Про войну в Сирии. Мнения, версии, аналитика


Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 60 ]  Стрaница Пред.  1, 2, 3
Автор
#41  Сообщение 06.10.15, 12:41  
Завсегдатай

Регистрация: 19.08.2014
Сообщения: 3684
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 46 раз.
Художник писал(а):
Цитата:
А Сирия – вполне стоящий геополитический актив, за который стоит побороться, если уж все равно втягивания в конфликт не избежать.

Сложно бороться за Сирию, если нет яиц бороться даже за Донбасс. Ну, допустим, сейчас Запад спокойно смотрит, как Россия бомбит ИГ, никаких санкций. Это в интересах Запада, пусть Россия делает грязную работу и настраивает против себя исламских фанатиков. А потом, когда дело будет сделано? Где гарантия, что не будет санкций с требованием слить Асада?
Епть. "Сильнее кошки зверя нет." У твоего запада сейчас одна задача, как нибудь выжить и тихонько подмыться от многочисленных обсеров. Игра в санкции, это всего лишь игра, для самоутверждения в собственных глазах и лохов подобных тебе. Ничего реального она не представляет.

  Профиль  
  
    
#42  Сообщение 06.10.15, 13:25  
Завсегдатай

Регистрация: 14.02.2015
Сообщения: 4908
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 24 раз.
Художник писал(а):
Так от кого намек-то? Россия ему пока убежище не предлагала, а стать очередным Саддамом или Каддафи он и сам не торопился, сопротивлялся как мог.
И что? Думаешь США ему ничего по тихому не предлагали что ли? Как и Саддаму или тому же Каддафи? Да брось. )

  Профиль  
  
    
#43  Сообщение 06.10.15, 13:47  
Завсегдатай

Регистрация: 14.02.2015
Сообщения: 4908
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 24 раз.
tik писал(а):
Ыщккн писал(а):
Мозговой был просто неуправляемый полевой командир.
в чем это выражалось?
Ну хотя бы в том как он встраивал свое подразделение в общую армейскую структуру.

  Профиль  
  
    
#44  Сообщение 06.10.15, 14:01  
Старожил

Регистрация: 24.08.2014
Сообщения: 7693
Благодарил (а): 42 раз.
Поблагодарили: 155 раз.
с саудитами призываеn в зарубу идти ?
НИУ ВШЭ это высшая школа экономики ?

  Профиль  
  
    
#45  Сообщение 06.10.15, 14:40  
Ветеран

Регистрация: 20.08.2014
Сообщения: 14681
Откуда: РФ
Благодарил (а): 2 раз.
Поблагодарили: 164 раз.
Россия
Идем на Восток

Свежий обзор по Сирии в частности, и БВ в общем - от Сатановского.

Автор в теме рубит фишку, как мало кто другой.
Весьма цыкаво.

З.Ы. Букв много)

Евгений Сатановский

Появление российских ВВС в Сирии в составе авиаполка и служб сопровождения в корне изменило ситуацию в регионе. Ожидать чего-то иного в принципе было можно: внешние наблюдатели, судя по всему, полагали, что Москва там будет действовать по советскому сценарию.

То есть обвинив Запад во всех грехах, развернет громоздкую военную машину, которую можно достаточно просто атаковать при скрытой (или открытой) поддержке исламистов, вроде той, которую в настоящее время требует им оказать сенатор Маккейн. Любопытно, поставит ли Запад современные ПЗРК группировкам террористов после всего, что было между ними со времени мегатеракта 11 сентября. Поскольку то, что обстреливать они будут любые самолеты, вертолеты и беспилотники, начиная с американских, более чем ясно. Да и без ответа такие действия Россия не оставит.

В отличие от всех прогнозов Россия действовала скрытно, быстро и эффективно. Чего в принципе можно было ожидать, анализируя ее действия в Осетии и Крыму. Она была чрезвычайно вежлива и конструктивна, но твердо предложила всем желающим либо сотрудничать на ее условиях, либо уйти с дороги и не мешать ей воевать с террористическими группировками там и таким способом, как она полагала необходимым. При этом легитимность ее действий в Сирии правительством Асада была обеспечена. И добавим: в случае принятия соответствующего решения российским руководством руки у него развязаны для военных действий в Ираке, поскольку правительство этой страны Россию к таким действиям пригласило. Благо, центр в Багдаде, призванный координировать контртеррористические действия Ирака, Сирии, Ирана и России, создан.

Последнее – пощечина для президента Обамы, неповоротливая коалиция которого из 62 членов более года действует в иракском небе без сколь бы то ни было значительных успехов. Что отчасти объясняет его предсказания провала российских действий в Сирии, притом что Путин в отношении Соединенных Штатов и самого Обамы высказывается куда корректнее. С наземной поддержкой в лице сирийской армии, подразделений курдов и друзов, шиитских отрядов и иранцев, а в Ираке, если «Исламское государство» (ИГ) придется добивать там, – армии Ирака, иранцев и местных курдов и шиитов российские ВВС эффективнее ВВС США и их союзников на два порядка. Однако, в конце концов, американцам наладить необходимые связи никто за исключением созданной ими самими путаницы в целях, задачах и союзниках не мешал.

При этом линия связи между Пентагоном и российским Министерством обороны, не поддерживавшими контактов на протяжении длительного времени по инициативе США, открыта и успешно действует. Аналогичная линия связи между Россией и Израилем также действует. Проблем с общением с русскими для того, чтобы избежать столкновений в сирийском небе, у американцев и израильтян никаких. И военные, и политики это признают. Понятно, что у Израиля его опасения насчет возможности попадания современных вооружений в руки «Хезболлы» стоят на повестке дня и курирующий ее иранский Корпус стражей исламской революции остается его врагом номер один. Но ИГ, «Джабхат ан-Нусра», «Братья-мусульмане» и прочие радикальные суннитские исламистские группировки для него ничуть не менее опасны, по крайней мере если учитывать опыт его противостояния с ХАМАС.

Для Турции сюрпризом оказался сам факт действий в Сирии в выбранном Россией стиле после недавнего визита в Москву президента Эрдогана на открытие Соборной мечети. Саудовцы оказались сильно обескуражены тем, что диалог с ними отечественного МИДа по ситуации в Сирии и их «щедрые» предложения оказались не более чем прелюдией к удару по поддерживаемым ими исламистам российских ВВС. Что думали и думают о происходящем в Катаре, судить трудно, поскольку антироссийская риторика в контролируемых Дохой СМИ – фактор постоянный. Благо, Катар, финансируя «Имарат Кавказ», непосредственно резонансных терактов в России в отличие от Саудовской Аравии пока не организовывал, возможно, введя это ограничение после ликвидации на его территории Яндарбиева.

Показательно появившееся на сайте турецкого МИДа «заявление семи», требующее ухода России из Сирии. Во-первых, составом подписантов. Во-вторых, самим фактом того, что этот документ обнародовали именно турки, притом что все страны, обозначенные в этой бумаге, имеют собственные Министерства иностранных дел, у каждого из которых есть собственный сайт. Предполагать, что Соединенные Штаты, Великобритания, Германия, Франция, Катар и Саудовская Аравия внезапно решили передоверить внешнеполитические функции Турции, в высшей степени странно, скорее всего мы имеем санкционированный высшим турецким руководством «слив» соответствующего документа, не исключено, что в сыром виде. Что само по себе не может означать ничего, кроме стремления Турции подстегнуть развитие событий в нужном для нее направлении.

Что до состава стран, перечисленных в качестве авторов заявления, тройка «регионалов» – заказчики гражданской войны в Сирии и свержения Асада. Тройка западных «киллеров» – государства, политическая элита которых давно куплена салафитским тандемом, чьи ВВС (за нежеланием тех после Афганистана и Ирака использовать ВС в целом) они используют для перекройки Ближнего Востока и расправы над своими соперниками: авторитарными светскими лидерами, будь то Муамар Каддафи, Саддам Хусейн или Башар Асад (в последнем случае без особых результатов). Появление в этом списке Германии с ее традиционно нейтральной в отношении ближневосточных авантюр «арабской весны» политикой может быть следствием договоренности о приостановке потока беженцев, направляемых в эту страну Турцией при финансовой поддержке катарских и саудовских фондов либо очередным свидетельством того удивительного влияния, которое оказывает на канцлера Меркель президент Обама.

Русские успели

Рассмотрим некоторые аспекты сирийской политики России и возможные последствия этой политики, опираясь на материалы, подготовленные для Института Ближнего Востока Ю. Б. Щегловиным. Характерны отклики зарубежных СМИ в отношении результатов первых авиаударов российских ВВС по позициям ИГ и других террористических групп в Сирии. Причем понятно, что их начало открыло новую фазу дипломатической борьбы между Россией и Западом. Первый раунд уже состоялся во время заседания Генеральной Ассамблеи ООН и в процессе переговоров российского и американского президентов. Его выиграла Москва. Тем жестче будет второй раунд, что видно невооруженным глазом. Хотя не слишком понятно, как США и их союзникам перевести многолетний кровопролитный «крестовый поход против международного терроризма» на привычные для западного истеблишмента рельсы геополитического противостояния с новой реинкарнацией «империи зла», в которую Россию пытаются превратить с начала кризиса на Украине.

Главный мотив всех западных публикаций – российская авиация бомбит неигиловские цели. Это отчасти справедливо – удары под Хомсом были нанесены по просаудовским и протурецким группам. Они развернулись с идлибского плацдарма на этот город, осознав, что после прихода русских в Латакию направление на нее становится бесперспективным. Но это не означает, что в районе нет сторонников ИГ: они несколько раз пытались выдвинуться к Хомсу из-под Пальмиры, проводя отвлекающие удары, чтобы остановить наступление сил Дамаска на этот город. Ущерб от первых авианалетов российских ВВС противники Асада понесли более чем ощутимый, откуда «озабоченность» госсекретаря Керри и истерика саудовского руководства – от министра иностранных дел до постоянного представителя Саудовской Аравии при ООН включительно. Эта реакция показательна: Москва разрушает с трудом созданный Эр-Риядом конгломерат исламистских группировок. Российские пилоты в отличие от сирийцев не преследуют группы в 20–30 боевиков, а бьют по подземным тоннелям, штабам, арсеналам и заводам по производству заминированных автомашин. Так, с 30 сентября на 1 октября авиация России наносила удары по штабам и укрепленным пунктам исламистов в Идлибе, на территории, контролируемой просаудовскими группировками «Джейш аль-фатх».

Жизнеспособность сирийской армии давало превосходство в воздухе. Оно позволило правительственным силам при дефиците личного состава сопротивляться исламистским группировкам. Отсюда бесконечные требования «друзей Сирии» в лице Турции и аравийских монархий объявить над Сирией бесполетную зону. После захвата ряда ключевых баз ВВС и выхода большинства самолетов из строя противники Асада смогли перехватить инициативу, но ненадолго. Поскольку российские ВВС в отличие от «коалиционных» сил действуют в контакте с сирийской армией, они имеют актуальную развединформацию и возможность размещать авианаводчиков на передовых рубежах противостояния. Что касается использования авиации не только против ИГ, она применяется там, где надо восстановить линию фронта, независимо от того, как исламисты себя называют. Цель – стабилизировать ситуацию на критических направлениях и развернуть контрнаступление.

Это будет всячески принижаться и обыгрываться на Западе, но в основном через СМИ. Выражать озабоченность публично на официальном уровне, что бомбят «не тех» исламистов, смешно. «Джабхат ан-Нусру» из черного списка террористических групп Госдепартамента США никто не убирал. Озабоченность американцев вызывает факт бомбежки исламистских групп, которые они негласно используют в своих целях. Это прежде всего «Ахрар аш-Шам» и «Джунуд аш-Шам». В этой связи муссируется тема «пострадавших мирных жителей», хотя подтвердить ее документально никто не может. Отметим, что задачей-максимум в Сирии на сегодня является стабилизация фронта и создание оптимальных условий для наступления армии Асада и курдов на Ракку. Взятие сирийской столицы ИГ, через которую идет контрабандная нефть в Турцию, приведет к угасанию боевой активности ИГ в Сирии и Ираке. Оно важнее, чем выбивание боевиков из палестинского лагеря Ярмук или зачистки Алеппо.

Проект «антиАсад» сдулся

США полагают, что за действиями России стоит желание заявить о себе как о глобальном игроке, выйти из-под режима санкций и дезавуировать украинскую тему или ее заморозить. На самом деле, кроме защиты национальных интересов, этот шаг был обусловлен наглядной демонстрацией начала конца монополярного мира, который сложился после распада СССР. Причем в саудовско-иранском противостоянии российская политика сделала серьезный шаг в сторону Ирана. Мечты лоббистов аравийских монархий о сближении с ними России и идеи о саудовских инвестициях, судя по всему, останутся мечтами. При этом Москва заметно продвинулась в завоевании симпатий западной публики, которая предпочитает политиков, готовых поступать эффективно и неполиткорректно. Действия России в Сирии ей понятны. Впрочем, тем жестче будет реакция официальных Вашингтона и Брюсселя, так как речь идет не столько о Сирии, сколько о новой модели принятия решений на мировом уровне.

Инициативы России в отношении активизации борьбы с ИГ породили у ряда политологов опасения о возможности экспансии ИГ в России. Схема: в отместку за российскую позицию по Сирии ИГ развернет в России террористическую войну. Понятно, что позиция Москвы по Сирии озаботила Саудовскую Аравию, Катар и Турцию как спонсоров «сирийского сопротивления», его радикализации и исламизации. Это произошло потому, что европейцы и американцы закрыли на это глаза и заняли нейтральную позицию. Эр-Рияд и Доха насаждали в Сирии джихадизм, используя неограниченные финансовые вливания и материально-техническое снабжение. Это позволило им насытить сопротивление Асаду иностранными «добровольцами» и создать противовес правительственным силам для минимизации влияния Ирана в Сирии и Ливане. Если бы не их спонсирование исламистов, сирийский конфликт быстро миновал бы острую стадию, хотя минно-взрывная война и негативный настрой суннитского населения в отношении правительства остались бы.

Насколько можно судить, проект президента Путина, который он схематично представил в ООН, заключается в сохранении присутствия официального Дамаска на политическом поле страны как единственной гарантии от ее превращения в «несостоявшееся государство». После того как противники Асада и их спонсоры осознают патовость ситуации, можно будет переходить к инкорпорации суннитской элиты в экономическую и политическую жизнь Сирии, как в свое время произошло с чеченской элитой в России. Понятно, что в Чечне не было межконфессионального противостояния. В Сирии оно есть, но то, что инкорпорация суннитов возможна, доказывает опыт государственного аппарата Асада-старшего, который создал жизнеспособную систему управления и распределения благ. Как будет проходить эта инкорпорация – с младшим Асадом во главе или нет, не столь важно. О чем свидетельствуют его собственные слова.

В Саудовской Аравии этого понимать не хотят. Там призывают к немедленному уходу Асада. На фоне провала усилий по срыву иранской ядерной сделки и безрезультатных действий в Йемене лишь успех в Сирии может поддержать статус Саудовской Аравии как региональной державы. Но королевство не может финансировать боевиков для йеменского, сирийского и иракского фронтов бесконечно. Его бюджет в условиях кризиса цен на нефть испытывает проблемы. При сохранении динамики трат золотовалютного запаса королевства на глобальные проекты его хватит на два-три года. Примерно через год в Эр-Рияде начнут чувствовать прессинг в регионе со стороны Ирана в силу роста финансовых возможностей Тегерана по мере ослабления санкций. Так что Саудовская Аравия и Катар в среднесрочной перспективе вряд ли будут иметь достаточно сил и средств для того, чтобы организовать масштабный джихадизм на Северном Кавказе. Проплатить резонансные теракты они смогут, но поднять смуту масштабов 90-х – нет. Да и ситуация в северокавказских республиках поменялась. В частности, у Чечни есть опыт войны на своей территории, повторять который никто не хочет. Так что говорить об экспансии ИГ или «Джабхат ан-Нусры» на Северный Кавказ можно только в теории.

Кроме того, российское военное присутствие в Сирии «связывает» силы джихадистов на ее территории. При продолжении боевых действий и сохранении устойчивости сирийского режима вероятность возникновения очагов джихада на Северном Кавказе минимизируется. Для этого отсутствует главное условие – деньги, поскольку финансовые потоки аравийских монархий направлены на Сирию, Ирак и Йемен, а катарские еще в Ливию и на Синай. Туда же идут редеющие потоки «добровольцев». Попытка перевести ИГ на самофинансирование в случае отсечения средств, получаемых от контрабанды нефти, зерна и муки, археологических артефактов, а также выкупа за заложников из Турции, обречена на провал. Понимание того, что без денег нет войны, недавно заставило США объявить о награде за информацию о каналах финансирования ИГ. Впрочем, это шаг более пропагандистский. Во-первых, им и так все известно (почему против турецких банков и фирм, сотрудничающих с ИГ, ими никаких действий не предпринимается, – особая тема), а во-вторых, спецслужбы платят агентам, а не людям «со стороны».

Коалиция коалиций

Любопытны процессы, происходящие после создания Россией, Сирией, Ираном и Ираком совместного Информационного центра в Багдаде для координации борьбы с ИГ. Решение об этом, по мнению США, создало «новую реальность», заставив постараться вникнуть в смысл планов Москвы. По мнению «Уолл-стрит джорнэл»: «Пакт в области безопасности четырех стран... застал врасплох должностных лиц США, которые признались, что едва понимают долгосрочную стратегию РФ в регионе». Было отмечено, что госсекретарь Керри оставил открытой возможность координации, если не взаимодействия Белого дома и Кремля в борьбе с ИГ. На деле создание центра, который западная пресса назвала совместным генеральным штабом четырех стран, означает, что в Багдаде есть «офицеры по связи», которые проводят мониторинг ситуации на фронтах Сирии и Ирака и докладывают совместные рекомендации в свои столицы. Цель этого центра, помимо обмена информацией, политическая. Недаром о его создании официально объявлено накануне программного выступления российского президента на Генеральной Ассамблее ООН.

Российский президент в ООН обозначил возможность создания альтернативной коалиции по борьбе с ИГ накануне встречи с президентом США, «застолбив» участие в этом союзе тех, кому в этом Вашингтоном ранее было отказано, прежде всего Ирану и Сирии. При этом взаимодействие США с Ираном осуществляется, как было в ходе переброски иранского оружия транспортными самолетами США из Эрбиля в анклав Кобани. Москва предложила легализовать этот процесс и сделать его юридически закрепленным, но Вашингтон не смог пойти на этот шаг. В том числе потому, что это вызвало бы обострение отношений США с аравийскими монархиями, главным образом с Эр-Риядом. То же касается Дамаска. Наиболее оптимистичным итогом российско-американских консультаций могло бы стать разделение зон ответственности коалиций и создание контактов с целью исключения случайных ударов друг по другу и общей координации действий. Более реалистичным – когда каждая из коалиций будет действовать по своему усмотрению, выставляя «красные флажки» и координируя свою деятельность друг с другом по факту.

Отметим в завершение, что действия ВВС России в Сирии и дипломатический прорыв в Ираке, помимо прочего, позволили ей «вернуть лицо», потерянное в постсоветские времена. На Ближнем Востоке уважают лишь сильных и самостоятельных. Благо, Москва проявляет много большую осмотрительность, чем в старые времена, о чем говорит предложенный ею уровень координации с израильтянами и американцами, и соблюдает принятые в регионе правила игры куда лучше, чем Вашингтон. И это, несомненно, большой плюс. Несет ли эта ситуация риски для России? Разумеется. Но без ее вмешательства в Сирии в критический момент в том минимальном объеме, который мы наблюдаем, эти риски были бы куда больше. Что явно не учитывают критики действий отечественного руководства, особенно внутренние...

Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока
http://vpk-news.ru/articles/27396

  Профиль  
  
    
#46  Сообщение 06.10.15, 14:48  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 25.08.2014
Сообщения: 8847
Благодарил (а): 40 раз.
Поблагодарили: 158 раз.
Japan
К чему вообще упоминания про ПЗРК в контексте БШУ в Сирии?Зачем про них вообще упоминать?
ПЗРК это не ПВО.Это если угодно "пво отчаяния".
Ибо современный штурмовик-истребитель только по преступной халатности или случайности подставится под захват головы ПЗРК.Да и то сможет "стряхнуть" ее в 80% случаев.Ибо вероятностные числа ПЗРК невелики в отличие от тех же Буков или там даже Кубов древних

_________________
Сорвал урок.Выкрикивал "Крым наш!"

  Профиль  
  
    
#47  Сообщение 06.10.15, 15:05  
Старожил

Регистрация: 23.08.2014
Сообщения: 6279
Откуда: Марьинский парк
Благодарил (а): 141 раз.
Поблагодарили: 112 раз.
Россия
А вот что мешает американцам поставить в Сирию буки через Турцию от лица Украины ?

  Профиль  
  
    
#48  Сообщение 06.10.15, 15:09  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 25.08.2014
Сообщения: 8847
Благодарил (а): 40 раз.
Поблагодарили: 158 раз.
Japan
Dovbnya писал(а):
А вот что мешает американцам поставить в Сирию буки через Турцию от лица Украины ?
Это даже звучит забавно.))

_________________
Сорвал урок.Выкрикивал "Крым наш!"

  Профиль  
  
    
#49  Сообщение 06.10.15, 15:10  
Ветеран
Аватара пользователя

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 10306
Откуда: Масква
Благодарил (а): 6 раз.
Поблагодарили: 246 раз.
Vietnam
Dovbnya писал(а):
А вот что мешает американцам поставить в Сирию буки через Турцию от лица Украины ?

не доедет,развалица,сломаеца,не взлетит старое гавно. Или не то собьет.

  Профиль  
  
    
#50  Сообщение 06.10.15, 17:10  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 20.08.2014
Сообщения: 7590
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 133 раз.
Great Britain

_________________
«Не говорите, если это не изменит тишину к лучшему» Китайская поговорка

  Профиль  
  
    
#51  Сообщение 06.10.15, 17:40  
Салага
Аватара пользователя

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 3326
Благодарил (а): 574 раз.
Поблагодарили: 42 раз.
Медвежуть писал(а):
10. Ну и в завершении. Самое противное замечание. Не будет нам мира, ни в Сирии, ни в самой России, ни в Таджикистане, ни в Средней Азии (Казахстан меня как-то волновать стал) пока с «большой шахматной доски» не будет снята одна фигура. Называется она – Саудовская Аравия. Собственно, и американцы уже не очень против, но сами не хотят, боятся, видимо, да и влипли в игры….. Боюсь, что придется нам. И, подозреваю, что кое-кто из умных уже об этом догадался…..

Вообще говоря, в корне неверный пункт. И очень опасный. Видимо для него статья и городилась. Т.к. саудиты уже отчалили от США, но ещё не пришли к нам. Переходный момент.
Но!
В знак благодарности 10 млрд$ вложили в РФ, Купили Египту нам Мистрали и вооружение к нему. И т.д.

_________________
храм Христа Спасителя,1880г: Сей храм сооружен в честь победы над Наполеоном в лето 7320 Со Дня Сотворения Мира в Звёздном Храме

  Профиль  
  
    
#52  Сообщение 03.01.16, 13:13  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 20.08.2014
Сообщения: 7590
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 133 раз.
Great Britain
Политика Обамы в Сирии - аналитика от Сеймура Херша.
Seymour Hersh

Оригинал: http://www.lrb.co.uk/v38/n01/s ... itary
Перевод: http://inosmi.ru/military/2016 ... .html

Между нами, военными...

(London Review of Books, Великобритания)

03/01 00:11


Настойчивое требование администрации Барака Обамы относительно того, что Башар аль-Асад должен покинуть свой пост — а также о том, что существуют «умеренные» группировки повстанцев в Сирии, способные его победить, — в последние годы вызывали тихое несогласие и даже открытую оппозицию среди самых высокопоставленных членов Объединенного комитета начальников штабов Пентагона. Их критика сфокусирована на том, что они считают зацикленностью администрации Обамы на главном союзнике Асада Владимире Путине. По их мнению, Обама находится во власти мышления времен холодной войны относительно России и Китая. Кроме того, он, по их мнению, не привел свою позицию по Сирии в соответствие с тем обстоятельством, что обе эти страны разделяют опасения Вашингтона в отношении распространения терроризма внутри Сирии, а также за ее пределами. Как и Вашингтон, они считают, что Исламское государство нужно остановить.

Сопротивление со стороны военных началось летом 2013 года, когда в совершенно секретном аналитическом документе, подготовленном Разведывательным управлением Министерства обороны (DIA) и Объединенным комитетом начальников штабов, возглавлявшимся в то время генералом Мартином Демпси (Martin Dempsey), был высказан прогноз относительно того, что падение режима Асада приведет к хаосу, а затем, возможно, к захвату Сирии джихадистскими экстремистами — по тому же сценарию, что и в Ливии. Один из бывших старших советников Объединенного комитета начальников штабов сказал мне, что этот документ представлял собой «основанную на разнообразных источниках оценку» и что в работе над этим документом использовались данные перехватов, данные, получаемые со спутников, а также агентурные сообщения. В нем давалась весьма негативная оценка настойчивому желанию администрации Обамы продолжать финансирование и вооружение так называемых умеренных повстанческих группировок. К тому времени ЦРУ вмести с союзниками в Соединенном Королевстве, Саудовской Аравии и Катаре разрабатывало уже в течение года тайные планы относительно направления оружия и других предметов в Сирию — они должны были использоваться для свержения Асада — из Ливии через территорию Турции. В недавнем аналитическом документе ЦРУ Турция фигурирует как основное препятствие для реализации политики Обамы в отношении Сирии. Этот документ, по словам упомянутого советника, показал следующее: «то, что началось как тайная американская программа, направленная на вооружение и поддержку воюющих против Асада умеренных повстанцев, была поглощена Турцией и превратилась в полномасштабную техническую, военную и логистическую программу для всей оппозиции, включая Джабхат ан-Нусру и Исламское государство. Так называемые умеренные испарились, а Свободная сирийская армия оказалась небольшой группировкой, располагающейся на авиационной базе в Турции». Оценка была мрачной: «умеренная» оппозиция в Сирии не существует, а Соединенные Штаты вооружают экстремистов.

Генерал-лейтенант Майкл Флинн (Michael Flynn), возглавлявший Разведывательное управление Министерства обороны в период с 2012 года по 2014 год, подтвердил, что его ведомство направляло непрерывный поток секретных предупреждений гражданскому руководству страны относительно ужасных последствий, который могут возникнуть в результате свержения Асада. Джихадисты, говорил он, контролируют оппозицию. Турция недостаточно предпринимает усилий для того, чтобы остановить незаконную доставку иностранных боевиков и оружия через границу. «Если бы общественность Америки увидела подготовленные на основе разведывательных данных материалы самого высокого уровня секретности, которые мы готовили в ежедневном режиме, то реакция была бы подобной взрыву бомбы, — отметил Флинн в беседе со мной. — Мы понимали долгосрочную стратегию ИГИЛ, а также планы проведения его операций, и, кроме того, мы обсуждали тот факт, что Турция смотрела в другую сторону, когда речь заходила о росте влияния Исламского государства внутри Сирии». По его словам, на доклады Разведывательного управления Министерства обороны администрация Обамы оказывала сдерживающее влияние. «Я понимал, что они не хотят слышать правду», — подчеркнул он.

«Наша политика, направленная на вооружение противников Асада, оказалась безуспешной, и, на самом деле, она имела негативные последствия», — отметил упоминавшийся уже советник Объединенного комитета начальников штабов. — Члены Объединенного комитета считали, что фундаменталисты не должны прийти на смену Асаду. Политика администрации была противоречивой. Ее сотрудники хотели, чтобы Асад ушел, однако доминирующее положение в оппозиции занимали экстремисты. Кто бы пришел ему на смену? Легко сказать: Асад должен уйти — это прекрасно, но если следовать подобной логике, то тогда любой человек будет лучше. Именно формулировка «любой будет лучше» и вызывала возражения со стороны Объединенного комитета начальников штабов в отношении политики Обамы«. Члены Объединенного комитета прекрасно понимали, что прямой вызов в отношении политики Обамы «будет иметь нулевой шанс на успех». И поэтому осенью 2013 года они решили предпринять шаги против экстремистов без предварительного согласования по политическим каналам, и для этого они стали предоставлять данные американской разведки другим государства, которые, как предполагалось, будут передаваться сирийской армии и затем использоваться в борьбе против общего врага — против Джабхат ан-Нусры и Исламского государства.

Германия, Израиль и Россия поддерживали контакт с сирийской армией, и они имели возможность оказывать определенное влияние на принимаемые Асадом решения — именно с ними Соединенные Штаты могли поделиться своими разведывательными данными. У каждой из этих стран имелись свои причины для сотрудничества с Асадом: Германия опасалась того, что может произойти внутри ее собственного 6-миллионного исламского населения в том случае, если Исламское государство расширится; Израиль был озабочен безопасностью своих границ; Россия имела давнишние союзнические отношения с Сирией, и она была также обеспокоена угрозами в отношении своей единственной военно-морской базы в Средиземном море — в городе Тартусе. «У нас не было намерений отойти от провозглашенной Обамой политики, — отметил этот советник. — Однако предоставление наших оценок в рамках отношений между военными с другими странами могло оказаться продуктивным. Было ясно, что Асаду требовались более точные разведывательные данные тактического плана, а также советы в оперативной области. Объединенный комитет начальников штабов пришел к выводу о том, что предоставление другим государствам указанных данных и рекомендаций будет способствовать усилению борьбы против исламистов. Обама об этом не знал, но Обама и не знает всего, что делает Объединенный комитет в каждой конкретной ситуации, и так было при всех президентах».

Когда началась передача разведывательных данных, Германия, Израиль и Россия стали предоставлять сирийской армии информацию о местонахождении и намерениях радикальных джихадистских группировок; в ответ Сирия поделилась информацией о своих собственных возможностях и намерениях. Прямых контактов между американскими и сирийскими военными не было; вместо этого, как сказал советник Объединенного комитета, «мы предоставляли информацию — в том числе долгосрочные прогнозы относительно будущего Сирии, которые делались подрядчиками или кем-либо из наших коллег среди военных — и эти страны могли делать с предоставленной информацией все, что угодно — в том числе они имели возможность поделиться ей с Асадом.

Мы говорили немцам и другим: "Вот некоторая информация, которая, на наш взгляд, является довольно интересной, а интересы у нас общие". Конец разговора. Объединенный комитет начальников штабов мог полагать, что из этого получится нечто взаимовыгодное — однако подобное взаимодействие происходило только "между военными", и даже речи быть не могло о каком-то зловещем заговоре Объединенного комитета, направленным на то, чтобы обойти Обаму и поддержать Асада. Все было сделано намного умнее. Если Асад остается у власти, то это произойдет не потому, что мы это сделали. Это будет потому, что он оказался достаточно умным для того, чтобы использовать наши разведывательные данные, а также разумные тактические советы, которые мы предоставили другим».

Публичная история отношений между Соединенными Штатами и Сирией за последние несколько десятилетий отличается враждебностью. Асад осудил совершенный 11 сентября (2001 года) теракт, однако он выступил против войны в Ираке. Джордж Буш-младший за время своего президентства неоднократно связывал Сирию с тремя членами его «оси зла» — Ираком, Ираном и Северной Кореей. Опубликованные организацией WikiLeaks депеши Госдепартамента показывают, что администрация Буша пыталась дестабилизировать Сирию и что подобные усилия были продолжены и после прихода Обамы в Белый дом. В декабре 2006 года Уильям Робак (William Roebuck), возглавлявший в то время работу посольства США в Дамаске, составил анализ «уязвимостей» правительства Асада и перечислил методы, «которые будут увеличивать вероятность» создания условий для дестабилизации. Он рекомендовал, чтобы Вашингтон работал вместе с Саудовской Аравией и Египтом для увеличения межрелигиозной напряженности и чтобы Вашингтон представлял «усилия Сирии по борьбе против экстремистских группировок» — несогласных курдов и представителей радикальных суннитских группировок — «таким образом, чтобы акцент делался на слабости, признаках нестабильности и неконтролируемой обратной реакции». Он также считал, что «изоляция Сирии» должна быть усилена за счет поддержки Америкой Национального фронта спасения во главе с Абделем Халимом Хаддамом, бывшим вице-президентом Сирии, правительство в изгнании которого находилось в Эр-Рияде, получая поддержку от саудитов, а также от «Братьев-мусульман». Еще одна депеша свидетельствует о том, что Посольство США потратило 5 миллионов долларов на финансирование диссидентов, которые выступали в качестве независимых кандидатов на выборах в Народную ассамблею; деньги продолжали поступать даже после того, когда стало ясно, что сирийская разведка была осведомлена о происходящем. В депеше, относящейся к 2010 году, содержится предостережение относительно того, что финансирование расположенной в Лондоне телевизионной сети, управляемой представителями сирийской оппозиции, будет рассматриваться сирийским правительством «как тайный и враждебный жест в отношении страны».

Однако существует еще и параллельная история конфиденциальных отношений между Сирией и Соединенными Штатами в тот же самый период. Эти две страны сотрудничали в области борьбы против «Аль-Каиды», своего общего врага. Один человек, проработавший в течение многих лет консультантом Объединенного командования специальных операций (Joint Special Operations Command) сказал, что после 11 сентября «Башар в течение многих лет был весьма полезен нам, тогда как, на мой взгляд, мы были неблагодарны по отношению к нему, а также неуклюжи в использовании того "золота", которое он нам предоставлял. Это тихое сотрудничество продолжалось между определенными инстанциями даже после того, как (администрация Буша) приняла решение очернить его». В 2002 году Асад разрешил сирийской разведке передать сотни конфиденциальных файлов относительно активности организации «Братья-мусульмане» в Сирии и в Германии. Позднее в том же году сирийская разведка предотвратила нападение «Аль-Каиды» на штаб-квартиру американского Пятого флота в Бахрейне, а Асад согласился передать ЦРУ имя крайне важного информатора «Аль-Каиды». В нарушение достигнутой договоренности ЦРУ установила непрямой контакт с этим информатором; однако он отказался от контакта и прекратил отношения со своими сирийскими кураторами. Асад также тайным образом передал Соединенным Штатам данные о родственниках Саддама Хусейна, которые пытались получить убежище в Сирии, а еще он — как и американские союзники в Иордании, Египте, Таиланде и в других странах — подвергал пыткам подозреваемых террористов в одной из тюрем Дамаска, выполняя таким образом рекомендации ЦРУ.

Именно эта история сотрудничества в 2013 году, казалось, сделала возможным то, что Дамаск согласится пойти на новую договоренность об обмене разведывательной информацией с Соединенными Штатами. Объединенный комитет начальников штабов сообщил, что в ответ Соединенные Штаты потребуют четыре вещи: Асад должен удержать «Хезболлу» от нападения на Израиль; он должен возобновить застрявшие переговоры с Израилем и достичь соглашения относительно Голанских высот; он должен согласиться принять российских и других внешних военных советников; и он должен обещать провести открытые выборы после войны с участием широкого круга представителей различных группировок. «Мы получили позитивный ответ из Израиля, представители которого были готовы проработать эту идею, однако им нужно было знать, какая реакция будет у Ирана и Сирии, — сказал мне упоминавшийся уже советник Объединенного комитета. — Сирийцы передали нам, что Асад не будет принимать решение в одностороннем порядке — ему необходима поддержка со стороны его военных и союзников-алавитов. Асада беспокоило то, что Израиль может сказать "да", а затем не выполнить свою часть сделки».

Высокопоставленный кремлевский советник по ближневосточным делам сказал мне в конце 2012 года, что Асад после серии провалов на фронте и неудачных военных решений обратился через свои контакты в Москве к Израилю и предложил возобновить переговоры по поводу Голанских высот. Израильтяне отвергли это предложение. «Они сказали: "С Асадом все кончено", — сообщил мне этот российский чиновник. — Он близок к своему концу». Этот человек также подчеркнул, что турки сказали Москве то же самое. В середине 2013 года сирийцы полагали, что худшее для них уже позади и хотели получить гарантии относительно того, что американцы и другие стороны серьезно настроены относительно предложений об оказании помощи.

По словам этого советника, на ранних этапах переговоров Объединенный комитет пытался установить, что Асад должен увидеть в качестве свидетельства их добрых намерений. Ответ был направлен через одного из друзей Асада: «Пришлите ему голову принца Бандара». Члены Объединенного комитета начальников штабов не стали брать на себя подобного рода обязательств. Бандар бин Султан в течение десятилетий служил Саудовской Аравии в области разведки и национальной безопасности, и он более 20 лет работал послом в Вашингтоне. В последние годы он выступал за то, чтобы убрать Асада с его поста любыми средствами. Как говорят, из-за проблем со здоровьем в прошлом году он был вынужден уйти с поста директора Национального совета безопасности страны, однако Саудовская Аравия продолжает оставаться главным источником предоставления финансовых помощи сирийской оппозиции, которая, по оценке американской разведки, составила в прошлом году 700 миллионов долларов.

В июле 2013 года Объединенный комитет начальников штабов нашел более прямой способ продемонстрировать Асаду то, насколько серьезно он настроен в отношении оказания ему помощь. К тому времени спонсируемые ЦРУ поставки сирийской оппозиции оружия — из Ливии через Турцию — осуществлялись уже в течение более года (они начались примерно после гибели Каддафи 20 октября 2011 года). Эта операция, в основном, проводилась через секретный филиал ЦРУ в Бенгази, и делалось это с согласия Госдепартамента. 11 сентября 2012 года американский посол в Ливии Кристофер Стивенс (Christopher Stevens) был убит в ходе антиамериканской демонстрации, в результате которой было сожжено консульство США в Бенгази; на развалинах здания журналистам газеты Washington Post удалось найти копию рабочего графика американского посла. Из него следовало, что 10 сентября Стивенс провел встречу с главой оперативного филиала ЦРУ. На следующий день, незадолго до своей смерти, он встретился с представителями расположенных в Триполи компаний Al-Marfa Shipping и Maritime Services, которые были известны Объединенному комитету начальников штабов как операторы по транспортировке оружия. В конце лета 2013 года Разведывательное управление Министерства обороны широко распространило свой аналитический документ, и хотя многие в американском разведывательном сообществе знали о том, что доминирующее положение в сирийской оппозиции занимают экстремисты, оплаченное ЦРУ оружие продолжало поступать, что представляло собой постоянную проблему для армии Асада. Запасы оружия Каддафи создали международный базар вооружений, хотя цены на нем были высокие. «Не существовало возможности остановить поставки оружия, не получавшие одобрения президента, — отметил упоминавшийся уже советник Объединенного комитета. — Решение включало в себя привлекательные финансовые условия. С ЦРУ установил контакт представитель Объединенного комитета начальников штабов, который сделал следующее предложение: существуют запасы значительно мене дорогого оружия в турецких арсеналах, которые могут быть доставлены сирийским повстанцам в течение нескольких дней и без транспортировки по морю». Но выгоду от этого варианта получало не только ЦРУ. «Мы работали вместе с турками, которым мы доверяли и которые не были лояльны по отношению к Эрдогану, — отметил советник. — И в результате они стали доставлять джихадистам в Сирии все виды находившегося в арсеналах устарелого оружие, включая карабины M1, которые мы не видели со времен войны в Корее, а также большое количество советского оружия. Это было послание, смысл которого Асад мог понять: «У нас есть возможность быстро ограничить реализацию президентской политики».

Поток разведывательной информации, предоставлявшейся сирийской армии, а также понижение качественного уровня оружия, поставлявшегося повстанцам, пришлись на критически важный период. Сирийская армия понесла тяжелые потери весной 2013 года в борьбе против Джабхат ан-Нусры и других экстремистских группировок и не смогла удержать региональную столицу Ракку. Спорадические операции сирийских сухопутных войск и военно-воздушных сил продолжались в этом районе в течение нескольких месяцев, но особого успеха они не приносили, а затем было принято решение оставить Ракку, а также другие малонаселенные и сложные для защиты районы на севере и на западе страны. Вместо этого усилия предполагалось сфокусировать на защите правительственными силами Дамаска, а также густонаселенных районов, связывающих столицу с Латакией на северо-востоке. Но когда сирийская армия усилилась при поддержке со стороны Объединенного комитета начальников штабов, Саудовская Аравия, Катар и Турция увеличили финансирование и вооружение Джабхат ан-Нусры и Исламского государства, которые к концу 2013 года захватили огромные территории по обе стороны сирийско-иракской границы. Остававшиеся нефундаменталистские повстанцы продолжали воевать, но потерпели поражение в важных боях с силами экстремистов. В январе 2014 года Исламское государство установило полный контроль над Раккой и превратило этот город в свою базу. Асад все еще контролировал 80% сирийского населения, однако он утратил контроль над значительной частью территории страны.

Попытки ЦРУ осуществлять подготовку умеренных сил повстанцев также нельзя назвать успешными. «Учебный лагерь ЦРУ находился в Иордании и контролировался он одной сирийской племенной группировкой», — отметил упоминавшийся уже советник Объединенного комитета начальников штабов. Существовало подозрение, что некоторые из людей, согласившихся пройти подготовку в этом лагере, на самом деле, были солдатами сирийской армии, только без соответствующей формы. Подобные вещи случались и раньше, в том числе в разгар войны в Ираке, когда сотни шиитских ополченцев приходили в американские тренировочные лагеря за новой униформой, оружием, и проводили там несколько дней, а потом исчезали в пустыне. Отдельная программа подготовки, разработанная Пентагоном на территории Турции, также особыми успехами не отличалась. Пентагон признал в сентябре, что лишь «четыре или пять» его новобранцев все еще воюют против Исламского государства; а спустя несколько дней 70 бывших рекрутов перешли на сторону Джабхат ан-Нусры сразу после пересечения сирийской границы.

В январе 2014 года, находясь в отчаянии из-за отсутствия прогресса, директор ЦРУ Джон Бреннан (John Brennan) пригласил в Вашингтон глав американских и арабско-сунитских разведывательных служб со всего Ближнего Востока для проведения секретной встречи, цель которой состояла в попытке убедить Саудовскую Аравию прекратить поддержку экстремистских боевиков в Сирии. «Саудиты сказали нам, что они будут рады послушать, — отметил упомянутый ранее советник Объединенного комитета, — и после этого все собрались в Вашингтоне, а Бреннан сказал им, что они должны теперь взаимодействовать с так называемыми умеренными. Смысл его послания состоял в следующем: если все в регионе прекратят поддерживать Джабхат ан-Нусру и ИГИЛ, то у них не будет в достаточном количестве боеприпасов и оружия, и тогда позиции умеренных значительно укрепятся». Это послание Бреннана было проигнорировано саудитами, которые, «вернувшись домой, увеличили поддержку экстремистов и попросили нас о расширении технической помощи, — отметил этот советник Объединенного комитета. — И мы сказали о’кей, и в результате получилось так, что мы, в конечном итоге, усилили поддержку экстремистов».

Однако на этом проблемы с саудитами не закончились: американская разведка накопила данные перехватов и агентурной разведки, которые свидетельствовали о том, что правительство Эрдогана уже в течение многих лет поддерживает Джабхат ан-Нусру, а теперь еще и оказывает помощь Исламскому государству. «С саудитами мы можем договориться, — сказал этот советник Объединенного комитета, — Мы можем решить вопрос с "Братьями-мусульманами". Мы можем сказать, что баланс в целом на Ближнем Востоке основывается на определенной форме взаимно обеспеченного уничтожения между Израилем и остальным Ближним Востоком, а Турция способна разрушить этот баланс — и об этом мечтает Эрдоган. Мы сказали ему: мы хотим, чтобы он перекрыл поток джихадистов, приезжающих в Турцию. Однако у него масштабные планы — восстановление Оттоманской империи, и он не понимал, насколько он может быть успешным в реализации своей мечты».

Одной из констант в американской политике после развала Советского Союза являются прямые контакты с военными в России. После 1991 года Соединенные Штаты потратили миллиарды долларов на то, чтобы помочь России обезопасить свой ядерный комплекс, в том числе была проведена тайная совместная операция по вывозу оружейного урана из небезопасного хранилища в Казахстане. Совместные программы по мониторингу за оружейными материалами продолжались в течение следующих двадцати лет. Во время военной операции Соединенных Штатов в Афганистане Россия предоставляла право пролета над своей территорией для американских грузовых самолетов и танкеров, а также обеспечивала прохождение грузов с оружием, боеприпасами, продуктами питания и воды, в которых американская военная машина нуждалась на каждодневной основе. Российские военные предоставляли информацию относительно возможного места нахождения бен Ладена, а также помогла Соединенным Штатам договориться с Киргизией относительно создание там военно-воздушной базы. Представители Объединенного комитета начальников штабов находятся в контакте со своими российскими коллегами в течение всей войны в Сирии, и подобные контакты между военными обеих стран начинаются с самого высокого уровня. В августе, за несколько недель до своей отставки с поста председателя Объединенного комитета начальников штабов, Демпси нанес прощальный визит в штаб-квартиру ирландских сил обороны в Дублине и сказал там, что во время нахождения в этой должности он считал для себя обязательным поддерживать контакт с начальником российского Генерального штаба генералом (армии) Валерием Герасимовым. «На самом деле, я предложил ему, чтобы мы закончили наши карьеры не так, как мы их начали», — сказал Демпси — один из них был командиром танка в Западной Германии, а другой — на востоке. Когда речь заходит о борьбе с Исламским государством, то Россия и Соединенные Штаты могут многое предложить друг другу. Многие лидеры, а также простые боевики Исламского государства более десяти лет воевали против России в двух чеченских войнах, начавшихся в 1994 году, а правительство Путина предпринимает значительные усилия в борьбе против исламского терроризма. «России известны лидеры Исламского государства, — отметил советник Объединенного комитета, — и русские хорошо осведомлены об их оперативных действиях, а также обладают значительным количеством разведывательной информации, которой они могут поделиться». В ответ, сказал он, «мы можем предложить великолепных инструкторов с многолетним опытом подготовки иностранных боевиков — такого опыта у России нет». Этот советник не захотел обсуждать то, чем, как принято считать, обладает американская разведка: возможность получать данные для целеуказания — часто за счет уплаты огромных денежных сумм — от источников среди повстанцев.

Бывший советник Белого дома по России сказал мне, что до 11 сентября 2001 года Путин «говорил нам: "У нас те же самые кошмары, но по поводу разных мест". Он имел в виду свои проблемы с халифатом в Чечне, а также наши проблемы на ранней стадии с "Аль-Каидой". В настоящее время, после катастрофы самолета авиакомпании Metrojet над Синаем и кровавой бойни в Париже, а также в других местах трудно не сделать вывод о том, что у нас, на самом деле, одни и те же кошмары по поводу одних и тех же мест».

Вместе с тем администрация Обамы продолжает осуждать Россию за поддержку Асада. Бывший высокопоставленный дипломат, работавший в Посольстве США в Москве, выразил сочувствие в отношении той дилеммы, с которой сталкивается Обама как лидер западной коалиции, осуждающий российскую агрессию против Украины: «Украины — это серьезный вопрос, и Обама проявляет в нем твердость и применяет санкции. Вместе с тем наша политика в отношении России слишком часто оказывается несфокусированной. Однако в Сирии речь идет не о нас. Речь идет об уверенности в том, что Башар не проиграет. Реальность такова, что Путин выступает против того, чтобы хаос в Сирии распространился на Иорданию или Ливан, как это произошло в случае с Ираком, и он против того, чтобы Сирия оказалась в итоге в руках ИГИЛ. Наиболее контрпродуктивным шагом со стороны Обамы — и это сильно повредило нашим усилиям, направленным на прекращение военных действий, — были следующие слова американского президента: «Асад должен уйти, и это исходное условие для переговоров». Он также подтвердил точку зрения, которой придерживаются некоторые люди в Пентагоне, когда намекнул относительно сопутствующего фактора, связанного с решением России начать 30 сентября удары с воздуха для поддержки сирийской армии: речь идет о желании Путина сделать так, чтобы Асад смог избежать судьбы Каддафи. Ему рассказали о том, что Путин три раза просмотрел видео о зверской гибели Каддафи, того видео, на котором показано, как ему вставляют штык в задний проход. Советник Объединенного комитета начальников штабов сказал мне также о том, что Путина поразила смерть Каддафи: «Путин обвинил себя в том, что произошло с Каддафи, в том, что он не занял сильную позицию за кулисами» в ООН, когда западная коалиция, активно работая в кулуарах, добивалась разрешения на нанесение авиаударов, которые в итоге и разрушили этот режим. «По мнению Путина, без его вмешательства Башара ожидала бы такая же судьба — его бы искалечили, — а союзники российского президента в Сирии были бы уничтожены».

В своей речи 22 ноября Обама заявил о том, что «главной целью» российских авиаударов «является умеренная оппозиция». И от этой линии администрация президента — вместе с большинством американских мейнстримовских средств массовой информации — редко отступает. Русские настаивают на том, то они наносят удары с воздуха по всем повстанческим группировкам, угрожающим стабильности Сирии, — в том числе по Исламскому государству. Кремлевский советник по Ближнему Востоку объяснил в интервью, что на первом этапе целью авиаударов было повышение безопасности вокруг российской авиабазы в Латакии, которая представляет собой оплот алавитов. По его словам, стратегической целью является установление свободного от джихадистов коридора от Дамаска до Латакии, а также российская военно-морская база в Тартусе, а после этого фокус бомбардировок будет постепенно смещен в сторону занимаемой Исламским государством территории. О российских авиаударах по целям ИГИЛ в Ракке и ее окрестностях сообщалось еще в начале октября; в ноябре были нанесены новые авиаудары по позициям ИГИЛ вблизи исторического города Пальмира, а также в провинции Идлип, которая представляет собой важный опорный пункт на границе с Турцией, за контроль над которым ведется ожесточенная борьба.

Вторжение российских самолетов в воздушное пространство Турции началось задолго до того, как Путин принял решение о начале бомбардировок, и российские военно-воздушные силы разместили там системы электронного подавления, которые создавали препятствия для работы турецких радаров. Вот какое послание, по мнению упоминавшегося уже советника Объединенного комитета начальников штабов, было таким образом направлено военно-воздушным силам Турции: «Наши истребители будут летать там, где мы захотим, и тогда, когда мы захотим, и мы будем подавлять работу ваших радаров. Не стоит с нами шутить». Путин дал туркам понять, против кого они действуют«. Российская агрессия вызывала протесты со стороны Турции и опровержения со стороны России, тогда как патрулирование на границе, осуществляемое турецкими военно-воздушными силами, стало еще более агрессивным. Однако серьезных инцидентов не было до 24 ноября — в тот день турецкий истребитель F-16, действовавший, судя по всему, на основании более жестких правил применения оружия, сбил российский самолет Су-24М, который находился в воздушном пространстве Турции не более 17 секунд. Спустя несколько дней после инцидента с российским самолетом Обама выразил поддержку Эрдогану, а после их частной встречи, состоявшейся 1 декабря, он сказал на пресс-конференции, что его администрация «продолжает придавать очень большое значение безопасности и суверенитету Турции». Он сказал, что пока Россия остается союзником Асада, «многие российские объекты будут служить мишенью для оппозиционных группировок…, которые мы поддерживаем… И поэтому я не думаю, что у нас должны быть какие-то иллюзии по поводу того, что Россия начнет наносить бомбовые удары только по целям ИГИЛ. В настоящее время этого не происходит. И никогда не происходило. И это не будет происходить в течение следующих нескольких недель».

Упомянутый кремлевский советник по Ближнему Востоку — как и Объединенный комитет начальников штабов и Разведывательное управление Министерства обороны — не признает «умеренными» поддерживаемые Обамой формирования, и считает их экстремистскими исламистскими группировками, ведущими борьбу вместе с Джабхат ан-Нусрой и ИГИЛ («Не нужно играть в слова: делить террористов на «умеренных» и «неумеренных», — сказал Путин в своей речи 22 октября). Американские генералы считают их обессиленными ополченцами, которые были вынуждены договариваться с Джабхат ан-Нусрой и ИГИЛ для того, чтобы выжить. В конце 2014 года Юрген Тоденхефер (Jürgen Todenhöfer), немецкий журналист, которому было разрешено провести десять дней на подконтрольной ИГИЛ территории в Ираке и в Сирии, сообщил в интервью телеканалу CNN о том, что руководство ИГИЛ «смеется над Свободной сирийской армией. Они не воспринимают этих людей серьезно. Они говорят: "Лучшие торговцы оружием — это люди из Свободной сирийской армии. Если они получают хорошее оружие, то они продают его нам". Они не воспринимали этих людей серьезно. Серьезно они относятся к Асаду. Серьезно они, конечно же, относятся к бомбам. Но они ничего не боятся, а Свободная сирийская армия не играет никакой роли».

Путинские бомбардировки стали причиной появления целого ряда антироссийских статей в американской прессе. 25 октября газета New York Times со ссылкой на сотрудников администрации Обамы сообщила о том, что российские подводные лодки и разведывательные корабли «агрессивно» действуют вблизи морских кабелей, по котором проходит основной поток мирового интернета — хотя, как было признано в самой статье, «пока нет данных» о каких-либо попытках со стороны России повлиять на трафик. За десять дней до этого газета New York Times опубликовала перечень вторжений России на территорию бывших советских сателлитов, а также назвала российские бомбардировки в Сирии «в некотором отношении возвращением к амбиционных военным шагам советского прошлого». В этой публикации не было сказано о том, что российская авиация действует в Сирии по приглашению правительства Асада, и в ней также ничего не говорилось о том, что продолжающиеся с сентября прошлого года бомбардировки американской авиации в Сирии проводятся без одобрения со стороны Сирии. В опубликованном в октябре в той же газете комментарии Майкла Макфола (Michael McFaul), посла Обамы в Москве в период с 2012 год по 2014 год, подчеркивается, что российские авиаудары направлены против «кого угодно, только не против Исламского государства». Количество антироссийских публикаций не сократилось после инцидента с самолетом авиакомпании Metrojet, ответственность за который взяло на себя Исламское государство. Мало кто в американской администрации и в средствах массовой информации задал себе вопрос о том, почему Исламское государство выбрало в качестве цели российский авиалайнер вместе с находившимися на его борту 224 пассажирами, если российская авиация наносит удары с воздуха только по позициям сирийских «умеренных».

Тем временем экономические санкции против России все еще действуют, а причиной этого, по мнению значительного количества американцев, являются военные преступления Путина на Украине. Кроме того, сохраняются санкции, введенные Министерством финансов США в отношении Сирии, а также против тех американцев, которые занимаются там бизнесом. В опубликованной в конце ноября в газете New York Times статье о санкциях вновь можно встретить старое и безосновательное утверждение о том, что действия Министерства финансов «подчеркивают определенный аргумент в отношении Асада и пытаются заставить Россию отказаться от его поддержки и что, несмотря на утверждение Асада о том, что он воюет против исламских фундаменталистов, у него симбиотические отношения с Исламским государством, позволяющие ему процветать, а самому сирийскому президенту держатся за власть».

Четыре ключевых элемента политики Обамы в отношении Сирии продолжают и сегодня оставаться без изменений: требование о том, что Асад должен уйти; никакая коалиция против ИГИЛ невозможна вместе с Россией; Турция является верным союзником в войне против терроризма; и, на самом деле, существует умеренные оппозиционные силы, которые Соединенные Штаты могут поддерживать. Теракт в Париже, в результате которого погибли 130 человек, не изменил публичной позиции Белого дома, хотя многие европейские лидеры, включая Франсуа Олланда, выступают за более тесное сотрудничество с Россией и соглашаются более тесно координировать свои усилия и российскими военно-воздушными силами; имели место также разговоры о необходимости проявлять большую гибкость относительно временного графика отказа Асада от власти. 24 ноября Олланд прилетел в Вашингтон для обсуждения вопроса о том, как Франция и Соединенные Штаты могут более тесно взаимодействовать в борьбе против Исламского государства. На совместной пресс-конференции в Белом доме Обама сообщил следующее: он и Олланд согласились с тем, что «российские удары против умеренной оппозиции лишь укрепляют режим Асада, жестокость которого и способствовала созданию» Исламского государства. Олланд не стал заходить так далеко, однако он сказал, что дипломатический процесс в Вене «приведет к уходу Башара Асада и что необходимо создать правительство национального согласия». На этой пресс-конференции ничего не было сказано о значительно более важном тупике между этими двумя политиками по вопросу об Эрдогане. Обама защищал право Турции на охрану своих границ; Олланд отметил, что Турции необходимо «в срочном порядке» предпринять действия, направленные против террористов. Советник Объединенного комитета начальников штабов сказал мне, что одной из главных целей Олланда было попытаться убедить Обаму присоединиться к Евросоюзу и сделать совместное заявление по поводу войны против Исламского государства. Обама ответил отказом. Европейцы специально не обратились к НАТО — Турция является членом этого альянса — относительно подобной декларации. «Турция является проблемой», — подчеркнул этот советник Объединенного комитета начальников штабов.

Асад, естественно, не согласен с тем, что какая-то группа лидеров должна решать вопрос о его будущем. Имад Мустафа (Imad Moustapha), который сегодня является сирийским послом в Китае, ранее был деканом факультета ИТ Дамасского университета, а также близким помощником Асада, а затем был назначен послом Сирии в Соединенных Штатах, где он проработал семь лето. Как говорят, Мустафа продолжает оставаться близким к Асаду человеком, и можно верить тому, что он отражает точку зрения своего президента. Он сказал мне, что для Асада оставить власть означало бы капитулировать перед «вооруженными террористическими группировками» и что его министры в правительстве национального единства — как это предлагается европейцами — будет считать себя обязанными тем иностранным силам, которые их назначат. Эти силы могут напомнить новому президенту о том, что «они с легкостью способны заменить его, как они сделали это с его предшественником… Асад находится у власти по воле народа: он не может уйти только потому, что исторические враги Сирии требуют его отставки».

Мустафа также затронул вопрос о Китае, союзнике Асада, который, как говорят, пообещал предоставить более 30 миллиардов долларов на послевоенное восстановление в Сирии. Китай также проявляет беспокойство по поводу Исламского государства. «Китай рассматривает сирийский кризис с трех точек зрения, — сказал он. — Для него важными факторами являются международное право и легитимность; глобальное стратегическое позиционирование, а также деятельность джихадистских уйгурских группировок в провинции Синьцзян на дальнем западе Китая. Синьцзян граничит с восемью государствами — с Монголией, Россией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Афганистаном, Пакистаном и Индией — и, с точки зрения Китая, эта провинция выполняет функцию канала для распространения терроризма во всем мире, в том числе в Китае. Многие уйгурские боевики, находящиеся в настоящее время в Сирии, являются членами Исламского движения Восточного Туркестана — ориентированной на насилие сепаратистской организации, целью которой является создание исламского уйгурского государства в Синьцзяне. «Тот факт, что турецкая разведка помогает им добраться до Сирии через Турцию, вызывает огромную напряженность в отношениях между китайской и турецкой разведками, — отметил Мустафа. — Китай обеспокоен тем, что роль Турции в поддержке уйгурских боевиков может быть расширена в будущем, а Турция начнет реализовывать турецкую повестку в Синьцзяне. Мы уже предоставляем китайской разведке информацию относительно этих террористов, а также о том, каким образом они попадают в Сирию».

Озабоченность Мустафы нашла свой отзвук в позиции одного вашингтонского аналитика в области внешней политики, который внимательно наблюдает за передвижением джихадистов через Турцию в Сирию. Этот аналитик, к мнению которого обычно прислушиваются высокопоставленные правительственные чиновники, сказал мне: «Эрдоган доставляет уйгуров в Сирию по специальным маршрутам, тогда как его правительство проводит агитацию в поддержку их борьбы в Китае. Уйгурские и бирманские террористы, скрывающиеся в Таиланде, каким-то образом получают турецкие паспорта, после чего их самолетами доставляют в Турцию, а затем в Сирию». Он также рассказал о существовании еще одной «крысиной тропы» для уйгуров — по существующим оценкам, общее количество перевезенных на ней уйгуров может составить от нескольких сотен до нескольких тысяч, — она ведет из Китая в Казахстан, затем в Турцию, а потом уже в находящуюся под контролем ИГИЛ территорию Сирии. «Американская разведка, — отметил он, — не получает хорошую информацию об этой активности, поскольку эти инсайдеры не довольны проводимой политикой и не разговаривают с ними». По его словам, «нет уверенности» в том, что чиновники, ответственные за формулирование политики в отношении Сирии в Госдепартаменте и Белом доме, это понимают. По оценке октябрьского номера еженедельника IHS-Jane’s Defence Weekly, с 2013 года в Турцию приехали пять тысяч потенциальных боевиков из числа уйгуров, и примерно две тысячи из них перебрались в Сирию. Мустафа сказал, что, по его информации, в настоящее в Сирии находятся «около 860 уйгурских боевиков».

Растущая озабоченность Китая относительно уйгурской проблемы, а также ее связь с Сирией и Исламским государством находятся в центре внимания Кристины Лин (Christina Lin). Она является ученым и десять лет назад она занималась Китаем, работая в Пентагоне при Дональде Рамсфельде. «Я выросла на Тайване и пришла в Пентагон как критик Китая, — сказала мне Лин. — Я занималась демонизацией китайцев и представляла их как людей идеологизированных и далеких от совершенства. Однако с годами я видела, как они начали открываться и развиваться, и тогда я стала менять свои оценки. Я рассматриваю Китай как потенциального партнера в противостоянии различным глобальным вызовам, особенно на Ближнем Востоке. Существует много мест — Сирия одно из них, — где Соединенные Штаты и Китай могут сотрудничать при решении вопросов, относящихся к безопасности и противодействию терроризму». Несколько недель назад Китай и Индия, бывшие врагами во время холодной войны, и ненавидевшие, по ее словам, друг друга больше, чем Соединенные Штаты, провели серию контртеррористических учений. Сегодня и Китай, и Россия хотят сотрудничать с Соединенными Штатами по вопросам борьбы с терроризмом". По мнению Китая, уйгурские боевики, добравшиеся до Сирии, проходят под руководством Исламского государства подготовку по технике выживания, и делается это для того, чтобы помочь им тайно вернуться в материковый Китай для организации там в последующем терактов, отмечает Лин. "Если Асад потерпит неудачу, — отметила Лин в опубликованной в сентябре статье, — «то джихадистские боевики из российской Чечни, из китайской провинции Синьцзян и индийского Кашмира обратят свои взоры на домашний фронт для продолжения джихада, а поддержку им будет оказывать обладающая хорошим обеспечением сирийская оперативная база, расположенная в самом центре Ближнего Востока».

Генерпал Демпси и его коллеги из Объединенного комитета начальников штабов не афишировали свое несогласие по бюрократическим каналам и сохранили свои посты. Однако генералу Майклу Флинну сделать это не удалось. «Флинн навлек на себя гнев Белого дома, поскольку он настаивал на том, чтобы говорить правду о Сирии, — подчеркнул Патрик Лэнг (Patrick Lang), отставной армейский полковник, проработавший почти десять лет в качестве старшего офицера гражданской разведки Разведывательного управления Министерства обороны. «Он думал, что правда лучше всего, и за это они его выгнали. Он не хотел молчать». Флинн сказал мне, что его проблемы выходили за рамки Сирии. «Я перетряхнул многое в Разведывательном управлении — и занимался серьезными делами, а не разного рода пустяками. Это была радикальная реформа. Я понимал, что гражданское руководство не хочет услышать правду. Я пострадал за это, но с этим у меня все в порядке». В своем недавнем интервью журналу Der Spiegel, Флинн прямо высказался об участии России в войне в Сирии: «Мы должны конструктивно работать с Россией. Нравится нам это или нет, Россия приняла решения присутствовать там и предпринять действия военного характера. Русские уже там, и это радикальным образом изменило всю динамику. Поэтому нельзя сказать, что Россия плохая и что русские должны вернуться домой. Этого не произойдет. Надо трезво смотреть на вещи».

Мало кто в Конгрессе США разделяет подобную точку зрения. Одним из исключений является Тулси Габбард (Tulsi Gabbard) — она демократ из штата Гавайи и член Комитета по делам вооруженных сил Палаты представителей, два раза она служила на Ближнем Востоке в качестве майора Национальной гвардии сухопутных войск. В интервью телекомпании CNN в октябре она сказала: «Соединенные Штаты и ЦРУ должны прекратить это незаконную и контрпродуктивную войну с целью свержения правительства Асада в Сирии, и вместо этого следует сосредоточить усилия на борьбе против исламистских экстремистских группировок».

«А вас не беспокоит то, что режим Асада является жестоким, он убил, по меньшей мере, 200 тысяч или даже 300 тысяч своих собственных людей?» спросил ее корреспондент.

«Те вещи, которые именно сейчас говорятся об Асаде — это то же самое, что говорилось раньше о Каддафи, это те же самые вещи, которые говорились о Саддаме Хусейне теми людьми, которые призывали Соединенные Штаты… свергнуть эти режимы… Если это случится здесь, в Сирии, то мы окажемся в ситуации намного более неприятной — преследования представителей религиозных меньшинств и христиан в Сирии будут более жесткими, а наши враги станут сильнее», — сказала она.

«То есть вы считаете, что российское военное участие в воздухе и иранское на земле — все это, на самом деле, идет на пользу Соединенным Штатам?» спросил корреспондент.

«Их действия направлены на то, чтобы победить нашего общего врага», — ответила Габбард.

Габбард позднее сказала мне, что многие ее коллеги в Конгрессе — демократы и республиканцы — в частном порядке благодарят ее за ее откровенные высказывания. «Есть много людей среди широкой общественности и даже в Конгрессе, которые нуждаются в том, чтобы им ясно объяснили эти вещи, — сказала Габбард. — Однако это сложно сделать, когда вокруг так много обмана. Правда не выходит на поверхность». Для политика это необычно — бросать прямой вызов внешней политике своей партии, да еще делать это публично. Для людей посвященных, имеющих доступ к секретной информации, подобного рода открытые и критические выступления могут означать конец карьеры. Информированное несогласие может быть передано с помощью доверительных отношений между журналистом и людьми посвященными, инсайдерами, однако почти всегда это происходит без прямых ссылок. Однако инакомыслие существует. Давно работающий консультант Объединенного командования спецопераций не смог скрыть своего презрения, когда я спросил его относительно его взглядов по поводу политики Соединенных Штатов в отношении Сирии. «Решение сирийской проблемы находятся прямо перед нашим носом, — сказал он. — Главной угрозой для нас является ИГИЛ, и все мы — Соединенные Штаты, Россия и Китай — должны работать вместе. Башар останется на своем посту, а после того, как ситуация в стране стабилизируется, будут проведены выборы. Другого варианта нет».

Непрямой путь военных к Асаду перестал существовать после отставки Демпси в сентябре. В июле, за два месяца до вступления в должность, его преемник на посту главы Объединенного комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд (Joseph Dunford), давал показания перед членами сенатского Комитета по делам вооружений. «Если вы хотите говорить о нации, которая может представлять смертельную опасность для Соединенных Штатов, то я должен буду указать на Россию, — сказал Данфорд. — Если вы посмотрите не ее поведение, то оно не может не вызывать тревогу». В октябре Данфорд, уже как глава Объединенного комитета, осудил российские бомбардировки в Сирии, и, выступая перед тем же комитетом, он заявил, что Россия «не ведет борьбу» против ИГИЛ. Америка, сказал он, должна «работать с турецкими партнерами для обеспечения безопасности северных границ Сирии», а также «делать все возможное для того, чтобы проверенная сирийская оппозиция — то есть, «умеренные» — могли бороться с экстремистами.

Обама в настоящее время имеет более уступчивый Пентагон. Больше не будет косвенных вызовов со стороны военного руководства в отношении его политики, основанной на презрительном отношении к Асаду и поддержке Эрдогана. Демпси и его коллеги продолжают оставаться озадаченными продолжающейся публичной защитой Эрдогана со стороны американского президента, хотя американское разведывательное сообщество имеет против него весьма веские аргументы. Их удивляет также то, что Обама в частном порядке это признает. "Мы знаем, что мы делаем с радикалами в Сирии, — сказал президент главе разведывательной службы Эрдогана в ходе напряженной встречи в Белом доме (об этом я уже рассказал 17 апреля 2014 года на страницах London Review of Books). Объединенный комитет начальников штабов и Разведывательное управление Министерства обороны постоянно информировали руководство в Вашингтоне о угрозе со стороны джихадистов в Сирии, а также о Турции, которая их поддерживает. К этому посланию никто так и не прислушался. Но почему бы не сделать этого?

ЗЫ: Обама - сука черножопая.

_________________
«Не говорите, если это не изменит тишину к лучшему» Китайская поговорка

  Профиль  
  
    
#53  Сообщение 03.01.16, 13:21  
Завсегдатай

Регистрация: 30.09.2014
Сообщения: 3512
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 19 раз.
Друг еврей сказал мол, СССР правильно делал, всё религиозное нах. Он видит только такой выход из ситуации на ближнем востоке, и то не уверен. Там пиздeцт говорит.

  Профиль  
  
    
#54  Сообщение 03.01.16, 16:35  
Прохожий

Регистрация: 23.08.2014
Сообщения: 385
Благодарил (а): 2 раз.
Поблагодарили: 1 раз.
А тем временем...
Ракетный крейсер "Варяг" (флагманский корабль Тихоокеанского флота) в ходе выполнения задач боевой службы прошел Суэцкий канал и вышел в Средиземное море. Дополнительно к "Москве" или на замену?

РИА Новости http://ria.ru/defense_safety/2 ... BrOXF

  Профиль  
  
    
#55  Сообщение 03.01.16, 16:42  
Завсегдатай

Регистрация: 19.08.2014
Сообщения: 3684
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 46 раз.
Медвежуть
Цитата:
Уважаемые коллеги,

Поскольку пост про Сирию неожидано вызвал большой интерес , я решил сделать второй материал по теме, в котором ответить на некоторые вопросы, возникшие у читателей. Еще раз подчеркну, что пишу с позиций человека, без энтузиазма относящегося к нашему «вползанию» в конфликт. Но, увы, с пониманием, что, вероятно, другие варианты были еще хуже.

Как обычно по пунктам. Сорри, что получилось много.

1. Любая страна, - это, прежде всего, история и география (в том числе, и т.н. «внешняя логистика»). Сирия страна уникальная и с первой, и со второй точки зрения. Для нас, пока мы не начнем ездить туда, как на курорты Турции (а я верю в эту перспективу – там вообще климат прекрасный и море чистое), важна именно «внешняя логистика». Сирия это «пробка», которая «закрывает» регион. В чем это выражается? Ну, например, в том, что при плохих отношениях между Сирией и Турцией (тем более, при «постреливании») ни одна крупная страховая компания не застрахует ни один газо- или нефтепровод, который пройдет по территории Турции. И таких примеров можно привести десятки. И контролировать эту пробку лучшего всего именно нам. Иранцы, - ребята, конечно, хорошие, но…. А вообще, - присутствие в Сирии, - это для нас вообще-то ключ к долгосрочным партнерским отношениям с Ираном. И одно это (вспомним наши страхи относительно действий Ирана после снятия санкций, не так ли?) является фактором, который делает операцию оправданной. И это, - не говоря о том, что НАТО в Восточном Средиземноморье впервые с 1984 года, когда мы по инициативе Ю.Андропова начали на Ближнем Востоке «сливаться», почувствует себя неуютно.

2. В Сирии очень важны детали. И, прежде всего, когда мы говорим по вопросу, кто против кого. Там все слишком сложно, чтобы втискивать картину в модель «шииты против суннитов». Люди, которые это делают, упиваясь цифрами 85 на 15% (кстати, некорректными совершенно), не удосужились прочитать хотя бы пару книг и «познать радость печатного слова» (БГ). А тут надо смотреть очень тщательно.

Конечно, кое-кто про друзов упоминает. Хотя и редко, но эта очень боеспособная и жестко антиисламистская община попадает в «геополитические» обзоры. Я считаю, что величайшей ошибкой Асада-младшего было то, что он поссорился с ливанскими друзами и непосредственно с семьей Джумблатов.

Но, вот, про то, что значительная часть сирийской элиты, - марониты, т.е. близкие к католикам христиане, это редко, где можно увидеть. А они, не менее друзов, являются боеспособной проасадовской общиной, которой, естественно, «нечего терять». И, кстати, составляют большую долю офицерства (существенно увеличившеюся после того, как часть суннитского офицерства от Асада сбежала).

И таких деталей в Сирии много. В том числе, и в том, что касается суннитов, которые там «разные» и с разными религиозными и историческими связями и интересами.

3. Например, забывают палестинцев. А, ведь, в Сирии по разным оценкам до конфликта было от 400 до 700 тысяч палестинских беженцев. И первые масштабные вооруженные столкновения стали происходить именно в лагерях палестинских беженцев в районе «Большого Дамаска». Там и правда ситуация была жуткая. И невнимание к этим районам, восприятие палестинцев как людей «третьего сорта» тоже было колоссальной ошибкой Асада-младшего, который понадеялся на чувство благодарности беженцев к своему отцу, который их приютил, кормил и защищал. Но выросло поколение, целое поколение, которое ничего, кроме лагерей беженцев не видело. А саудовские фонды из этих лагерей не вылезали. И именно палестинцы были основой вооруженных отрядов «светской оппозиции» в 2011-2013 годах. Потом они – особенно, после жесточайших боев вокруг Дамаска и Алеппо в августе и сентябре 2012 года – цинично говоря, «кончились». Собственно, тогда и системно в оппозиции и начала брать верховенство именно салафитская часть оппозиции.

4. Любая гражданская война, - это, прежде всего, экономика и логистика. «Привходящие» факторы (интервенция, например) имеют вспомогательный характер. С точки зрения логистики, Сирия страна довольно «прозрачная». В ней можно не контролировать территорию, а контролировать транспортные коридоры и несколько десятков перекрестков (кстати, посмотрите на карту и вы сразу поймете, что ценность Пальмиры далеко не только в статуях). Интересующимся рекомендую прочитать про нашу отечественную Гражданскую войну, про период «эшелонной войны». Когда главным было – первыми въехать на станцию и захватить колонку с водяным насосом. Поверьте, все очень похоже в гражданских войнах везде, а в Сирии, - особенно. Идет борьба за перекрестки, селения с колодцами, зданиями и т.д

Только в Сирии есть одна особенность. Я ее специально уточнил с момента первого обзора. Вот, к примеру, в Ливии, где я бывал, кое-где по пустыне ездить можно. Даже на колесной технике. Плохо, но можно. Там пустыня относительно каменистая. В Сирии, в восточной и северо-восточной ее части это почти невозможно, я имею в виду в больших масштабах (конечно, 1-2 джипа всегда пройдут, хотя и медленно). Там дороги двойне важны.

С этой точки зрения салафиты (игил, нусра и прочие….) вели в последние полтора года совершенно правильную, но именно гражданскую войну. Вообще, - молодцы. Грамотно себя вели. Особенно – ИГИЛ. Они растекались по коммуникациям, что отчетливо видно по карте. Поэтому, успех или неуспех будет определяться тем, насколько асадовцам (при военной поддержке наших) удастся отбивать «перекрестки» и расчленять территориально силы оппозиции, не давать подвозить грузы, вывозить раненых.

Экономика сирийской войны, - еще проще. Это нефть и все, что связано с ее транспортировкой, перекачкой и нелегальной торговлей. Производство нефтепродуктов тоже есть, но, думаю, для «личных нужд». Но тут мы должны помнить одно непростое обстоятельство: эта система формировалась несколько лет и туда вписаны ОЧЕНЬ большие силы и люди. Потому, что в современном мире очень ценится та нефть, за которую можно расплатиться налом, минуя банки (даже американские – «аудиторский след», увы, доступен в современном мире очень многим). Поэтому, в сохранении этой экономической базы будут заинтересованы очень многие. Обратите внимание, что за год бомбежек ИГИЛ американцам никто не делал ничего, чтобы подорвать нефтедобычу. Вот, совсем ничего, даже когда в Ираке их совсем приперло.

Собственно, я охотно верю той информации (хотя она, конечно, «меченая»), что наши во второй заход накрыли в бункер, где собрались местные «паханы», который «терли» за доходы от нефте-перерабатыващего завода. А в третий, - колонну бензовозов. И именно тогда начался вселенский «вой» и угрозы со стороны западников. Посмотрите хронологию, не поленитесь.

5. Конечно, формальные цифры численности оппозиции впечатляют. Но, как в каждой гражданской войне, они – особенно у оппозиции – делятся на «профи», «пехоту» и «массовку». «Массовка», как правило, за пределами своих родных мест не воюет, а при захвате местности противником в значительной мере «растворяется» в толпе». Для того чтобы содержать «пехоту» (показательно, что там много пакистанцев – на заработки приехали люди) нужны деньги. Соответственно, важнейшим становится пункт о подрыве экономической базы. «Профи», конечно, опасны, но они, как правило, не местные и политически мотивированы. И предпочтут «джихадить» там, где больше «шуму» при минимуме риска для себя. На Сирии свет клином у них не сошелся. Мне кажется, таким местом скоро может стать Афганистан. Посему, при правильном «включении мозгов» наземная помощь может асадовцам быть весьма ограниченной, но вполне эффективной. Особенно, если не будет повторяться глупость с попыткой «контроля территории». И особенно, если будет вестись целенаправленная работа по «расчленению» оппозиции. Асад ее вести, естественно, не может. Но мы (даже если на первый план будут выдвигаться казахи – кстати, спасибо им за помощь надо сказать, а не ревниво зыркать) вполне можем этим заняться. Кстати, одной из фигур в оппозиции является человек по имени Мухаммад Фарис. Генерал, уроженец Алеппо, что во многом определило его принадлежность к оппозиции. Это город, в котором каждый камень имеет антиасадовские настроения. Вообще-то это первый и единственный сирийский космонавт и летал он, как вы догадываетесь, не на шаттле. И таких деятелей там вполне хватает….

6. Иранцы….. Да, базу под Хамой они строили. И почти построили. И как логистический фактор, - это знатный актив. Да «Хезболла» (хотя я, как человек еще в 1987 году написавшей по ней курсовую работу и с тех пор следивший за ее творчеством, хочу сказать, что там есть определенная автономность от иранцев и собственные амбиции) границу с Ливаном пытается обеспечивать. И получается относительно неплохо. Да, спецназ иранцы, наверное, подбросят к главным событиям. Но главная ставка у иранцев сейчас Ирак. И, кстати, видимо, все же Бахрейн. И пока там они не оторвут те куски, которые хотят, рассчитывать на «живые волны» как в войне с Ираком они делали, не приходится. Да и не нужно это…… Нам еще с Биби (Бенджамином Натаньяху) и его преемниками договариваться. Тут уж лучше как-то самим.

7. Оперативное искусство. Проблема асадовцев заключалась в том, что они допустили не только перехват важнейших коммуникаций, но и возникновение внутри контролируемых территорий неких «котлов» (наиболее значимый из которых – «растанский»), которые высасывали из и без того небезграничного военного потенциала Асада очень серьезные силы (и не самые худшие по качеству). Сдерживать котел, особенно, не в пустыне, а относительно урбанизированном и инфраструктурно обеспеченном районе, - дело затратное и хлопотное. Ликвидация хотя бы части этих «котлов» (того же «растанского» и «хомского» - собственно, мы этим с воздуха сейчас отчасти занимаемся), зачистка вокруг Алеппо, примораживание Южного Фронта и, в идеале, возвращение под контроль «пальмирского перекрестка», создадут совершенно новую картину на фронтах. Нет, это, конечно, победоносно войну не завершит. Повторюсь, я сугубый скептик. Но это создаст условия для «а поговорить….».

8. Почему я не написал про Китай? Потому, что я его не вижу. Как говорилось в замечательном фильме «Горячий снег», «верю в то, что вижу». А я не вижу, ни китайского авианосца, ни китайской атомной подводной лодки (у них с этим вообще большие проблемы, кстати), ни легионов «китайских зольдат» (не мое, – Андрея Моченова). Все это пока большой «геополитический» треп. Появятся, - поговорим.

Мое мнение – не появятся. Китай слишком зависим от США, чтобы рисковать в неприоритетном регионе, особенно после того, как американцы играючи – поверьте, играючи - обвалили китайский фондовый рынок. Китай не рискнул втянуться в историю вокруг Йемена, хотя для этого были все возможности и остров Сокотра манил своей геополитической ценностью.

Китай, скорее, прикрываясь нашей активностью, будет продолжать заползать в Африку, благо у американцев ресурсов ему активно противодействовать будет, как я подозреваю, существенно меньше.

А вообще…. Вот, просто подумайте: каждый из нас запросто выдаст 1-2-3 цитаты из китайской военной философии. Знатоки сходу приведут десятки цитат Сунь Цзу и И Дзы. А теперь, - правильный вопрос: какую последнюю войну выиграл вооруженный этим сокровенным знанием и многотысячелетней военной традицией Китай?

9. Временные параметры также очень понятны. Они определяются не только политикой, но и климатом. Необходимо подорвать логистический, экономический и управленческий потенциал исламистов/антиасадовцев (нет, разница, конечно, есть, но не в военном смысле слова; к тому же, у них очень схожая экономическая база, т.е. мочить придется всех, кто не заявит о «нейтралитете» вовремя) до середины ноября. Потом декабрь – февраль надо будет выдержать «генеральное наступление» оппозиции. Тут главное, его оттянуть, как можно ближе к Новому Году и эта задача вполне решаема имеющимися силами. И нашими, и Асада. Потом, в феврале-апреле начинает дуть «хамсин», - сильный ветер с пылью и воевать в таких условиях можно лишь очень условно, даже с современной авиацией. На земле воевать массами почти невозможно. Только очень профессиональные ДРГ. С соответствующей экипировкой и вооружением. Тут, в период "хамсина", думаю, начнется какой-то «диалог с оппозицией», «мирные процессы» и все такое. Вопрос в том, в какой состоянии к этому подойдет Асад. Должны дозреть обе стороны.

10. Я бы не исключил, что одним из решающих факторов будет вопрос о том, появится ли некая «конструктивная суннитская исламская оппозиция». Не светская, а именно исламская, но не замешанная в отрезании голов. Ну, или не столь сильно замазанная. Там вообще-то все «не эльфы». С которой можно будет хотя бы имитировать «национальное примирение» и реинтеграцию.

Вот, как-то так. Но я, конечно, могу и ошибаться. У меня у самого в мозаике нет пары-тройки кубиков. Посему продолжаю изучать информационный поток и "матчасть". И вам советую.

Но больше про Сирию писать не буду.

По крайней мере до декабря.

https://www.facebook.com/dmitr ... 30485

Пропагандон, болтун и хвастун, своей, якобы компетентностью. Одним словом "профессор ВШЭ", атироссийская шлюха.

  Профиль  
  
    
#56  Сообщение 04.01.16, 22:06  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 23.08.2014
Сообщения: 5130
Благодарил (а): 2857 раз.
Поблагодарили: 182 раз.
Россия
Изображение

  Профиль  
  
    
#57  Сообщение 04.01.16, 23:05  
Старейшина

Регистрация: 05.09.2014
Сообщения: 15071
Благодарил (а): 12 раз.
Поблагодарили: 388 раз.
Цитата:
8. А Сирия – вполне стоящий геополитический актив, за который стоит побороться, если уж все равно втягивания в конфликт не избежать. Кстати, в перспективе прекрасный курорт и страна с великолепными традициями в легкой, пищевой промышленности. Это неплохой союзник.

Дегенерат какой-то писал.

Во-первых, этот "неплохой союзник" ничего хорошего для России не сделал. От слова "абсолютно".

Во-вторых, кадры оттуда напоминают Сталинград 42-го года, Асада поддерживает меньшая часть населения, межрелигиозная и межконфессиональная резня будет продолжаться и чтобы рассуждать о "прекрасных курортах" надо быть совсем уж упоротым оптимистом - какой мудак туда поедет отдыхать, если даже Египет с Турцией запретили, оазисы спокойствия по сравнению с Сирией.

_________________
Но иногда я блин понимаю почему правосеки так эту мразь даунбасскую прессуют. (c) Sunburn

  Профиль  
  
    
#58  Сообщение 04.01.16, 23:07  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 23.08.2014
Сообщения: 5130
Благодарил (а): 2857 раз.
Поблагодарили: 182 раз.
Россия
Изображение

  Профиль  
  
    
#59  Сообщение 05.01.16, 03:19  
Старожил
Аватара пользователя

Регистрация: 23.08.2014
Сообщения: 5130
Благодарил (а): 2857 раз.
Поблагодарили: 182 раз.
Россия
Изображение

  Профиль  
  
    
#60  Сообщение 05.01.16, 03:59  
Завсегдатай

Регистрация: 18.08.2014
Сообщения: 3574
Откуда: от верблюда
Благодарил (а): 8 раз.
Поблагодарили: 122 раз.
Vatican City State
Игорь писал(а):
Цитата:
8. А Сирия – вполне стоящий геополитический актив, за который стоит побороться, если уж все равно втягивания в конфликт не избежать. Кстати, в перспективе прекрасный курорт и страна с великолепными традициями в легкой, пищевой промышленности. Это неплохой союзник.

Дегенерат какой-то писал.

Во-первых, этот "неплохой союзник" ничего хорошего для России не сделал. От слова "абсолютно".

Во-вторых, кадры оттуда напоминают Сталинград 42-го года, Асада поддерживает меньшая часть населения, межрелигиозная и межконфессиональная резня будет продолжаться и чтобы рассуждать о "прекрасных курортах" надо быть совсем уж упоротым оптимистом - какой мудак туда поедет отдыхать, если даже Египет с Турцией запретили, оазисы спокойствия по сравнению с Сирией.

Господи, ну какая чушь!

Ассада поддерживают около 80% населения, иначе бы ему давно была крышка. Там население в основном живет в полосе Халеб-Дамаск и по берегу.

К русским отношение очень хорошее было и раньше, а сейчас вообще зашкаливает. Примерно треть населения - христиане плюс друзы, остальные - очень умеренные мусульмане, в основном шииты. Межконфессиональный конфликт принесен извне, и сами сирийцы это подтверждают.
Еда хорошая, много свежих фруктов, особенно гранатов и свежевыжатого сока.
Туристский потенциал у страны исключительный - колыбель цивилизации, и исторические памятники повсеместно от Авраама до крестоносцев и Салах-ад-Дина, плюс прекрасный берег моря.
Страна еще и очень дешевая, плюс для русских безвизовый въезд через аэропорт в Дамаске. Также оттуда можно заехать и в Ливан (из Дамаска такси и маршрутки) - очень интересно, или вот в Иорданию (Петра).

Конечно прямо сейчас это не место для отдыха, но войны кончаются, а люди остаются. И надо думать наперед.

Насчет же союзника - это всегда была надежная база флота на Средиземном море, и в то время когда Насер вертел задом то туда то сюда, семья Ассадов всегда была верна договорам.

Египет с Турцией не запрещали, запретили чартеры и турагентов "олнклюзив", а самому взять билет и забронировать отель никто не мешает. НО вот как раз в Турцию я бы сейчас и не советовал. Уж больно много там сейчас "гостей" из "сирийской оппозиции".

  Профиль  
  
    
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 60 ]  Стрaница Пред.  1, 2, 3



   Похожие темы   Автор   Ответы   Последнее сообщение 
В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Новый флаг ребелов в Сирии.

kubanets

2

01.12.16, 12:30

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Эрдоган объявил войну России

Ворчун

80

30.11.16, 23:05

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Неплохая аналитика от Ищенко.

Bertals

1

28.11.16, 17:37

В этой теме нет новых непрочитанных сообщений. Крейсер "Адмирал Кузнецов" впервые подключился к боям в Сирии

bootini

25

16.11.16, 01:28



Рейтинг@Mail.ru яндекс.ћетрика

[ Time : 1.075s | 18 Queries | GZIP : On ]