех кого я выше привел.

Ну вот и славненько......пусть идут куда послали....... :rzach:

  Профиль  
  
    
#20  Сообщение 27.02.16, 13:34  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 23.08.2014
Сообщения: 7451
Откуда: Ольгино,3-й этаж.
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 94 раз.
Panama
rotfaier писал(а):
Ну вот и славненько......пусть идут куда послали.......

Алёнушка встретит :)

  Профиль  
  
    
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 40 ]  Стрaница 1, 2  След.



   Похожие темы   Автор   Ответы   Последнее сообщение 
В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. новини окупації

Zritel show

34

04.12.16, 15:29

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Бандера против Крыма: Що ви думаєте, пане Бандеро, про підпорядкування адміністрації УССР півострова Криму?

Ант

11

10.08.16, 13:40

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. У анексованому Криму підвищать тарифи на газ

Спутник

38

11.07.16, 20:21

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. В Києві презентували фільм про анексію Криму (тут все понятно без перевода)

Чупакабра

30

17.08.15, 17:16



Рейтинг@Mail.ru яндекс.ћетрика

[ Time : 0.499s | 18 Queries | GZIP : On ]